Не всякий хатуль – мадан

№ 2009 / 44, 23.02.2015

Ока­за­лось, что сей­час – про­сто-та­ки осень встреч: с те­ми про­дав­ца­ми букв, кто по­кру­че, встре­чал­ся Пу­тин, с те­ми, кто по­ти­ше, встре­чал­ся Ми­ро­нов, и, на­ко­нец, для все­го ос­таль­но­го бы­ла встре­ча с Пе­т­ро­ся­ном






Худ. Александр Маскаев
Худ. Александр Маскаев

Оказалось, что сейчас – просто-таки осень встреч: с теми продавцами букв, кто покруче, встречался Путин, с теми, кто потише, встречался Миронов, и, наконец, для всего остального была встреча с Петросяном – уж извините, этим по чину был Петросян. Но круг стремится замкнуться: теперь нам рассказывают, что председатель Совета Федерации Сергей Миронов встретится с писателем-сатириком Михаилом Задорновым. И тут же оказалось, что сатирический человек Задорнов прочитал в телевизоре историю про учёного кота, то есть историю про израильского призывника «из наших», что на психологическом тесте криво рисует учёного кота из сказки Пушкина и объясняет, что это хатуль мадан, то есть кот – научный сотрудник, чем вносит смятение в голову психолога. Усугубляет смятение и секретарша (тоже, конечно, из наших), подтвердившая военному психологу, что это именно – хатуль мадан. Но это я не очень смешно рассказываю, куда лучше эта история была рассказана Викторией Райхер и даже опубликована в журнале «Знамя», 2009, № 9 в рубрике «Россия без границ»: с прямым указанием автора. Вот что, кстати, пишет уважаемый автор в своём блоге: «В этом тексте есть много меток, которых не существует в «народной байке про кота» – они являются частью моего конкретного рассказа… почти в каждой строчке. Авторство оригинального текста доказывать, думаю, не нужно – мало того, что он с марта лежит у меня в журнале, его ещё и несколько раз публиковали на бумаге. Вдобавок к русским публикациям он вышел на украинском и на болгарском языках. То есть речь не идёт о бесхозной баечке, найденной в Интернете и пересказанной вольным стилем. Речь идёт о незаконном публичном использовании одним писателем текстов другого».


Дальше началось сущее веселье. Дело в том, что достаточно много людей хотели бы извалять Задорнова в дёгте и перьях, а потом в таком виде возить по улицам моего благословенного города. Однако законодательство этого им, к счастью, не позволяет. Однако ж в законодательстве есть лазейка для удовлетворения их удовольствия – формальная ответственность за использование не идеи, а чьего-нибудь текста. (Только всем надо помнить, что Часть четвёртая Гражданского кодекса нас учит в своей статье 1259, что «произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов», что не отменяет справедливой защиты собственно текстов. Итак, веселье началось и принесло много-много радости и психотерапевтического выговаривания тысячам (без преувеличения) людей. В результате Задорнов извинился, заявил, что если автор «пришлёт необходимое подтверждение авторства», то «ей будет выплачен гонорар по высшей ставке» и рассказ будет включён в «сборник молодых авторов». Не знаю, хорошо ли последнее, но соль истории не в этом.


А в том, что мы присутствуем при сломе некоторой традиции – эстрадные юмористы часто используют нехитрый приём: «я тут в Интернете прочитал» и «мне постоянный читатель прислал в письме». То есть в случае чего – юморист как бы «честный приобретатель угнанной машины». Ну, или «бесхозной», если хотите. Пока Интернета у нас было мало, это было хорошим способом и капитал приобрести, и невинность соблюсти. Но сейчас количество живущих в Сети сравнимо с аудиторией юмористов, а то и больше. Скорость распространения шутки приближается к скорости света, и все, даже сатирики, стали представлять одно открытое интернет-сообщество. Место их как транслятора сюжета в массы поколебалось: теперь сатирику надо стать или блестящим актёром, либо блестящим обработчиком.


А эстрадные юмористы – индикатор массовой культуры и вообще народонастроений. И всякий послан нам в назидание – чтобы мы, рассуждая, изучали мир. Например, что есть воровство, а что – использование, что на пользу, а что во вред.


Что есть Добро, и что – Зло.


Чтобы поразмышлять о том, как лазить в кастрюлю с фольклором, не так позорно, как Васисуалий Лоханкин, а чтоб было всем на пользу.


Во-первых, я думаю, что история об учёном коте древняя, и Пропп нам много рассказал про это. Когда она случилась, при Аврааме или при Пушкине – Бог весть. Да неизвестно, была ли она на самом деле. Как заметил один мой друг: «Меня смутило, что там три человека независимо друг от друга сделали одинаковый неправильный перевод. Мне бы в голову не пришло его так назвать. При моём невеликом иврите кот должен был быть или «мелумад» (обученный), либо «хахам» – типа мудрый, либо «меулаф» – в смысле дрессированный. Но уж никак не чиновник от науки. Это городская легенда: только свисни – сто самозванцев-участников прибегут».


Во-вторых, речь, по-моему, не о том, стащил ли что чтец, а о том, как он это сделал. О том, что Задорнов выходит таким Мидасом наоборот. Та история, которую знали читатели Живого Журнала, вышла в телевизоре, как писал Даниил Хармс (про птицу, вылетевшую из паровозного дыма), «изрядно обсосанной и помятой». В таких делах именно – как украсть. Ведь многие норовят не просто красть, а сначала убить, а потом изнасиловать – и только потом что-то снять с тела. В это и упирается спор: если неудачно вышло, таки украл, а вышло так, что всем на радость – так оказалось, что это «творческое развитие».


Я, что ли, не ворую? Да ещё как! Фразы, виды из окна и мимику, а уж истории типа «А вот у нас как-то на манёврах…» – сами понимаете. Ясное дело, на манёврах-то… У нас-то… Запустить руку в кастрюлю с фольклором на коммунальной кухне нашей жизни – святое дело! Как-то я вытащил из этой кастрюли с фольклором один анекдот, а потом оказалось, что он упоминался на разных сайтах сорок тысяч (!) раз, причём все те, что я видел, начинались со слов «Наш сосед вчера вернулся с дачи и…». Да что там, в моей повести, что, дай Бог, выйдет сейчас в «Новом мире», один герой бормочет: «О, сюжет! – как говорил о таких коллизиях один полотёр. Впрочем, приёмка идёт по весу – и это уже справедливо сказал один настоящий классик. А сюжетов много – другой классик, успешный режиссёр, говорил, что ничего оригинального на свете вообще нет. И дальше этот режиссёр прямо-таки кричал: «Крадите все! Крадите то, что вдохновляет вас или даёт пищу воображению!»… Он призывал хватать и вставлять в произведение старые и новые фильмы, любые книги, картины, фотографии, стихи, сны, случайные разговоры, архитектуру, мосты, дорожные знаки, деревья, облака, воду, свет и тени. Фокус здесь в том, что для кражи нужно выбирать только то, что трогает напрямик вашу душу. И ничего не скрывайте, – говорил этот режиссёр, – наоборот, устраивайте праздник, когда всё удалось. И сам уже цитировал своего предшественника: «Не важно, откуда вы берёте – важно куда».


Проблема с путешествием хатуль мадана по цепи как раз в этом – «Куда?».

Владимир БЕРЕЗИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *