Симеон или Дмитрий?

№ 2008 / 31, 23.02.2015

Сибирская земля полна загадок. Что само по себе кажется вполне естественным. Ведь сюда испокон веков ссылали провинившихся людей Российской империи. Впрочем, как открывают нам архивные источники, некоторые и сами по доброй воле шли сюда, опасаясь жестоких нравов, царивших во властных кругах.
Есть версия, например, что известный сибирский святой – Симеон Верхотурский был ни кем иным, как чудесно спасшимся отроком Ивана Грозного и Марии Нагой – Дмитрием, будто бы, зная о жестоких планах Годунова, царица подменила сына похожим ребёнком. И после известной трагедии в Угличе в 1591 году настоящий царевич навсегда покинул Московию. Впрочем, не он один. Колокол, который известил о преступлении, тоже был по-своему наказан, ему отрезали язык и волоком приволокли в Тобольск. Те императоры, которые во время путешествия по Сибири в него ударяли, трагически погибли от рук народовольцев. Исторический факт.
О том, как праведный Симеон появился в Сибири, архивные источники говорят так: «Году в 1620 от Рождества Христова, верстах в пятидесяти от Верхотурья – крепости на Государевой Бабиновской дороге, поставил Меркуша Федотов избу. За пять лет из одной избы Меркушина выросла деревня в десятка полтора дворов.
В то время прибавился в поселении ещё один житель, именем Симеон. В «Житие» читаем следующее: «Избегая несродных его душе смут и треволнений, которыми обуревалась тогда русская земля, праведный Симеон решил покинуть свою родину, почести и богатство и удалиться в места более уединённые». Новый поселенец пашни под посев не готовил, лес на избу не рубил, работать на пристань не ходил. А вот в храме Божьем, что стоял на погосте, бывал повседневно и прилежно. Оказывал ближним чрезвычайное послушание и любовь. Жил он ловлей рыбы и шитьём шуб для крестьян и всегда старался «питать других от трудов своих».
Был пришелец знатного рода, в грамоте горазд, но с «раннего возраста почувствовал отвращение от житейских благ, начал стремиться к богомыслию и душеполезным подвигам». Также узнаём, что скрывал Симеон своё истинное происхождение как мог, а на имя Симеон не всегда отзывался, стало быть, не родное? В то же время шил на диво искусно, такого шитья меркушинцы не видали раньше. Параллельно, в скупых архивных источниках мы находим, что отрок Ивана Грозного – Дмитрий был воспитан в монашеском духе и «прилежен к рукоделию», поскольку «здоровьем слаб».
Праведный Симеон преставился в тридцать с небольшим лет из-за общего болезненного состояния, как сейчас сказали бы, и был погребён у церкви Архистратига Михаила.
Недолгая чистая жизнь его послужила примером для благочестивых христиан. А через пятьдесят лет после смерти праведника в 1692 году его гроб стал «восходить от земли», а останки обнаружены нетленными. Рядом забил родник. К нему потянулись паломники, и началась череда исцелений. Особенно благоволил Симеон к страждущим болезнями ног, почти все они получали исцеление. Вскоре его мощи торжественным ходом были перенесены из села Меркушино – в Верхотурье, где покоятся и ныне. И приезжают сюда люди из самых отдалённых уголков России. Как бы там ни было, но именно этот святой был на особом счету у царской фамилии. Доподлинно известно, что Григорий Распутин уговаривал императрицу привезти к мощам Симеона Верхотурского наследника престола, та была не против, однако что-то с поездкой не заладилось. Сам же Григорий Ефимович в Верхотурье, как и многие паломники, ходил пешком.
Послереволюционная эпоха обошлась со святым по-своему. В советское время его останки были расчленены и переданы музею, но и там стали местом поклонения, и вскоре их передали на склад. А когда всё начало вставать на круги своя, мощи Симеона вернули церкви. И снова началась череда исцелений.
…В Верхотурье удивительный воздух. И небо. Оно настолько прозрачно-чистое, что по-детски удивляешься. А поскольку оно довольно далеко от городской суеты (само Верхотурье назвать городом язык не поворачивается), то в здешних монастырях чинно и тихо. Мы долго бродили по монастырскому подворью, Верхотурскому кремлю, пока не нашли один старый полуразрушенный храм. Он смотрел на небо и реку глазницами давно выбитых окон, на его стенах вместо церковной росписи – вульгарные надписи. На полу – шприцы. И только по иконе Богородицы у самого купола удалось определить, что храм этот, скорее всего, носит имя иконы Покрова Божией Матери. Так же как и на действующий, на его колокольню залетают голуби и подолгу воркуют. И правильно. Ведь со стороны неба опустошения не видно. А пока оно на земле, видимо для нас, вряд ли разгадаем, кто скрывается за богоугодной личностью Симеона Верхотурского…Ольга ИЖЕНЯКОВА, г. ТЮМЕНЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *