Кто спасёт писательские могилы?

№ 2009 / 19, 23.02.2015

Проблема, на которую я хочу обратить внимание, касается решительно всех. Хотя многие предпочитают о ней по разным причинам не думать. Говорят, писатель не умирает.

Проблема, на которую я хочу обратить внимание, касается решительно всех. Хотя многие предпочитают о ней по разным причинам не думать. Говорят, писатель не умирает. Разумеется, – до тех пор, пока кто-нибудь считает нужным заглянуть в сочинения какого-то ушедшего в иной мир писателя, – он жив! Но, на удивление, нередко случается, что интерес к сочинениям почившего писателя практически не сказывается на сохранности места его упокоения. Оказывается, эти два вида памяти о человеке не всегда между собой связаны. То и дело по всей стране пропадают, исчезают писательские могилы. В одной только Москве в очереди на исчезновение стоят многие десятки захоронений лиц творческих профессий.


В 2007 году я обратился с этой проблемой к руководству Союза писателей России. (Текст обращения приводится полностью.) Спустя какое-то время я поинтересовался: как там моё предложение, не заинтересовало ли творческое руководство, которое мы избираем, как считается, для соблюдения наших же интересов? В ответ на самом высоком уровне мне было авторитетно заявлено, что бумага «передана в секретариат».


Сам-то я не разбираюсь в этой канцелярско-бюрократической дипломатии, но умные люди мне затем подсказали: в переводе на обиходный язык это означает, что моя бумага попросту выброшена в мусорную корзину.


Итак, вот с чем я обратился в своё время к литературному начальству.






Только что у меня вышла книга «Жизнь московских кладбищ». Писал я её три с лишним года. Причём лично побывал на многих столичных кладбищах и осмотрел сотни могил. Будучи сам членом СП, я, разумеется, наибольшее внимание уделял писательским захоронениям. Об одних писателях, покоящихся в московской земле, рассказал в книге довольно подробно, других хотя бы просто упомянул.


Но что я при этом обнаружил! – многие писательские могилы до крайности запущены, и, если не принять срочно мер по их спасению, просуществуют они, видимо, ещё недолго. Это кажется невероятным, но даже высокий статус Новодевичьего кладбища не гарантирует сохранности захоронений – там несколько писательских могил, находящихся на грани исчезновения. Подробно об этом написано на 386–387-й страницах моей книги. Что же говорить о других кладбищах, рангом ниже?! Например, на новом Донском я обнаружил около десятка писательских могил и колумбарных ниш, которые нуждаются в немедленном благоустройстве, иначе скоро просто нечего будет благоустраивать – пропадут! Между прочим, в самом жалком, критическом состоянии там находится могила брата И.А. Бунина – Юлия Алексеевича, известного в своё время публициста и неплохого прозаика; едва читаются – и скоро перестанут читаться вовсе! – надписи на нишах с пеплом автора детских исторических повестей И.А. Любича-Кошурова, драматурга Я.П. Давыдова-Ядова и др. Подобным же образом запущены некоторые писательские могилы на Ваганьковском кладбище, – довольно неприглядное зрелище представляет могила знаменитого поэта Серебряного века Сергея Городецкого. И так далее.


Некоторые учреждения и организации следят за захоронениями своих бывших сотрудников или членов. Так, Третьяковская галерея не только заботится о состоянии мест захоронений художников, но даже следит за могилами их родственников – недавно ГТГ исключительно благоустроила могилу родителей братьев Третьяковых на Даниловском кладбище. Ещё более заботливо, как мне известно, относится ВТО к могилам своих членов – артистов. К сожалению, Союз писателей с Литфондом в этом вопросе отстают от коллег из других творческих цехов.


В последнее время в стране развернулось целое движение по восстановлению и благоустройству могил участников Великой Отечественной. Московское отделение ВООПИК совместно с советами ветеранов стараются сохранить не только существующие захоронения, но и восстанавливают исчезнувшие. Причём не считаются с чинами – в равной мере уделяют внимание офицерам и рядовым солдатам. Так неужели покойный писатель, даже невеликий, не заслужил подобного же отношения?


Понятно, вряд ли кого-то надо убеждать в необходимости бережного отношения к местам захоронений. Проблема в другом: каким образом эту трудоёмкую, да и не дешёвую, очевидно, программу осуществить? В Москве многие десятки могил писателей, которые нуждаются в частичном или полном восстановлении.


Думаю, прежде всего, необходимо провести «инвентаризацию» писательских могил. Чтобы знать, что спасать-то. Ведь точно даже неизвестно, сколько именно и кто конкретно из писателей в Москве похоронен. Мне, например, неоднократно попадались в разных источниках сведения, будто бы место захоронения поэта 1920–1930 годов Константина Митрейкина неизвестно. Ничего подобного! – урна с прахом Митрейкина на новом Донском в стене. Я её нашёл случайно. Кстати, дощечка, прикрывающая нишу, тоже обветшала до крайности. Сколько лет она ещё протянет?..


Но можно считать, что начало инвентаризации положено – это моя книга. Я и впредь планирую свой писательский синодик пополнять, насколько будет возможно. Хотя, по правде сказать, не представляю, как смогу в одиночку осилить целиком такую махину!


Что касается материального обеспечения программы, то, мне кажется, живые писатели могли бы с миру по нитке собрать какой-то фонд, достаточный для скромного оформления не имеющих попечения могил умерших. Почему бы не увеличить на сколько-то взносы в Литфонд, так чтобы это «сколько-то» и составляло целевую могильную статью. Вряд ли писатели воспротивятся такому отчислению, ведь никто не застрахован от того, что его собственная могила когда-нибудь останется беспризорной.


Я лично могу, если угодно, принять в этом самое горячее, самое радетельное участие. Вплоть до того, что готов взять лопату и краску с кисточкой и начать самостоятельно приводить в божеский вид могилы своих покойных коллег. Кстати, когда бываю (по творческой специализации) на кладбищах, стараюсь хотя бы расчистить иные могилы: в позапрошлом году, например, убрал гору мусора и веток из оградки того же Городецкого на Ваганькове. Но вряд ли моё индивидуальное доброхотное участие решит проблему. Всё-таки тут должна быть какая-то общеписательская программа, осуществляемая под эгидой правления СП России.


Мне кажется, что настало время сделать СП с Литфондом ответственными за сохранность писательских могил. Вплоть до того, что узаконить эту ответственность – внести соответствующий пункт в устав СП России (если такой документ существует, я не знаю). В конце концов, надо же понимать, что этот пункт рано или поздно будет служить нам самим.



Понятно, что ни Союзу писателей, во всяком случае в лице нынешнего его руководства, ни Литфонду до этой проблемы нет никакого дела. Но, может быть, найдётся в стране хоть кто-то, кто заинтересуется сохранностью писательских могил?


На Новодевичье кладбище иногда приходит группа детей 15–17-летнего возраста – наверное, из какой-то ближайшей школы, – и под руководством своих учителей эти замечательные ученики убираются там на могилах, причём без разбора – и знаменитых людей, и безвестных.


Не вижу другого выхода, как только обратиться к детям, к юным москвичам: друзья, помогите спасти писательские могилы! Кроме вас этого некому больше сделать!

Юрий РЯБИНИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *