Тайны следователя

№ 2009 / 24, 23.02.2015

Мечтать можно о многом. К примеру, как свойственно многим девчонкам в детстве, видеть себя на театральных подмостках. Или на борту авиалайнера в качестве стюардессы. Или в художественных мастерских с кистью в руках.


Мечтать можно о многом. К примеру, как свойственно многим девчонкам в детстве, видеть себя на театральных подмостках. Или на борту авиалайнера в качестве стюардессы. Или в художественных мастерских с кистью в руках. А Елена Топильская, писатель и адвокат, хотела стать следователем. После окончания юридического факультета Ленинградского университета она прошла путь от стажера районной прокуратуры до следователя по особо важным делам при прокуроре города. За время работы в прокуратуре ей довелось расследовать самые громкие дела об организованной преступности и маньяках-садистах.


В 1991 году Елена Топильская стала кандидатом юридических наук, написав диссертацию на тему о защите прав беспомощных потерпевших. Она – автор монографии «Организованная преступность», учебника по прокурорскому надзору и комментария к Закону о прокуратуре.


В 1998 году её пригласили на учёбу в Эссекский университет, в Колчестер (Великобритания). Позже Топильская переквалифицировалась в адвоката.


Писать Топильская начала ещё работая в прокуратуре, поэтому в героях её произведений легко узнаются питерские бизнесмены, чиновники, мафиози и прокуроры, а в сюжетах – реальные преступления, потрясшие Петербург.


Все романы Елены Топильской о следователе Марии Швецовой экранизированы («Тайны следствия»), и многие, знающие автора лично, считают, что исполнительница главной роли Анна Ковальчук талантливо сыграла саму Елену Топильскую.







Елена ТОПИЛЬСКАЯ
Елена ТОПИЛЬСКАЯ

– Я прожила очень интересную профессиональную жизнь следователя, – признаётся Топильская, – семнадцать лет проработав в прокуратуре, и каждый день этой жизни давал заряд на многие годы. За это время у меня появились замечательные друзья, следователи, оперативники, с которыми я дружу до сих пор. Когда я ушла из прокуратуры в адвокатуру, мне показалось, что это конец моей профессиональной жизни и наступила пора выращивать редиску на собственном огороде, но… потом началась жизнь писателя-сценариста. Этот замечательный жизненный отрезок наполнился творческими людьми, знакомством с которыми я горжусь до сих пор.


Теперь же я надеюсь прожить жизнь ученого, защитить диссертацию, сказать своё слово в науке «криминология» в плане противодействия организованной преступности. Завершаю я жизнь автора детективного романа последней книжкой, которая называется «Тайны следствия. Криминалистика по пятницам». Причём ждать её выхода пришлось почти два года, и, как для любого творческого человека, мне это тяжело. Потому что не хочется писать в стол, а хочется, чтобы люди, пусть даже плохо, но говорили о книге.


Меня в этом плане особенно понимают артисты, которые снимаются в фильме, которого никто не увидит. Продолжать ожидать, когда твою книгу опубликуют через годы, уже не хочется, а вот мою вторую монографию о криминологии организованной преступности обещают опубликовать в течение трёх месяцев, и это тоже явилось поводом для того, чтобы я приняла решение слезть с трёх стульев и сосредоточиться на чём-то одном, то есть на науке. Кстати, по социологическим исследованиям, интеллигенция в России ещё читает детективы и психологические детективы, но мир уже ими «накушался», и издатели их уже берут неохотно. И если посмотреть на тех авторов, кто начинал вместе со мной, то многие уже ушли с литературной сцены.


Впрочем, от писательского зуда избавиться трудно. Автор, который пишет детективы, из чего угодно детектив сделает. Бывает, что мы с мужем смотрим телевизор, и, допустим там, в новостях передают: новая напасть в Ленинградской области – свиньи заболели африканской чумой! Мы с мужем сразу понимаем, что это не просто так, не африканская чума косит свиней, а эту истерию заказали производители говядины. И так во всём. Пролетит муха – и сразу рождается детективный сюжет. Поэтому категорично заявлять, что ничего не родится в последующие годы, нельзя, но пока я рассчитываю, что самым моим ударным произведением за грядущие годы будет монография «Криминология организованной преступности».


– Почему вашу героиню из «Тайн следствия» зовут Машей Швецовой? Откуда это имя? Принцип его выбора?


– Когда встал вопрос об имени героини, у меня мучений не было. Не мудрствуя лукаво, я вспомнила семейную легенду. Есть такая традиция, передающаяся из поколения в поколение: женщины в нашей семье не меняют фамилии, выходя замуж. Эта традиция связана со сталинскими временами, когда мой дед, находившийся с бабушкой в гражданском браке, зарегистрированном в жилконторе (тогда это было принято), резко выступил на партсобрании. Его догнали по дороге домой и сказали: домой не ходи, тебя арестуют. Он тогда позвонил моей бабушке и попросил, чтобы та шла в жилконтору, дала взятку и сказала паспортистке, чтобы та написала, что брак расторгнут. Это позволило бы бабушке сказать, когда за ним бы пришли, что дед тут не живёт и она его не видела много лет.


С тех пор повелось, что женщины в роду сохраняют свою фамилию. Мама у меня была Швецова, а папа Топильский. Когда я родилась, мама хотела, чтобы дочка была Машей Швецовой, а папа нарушил традицию и зарегистрировал меня как Лену Топильскую. То есть я теоретически могла бы быть Машей Швецовой, и ту жизнь, что я не прожила в реальности, я прожила в книге.


– Многие авторы детективов говорят: самое трудное в книге придумать не сюжет, а фамилии персонажей. Как вы это делаете?


– Я думаю, что этим секретом пользуются все. Я использую фамилии и имена из телефонного справочника прокуратуры города, из списка литературы к монографиям моих коллег.


– Вы упомянули о том, что детективный жанр себя изживает, а чем тогда объяснить популярность сериала «Тайны следствия»?


– Дело в том, что у меня не детективный сериал, а производственный роман. Бывают производственные романы о том, как варят сталь, как работают доктора, а у нас производственный роман из жизни прокуратуры, из жизни работников следствия и уголовного розыска. Его популярность во многом объясняется тем, что зритель очень тонко чувствует достоверность происходящего. Если это высосано из пальца, то отношение одно, если это написано людьми, которые понимают о чём идёт речь, то отношение зрителя меняется. И неправы те продюсеры, которые делают ставку только на занимательный сюжет. В этой ситуации недостоверно переданные детали сводят все их усилия на нет. Наш сериал жив до сих пор, потому что там показаны отношения между героями, отношения в коллективе, это зрителю смотреть интереснее, чем просто следить за детективной интригой. Об этом говорят отзывы на форуме.


– Во время работы в прокуратуре была какая-либо история, вас потрясшая?


– Каждый день работника следствия и уголовного розыска – это детективный роман. Были истории, которые я вложила в свои литературные труды, и они до сих пор меня мучают и даже не разгаданы. И случались истории, которые трогали чисто по-человечески. Был у меня подследственный, который взял на себя вину матери в убийстве. Совершенно четко доказательства указывали на его мать, но он ходил хвостом за нами, требовал, чтобы его посадили в тюрьму. То есть понимая, что не сегодня-завтра мы выйдем на его мать как на убийцу, он сделал всё, чтобы посадили его. До сих пор не могу забыть этой истории.


– Ваша потребность заняться литературным творчеством. Откуда это?


– В детстве мы все что-то писали. Рыцарские романы, дамские романы, но пришлось забыть про них, потому что работа в прокуратуре не оставляла времени на другие увлечения. Потом в процессе работы накопилось много опыта, много историй, в том числе и у моих коллег, и некоторые истории получили обкатку именно в общении с ними, и даже сложились как литературные произведения. И мне показалось, что это было бы интересно перенести на бумагу. Мой товарищ, судебно-медицинский эксперт, предложил вместе написать книгу, мы начали, но пошли по неправильному пути: каждый стал писать свою часть, и это вылилось в книгу у каждого. Так все и началось.


– Кто-нибудь помогал вам?


– Дело в том, что я много лет писала обвинительные заключения, а это в каком-то смысле тоже литературное произведение, потому что язык и стиль обвинительного произведения имеют большое значение. Конечно, мои первые опыты были очень незрелыми, и я благодарна своему первому редактору, который очень нелицеприятно отозвался о моём первом произведении и всё почеркал. Вторую книгу он похвалил, отметив, что я учла многие замечания. К счастью, я человек быстро обучающийся. Когда покажут, чего нужно избегать, как располагать текст, на что сделать упор, – для человека с головой это становится понятным.


– Как вы относитесь к творчеству собратьев по перу, женщин авторов детективов, которые не являются юристами?


– Пока они не лезут в юридические тонкости, всё нормально. Может, это крючкотворство, но я вижу большой вред от того, что некоторые из них, не являясь специалистами, пытаются затрагивать профессиональные области. Читатели очень доверчивы, они читают книгу, а там, например, написано: любительница-сыщица пошла и купила в подземном переходе удостоверение, заполнила его на своё имя и стала везде это демонстрировать. А это состав преступления. Вы как обыватель можете это принять как руководство к действию, а для меня это преступление. У меня волосы встают дыбом, когда звучат реплики в фильмах, написанные сценаристами-дилетантами. Приведу пример. Предыдущий кадр – жертва бежала по лесу и поцарапалась о ветки. Текущий кадр – эксперт диктует: «На жертве царапины растительного происхождения». Видите, даже вам смешно.


– Ваш любимый литературный жанр?


– Конечно, обожаю детективы. Трепетно отношусь к поэзии, люблю Маяковского. Люблю Чехова и Куприна. Они ведь писали и детективы, и любовные истории, и бытописательством занимались. Считаю, что у Чехова есть замечательная детективная история «Драма на охоте», совершенно, на мой взгляд, недооцененная.


– Вы педагог. Если кто-то из ваших студентов решит писать романы, поможете?


– Да они уже сейчас приходят и рассказывают сюжеты, которые их переполняют. Я, конечно, пытаюсь по возможности корректировать. Вполне может случиться, что кто-то из них в будущем и станет звёздочкой в жанре детективного романа.

Наталья АЛЕКСЮТИНА,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *