В моей истории важна художественность

№ 2009 / 36, 23.02.2015

– Хо­чет­ся за­дать Вам не­сколь­ко во­про­сов о ва­ших ме­му­а­рах «Мой шёл­ко­вый путь». Во-пер­вых, ка­кие бы­ли у Вас ожи­да­ния от этой кни­ги? Мно­го ли на­па­док при­шлось вы­дер­жать со сто­ро­ны кри­ти­ков?

«Каждый человек проживает свою жизнь по-своему. Чем-то она похожа на другие, чем-то отличается. В каждом из нас притаилось зло, но в каждом живёт и добро. Многие предпочитают вырвать отдельные страницы своей жизни, чтобы никогда не вспоминать об испытанных унижениях, обидах, горечи. Многие открыто признаются, что с удовольствием переписали бы целые годы своей жизни, чтобы никогда в памяти не возникало ни капли стыда, но я не отказываюсь ни от одного дня, ни от одного мгновения из тех, что выпали на мою долю»


Алимжан Тохтахунов «Мой шёлковый путь»






– Хочется задать Вам несколько вопросов о ваших мемуарах «Мой шёлковый путь». Во-первых, какие были у Вас ожидания от этой книги? Много ли нападок пришлось выдержать со стороны критиков?


– Никаких. Я просто рассказал о моей жизни. Какие могли быть ожидания? Конечно, я понимал, что моё имя вызовет неоднозначную реакцию, так как многие завидуют мне. Но никаких нападок, никакой громкой критики я всё-таки не ждал. О том, что я пишу воспоминания, никто долго не знал, поэтому книга стала неожиданностью почти для всех. Знаю, что интерес к моей книге большой, и никаких нападок со стороны критиков я не слышал.


– Что вы испытали, когда взяли в руки уже изданную книгу?


– Поначалу ничего не испытал. Во время работы над книгой удивился, что материала набирается довольно много. А когда книга вышла, я даже не осознал этого: вот она в руках, но я не почувствовал её, она ведь никак не проявила себя на тот момент. Потом, позже, через неделю-другую, когда мне стали звонить отовсюду и хвалить, я ощутил, что книга есть, что она живёт. Мнения высказывались только хорошие. Никто не ругал. Её не за что ругать. Как-то мне позвонила Мария Арбатова и сказала, что со мной хотят встретиться несколько женщин, чтобы обсудить книгу. Должны были прийти человек двадцать, и я арендовал кафе для встречи. Но пришли человек сто пятьдесят! Большинство из них не читали книгу, но хотели со мной познакомиться. Вот там, помню, некоторые пытались задать мне колкие вопросы, кто-то спросил о зависти – почему мне завидуют. Я не успел ответить, как встала Людмила Гурченко (она пришла, чтобы представить публике слепого мальчика-музыканта, которому она оказывает поддержку) и очень жёстко сказала: «Алимжан умеет помогать, умеет как никто другой. Кроме того, когда он берётся за дело, он выполняет поставленную перед собой задачу лучше других. Это вызывает зависть». Я не к тому вспоминаю её слова, чтобы в хорошем свете выставить себя, а потому, что задают мне почти всегда одни и те же вопросы. В книге я нарисован не ангелом, а со всеми моими плюсами и минусами показан. Если я что-то не написал, то по той только причине, что касается это не только меня, но и личной жизни или бизнеса других людей. Они пусть сами о себе рассказывают.


– Почему вы взялись за воспоминания?


– Прожив шестьдесят лет, хочется поделиться жизненным опытом. У каждого свой опыт, свой путь, свои ошибки. Пусть читатели знают, пусть понимают, как можно и как нельзя жить, за что судьба наказывает жестоко и за что прощает. Хотелось рассказать о моих друзьях, о моей стране, о том, как нас воспринимают за границей, почему любят и почему боятся. Раньше мне не приходилось заниматься литературой, и я не был уверен, что у меня получится. Восстанавливать в памяти события далёких лет – дело сложное, всё в одну кучу не свалишь, каждый эпизод просеивать, взвешивать – нужен он или нет, интересен или скучен. Впервые мне стало понятно, насколько нелёгкий писательский труд. Я не сам писал, только наговаривал на диктофон, а литературной записью занимался Андрей Ветер.


– И вы не скрываете, что писали не сами?


– Зачем скрывать? Сегодня многие хотят называться писателями, нанимают людей, а потом ставят на книге своё имя. Это обман. Я не писатель, не умею этого и считаю, что каждый должен заниматься своим делом. У меня есть моя жизнь, я рассказывал о ней, а чтобы рассказ получился гладким, литературным, этим должен заниматься профессиональный писатель.


– Говорят, что любой человек, написав одну книгу, непременно хочет написать ещё. У вас есть другие литературные замыслы?


– Есть. У меня давно зреют несколько интересных сюжетов: и детектив, и кое-что романтическое, и даже фантастика. Сейчас я начал работать над книгой о любви.


– О любви? Это неожиданно!


– Разве любви не все подвластны? Хочется рассказать о том, как любовь зарождается, как прорывается вдруг, заполняет собой всё.


– Это личная ваша история? Личный опыт?


– Нельзя всё сочинить, надо опираться на реальные ситуации. Героиня моего романа, девятнадцатилетняя девушка, работает в модельном бизнесе и влюбляется в зрелого мужчину. Я хорошо знаю этот бизнес изнутри, но мало кто имеет представление о том, что это такое. О девушках, работающих моделями, сложилось превратное представление. Многим кажется, что они только ходят по подиуму туда-сюда, ничего больше не делая и получая деньги просто так. Уверяю, что нет такой профессии, где человек получал бы деньги просто так, всюду нужно затрачивать огромные силы, нужно учиться, чтобы овладеть мастерством.


– Значит, эта книга о модельном бизнесе?


– Нет, это книга о любви. Но так как рассказ идёт о девушке-модели, то о её профессии тоже пойдёт речь.


– Правда ли, что вы хотели сначала сделать сценарий, а не книгу?


– Да, мне хотелось бы увидеть эту историю на экране. Но потом я подумал, что литература важнее кино. За последние двадцать лет в нашем кинематографе не появилось нового Герасимова или новой Лиозновой. Они делали в своих фильмах рельефные персонажи, а в сегодняшнем кино все как из картона вырезаны. Много мелкой суеты, фильмы сиюминутные, скороспелые, режиссёры не умеют создать глубокое художественное произведение. А в моей истории важна художественность. Я хочу, чтобы были переданы чувства, а не просто показаны встречи и поцелуи. Мало красивой картинки, нужно внутреннее наполнение.


– Вы ставите перед собой сложную задачу.


– Хочется сделать хорошую книгу, с размышлениями о жизни, о любви, судьбе.


– Планка высокая. А что если не одолеете?


– Постараюсь. Поэтому не тороплюсь.


– Не опасаетесь, что литература затянет, отодвинет всё остальное? Вдруг захочется целиком посвятить себя литературному творчеству?


– Не захочется. Литература – это интересно, но литература – не вся жизнь, а только её часть. Мне нравится заниматься творчеством. Чем дальше, тем нравится больше. Мне кажется, я даже внутренне меняюсь.


– В какую сторону?


– В лучшую. Разве может искусство изменить человека к худшему?

Беседу вёл Фёдор ХМЕЛЕВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *