В ожидании прорыва

№ 2009 / 22, 23.02.2015

«В 80-й день Восставшего Солнца приглашали представителей Самых Могущественных Информаториев Тайного Города на встречу в Башню Небесной Иглы…» – так интригующе и таинственно начинался пресс-релиз

«В 80-й день Восставшего Солнца приглашали представителей Самых Могущественных Информаториев Тайного Города на встречу в Башню Небесной Иглы…» – так интригующе и таинственно начинался пресс-релиз, посвящённый презентации новой книги фантаста Вадима Панова «Ребус Галла». Встреча действительно оказалась интригующей (тут надо отметить изобретательность и фантазию издательства «ЭКСМО»), так как состоялась она на Останкинской башне, на высоте 337 метров. С такой высоты город выглядит совершенно иным, даже незнакомым, легко приобретая черты фантастичности. Насладившись видами Тайного Города, участники презентации начали выведывать у лучшего фантаста года (по версии «РосКона») тайны его творчества.






Вадим ПАНОВ
Вадим ПАНОВ


– Вадим, известно, что по вашему «Тайнову Городу» готовится компьютерная игра. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.


– Игра называется «Тайный Город. Онлайн». В детально воспроизведённых реальных районах Москвы происходит эпическое противостояние трёх Великих Домов. Игроку предстоит выбрать, кем быть ему в Тайном Городе: воином-магом Ордена, агентом Тёмного Двора или же дружинником Зелёного Дома.


Эта игра сетевая, через интернет. Сейчас идёт её тестирование. Думаю, что к осени она будет готова.


– А как обстоит дело с экранизацией «Тайного Города»?


– Были неоднократные попытки. Дело доходило даже до сценария, но дальше всё останавливалось по причинам мне неизвестным. Я отношусь к этому спокойно. Меня это абсолютно не напрягает. Я занимаюсь любимым делом – пишу книги, а что будет дальше – будет видно.


– На «Радио России» планируется продолжение выпуска радиоспектаклей по вашим произведениям?


– Пока не знаю. Тогда это был разовый некоммерческий проект.


– Современные события в мире влияют на ваше творчество?


– Не могу сказать, что я пишу мало книг, но всё-таки не со скоростью газеты. Поэтому мне трудно успевать за всеми событиями. Но некоторые из них – наиболее значимые, – конечно, находят отражение в моих книгах.


– Интересно, а есть аналог среднего класса в «Тайном Городе»?


– Есть. К примеру, рыцари-маги, находящиеся во главе Совета Ордена.


– Вадим, ваша первая книга называлась «Войны начинают неудачники». А вы сами начинали как неудачник или, наоборот, считаете, что вам повезло?


– Когда я написал первую книгу, я был готов к тому, что её не примут. У меня не было «взора горящего» и ощущения собственной гениальности. И вот в одном издательстве мою книгу прочитали и, возвращая её, сказали: «Мы не поверили». Знаете, как в театре есть выражение: «Не верю!». И я тогда понял, что это «не верю!» с той же самой силой относится и к книгам. И чтобы мне поверили, пришлось заново переписать роман.


– Что вас радует или, наоборот, раздражает в современной фантастике?





– Современная фантастика очень многогранна. Есть хорошие книги, есть не очень хорошие. И так было всегда. Нельзя, например, сказать однозначно, что в шестидесятые годы ХХ века была только хорошая фантастика. Это невозможно. И в этом смысле меня мало что сегодня поражает или раздражает. Печально, возможно, одно, что сейчас, на мой взгляд, в фантастике ничего принципиально нового – подобного, к примеру, появлению киберпанка – не рождается; нет прорыва, нет какой-то новой волны.


– Ваш «фантастический» прогноз будущего России?


– В своё время мне казалось, что Россию ожидает мрачный исход событий. Сейчас мой прогноз более оптимистичный. А впрочем, трудно сказать. К сожалению или к счастью, у нас всё меняется очень быстро. Мир, который был лет пятнадцать назад, отличается от нынешнего кардинально. Другие условия, другие взаимоотношения, другое понимание происходящего.


– Мы будем счастливы?


– Человек должен быть счастливым. Иначе зачем жить? Человек должен просыпаться по утрам и понимать, что другого такого дня уже не будет.


– Кому-нибудь из современных фантастов завидуете в творческом плане?


– Нил Стивенсон – это, пожалуй, единственный фантаст на сегодняшний день, которому можно позавидовать.


– Что, кроме фантастики, вы читаете?


– Я достаточно всеядный читатель и в то же время привередливый. Мне нравится один литературный жанр, который называется «хорошая книга». Эта книга может быть и классическим романом, и детективом, и фантастикой. Но основное время уходит на чтение специальной литературы, необходимой мне для работы, – исторической, философской, в области магии, мифологии.


– А кого из историков вы больше всего цените?


– Пожалуй, наибольшее впечатление на меня произвёл Карамзин: его «История государства Российского».


– Какие у вас ориентиры в литературе?


– Если говорить об ориентирах, то они заключаются не в каких-то учителях. Потому что научить писать невозможно. Как человека научить передавать его ощущения его же словами? Писательство не ремесло – это глубоко личное.


В данном случае можно говорить о любимых авторах. Моей большой любовью остаётся англо-американская фантастика шестидесятых годов – Азимов, Шекли, Саймак, Хайнлайн, Рассел и другие.


– Стругацких любите?


– У них мне нравятся две вещи – «Парень из преисподней» и «Град обречённый».


– Вы – книгоман?


– Книгоман, но без фанатизма. На мой взгляд, книжники – это люди, двигающие мир, цивилизацию, умеющие думать, фантазировать.


– Ваши любимые места в Москве?


– Их много. Люблю Бульварное кольцо.


– Как вы относитесь к новоделу в исторической части Москвы?


– Отрицательно. У нас очень любят произносить слова «культурное наследие», «историческое наследие» и при этом уничтожение исторического облика столицы всё равно продолжается. В этом разрушении виноваты не только чиновники, но и люди культуры. Вспомним ситуацию вокруг здания «Геликон-опера».


– Вы ощущаете конкуренцию в своём театре?


– Я не в первый раз слышу слово «конкуренция» по отношению к писателям. В чём выражается конкуренция между писателями? Мне непонятно. Мне кажется, хорошая книга побуждает только стараться писать лучше.


– Ваши герои автобиографичны?


– Я сторонник того, чтобы не ассоциировать себя с конкретными персонажами. В противном случае писатель начинает сам себе подыгрывать. И этот перекос очень хорошо чувствуется. Писатель должен вживаться в каждого своего героя, при этом оставаясь самим собой.


– Какую книгу вы прочитали бы перед самым концом света?


– Боюсь показаться плохим читателем, но у меня есть смутное ощущение, что в дни апокалипсиса я не стал бы читать никакую книгу. Скорее, инструкцию по управлению космическим кораблём.


– Ваше отношение к литпремиям?


– Спокойное. Во многом это вопрос вкусов. На мой взгляд, одной из объективных, опирающейся на мнение читателей премий в области фантастики является росконовская премия «Фантаст года».


– Где сложнее пробиться начинающему автору: в фантастике или в реалистической литературе?


– Сегодня пробиться и там и там достаточно легко. И это печально. Потому что следствием этого является выход в свет большого числа посредственных книг.


– Как вы относитесь к чтению с монитора?


– Я не воспринимаю книги с экрана. Не могу избавиться от ощущения, что это что-то ненастоящее. Как можно сравнить книгу на экране с книгой на бумаге? Как меня приучили читать в детстве, так я и читаю.


– А как вы пишете?


– На компьютере. Так легче править. Работаю на двух-трёх экранах, чтобы визуально всё сразу было видно.

Записал Илья КОЛОДЯЖНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *