Куда ж нам плыть?

№ 2009 / 50, 23.02.2015

Не так давно мне довелось побывать в книжной лавке журнала «Москва» (Старый Арбат, 20) на обсуждении книги Татьяны и Валерия Соловей «Несостоявшаяся революция: Исторические смыслы русского национализма».

Полемические заметки о русском пути



Не так давно мне довелось побывать в книжной лавке журнала «Москва» (Старый Арбат, 20) на обсуждении книги Татьяны и Валерия Соловей «Несостоявшаяся революция: Исторические смыслы русского национализма». Судя по количеству участников и остроте дискуссии, эта книга уже успела вызвать большой резонанс среди читателей интеллектуальной литературы. Действительно, тема, поднятая в «Несостоявшейся революции» – русский национализм, – в последние 10–15 лет как бы неотступно и, я даже сказал бы, болезненно преследует и тревожит умы нашей интеллигенции. Чувствуется в этом вопросе некое топтание на месте или, точнее, хождение по замкнутому кругу. С одной стороны, сколько лет нас пугают русским шовинизмом и фашизмом, с провокационной педантичностью выискивая любой повод для раздувания этой темы. С другой стороны, те, кто называют себя русскими националистами, постоянно призывают русских освободиться от обременительных имперских амбиций и заняться наконец собственной судьбой, то есть устроением национального государства.


Авторы «Несостоявшейся революции» попытались взглянуть на проблему русского национализма как бы сверху и со стороны. Они критикуют как самих националистов, так и их оппонентов. Однако, как представляется, этот взгляд в основе своей неверен и также требует критического разбора.






Сразу скажу, что у меня нет желания как-то уязвить или в чём-то уличить авторов книги. Нет у меня к ним и какого-то личного пристрастия или нерасположения. Напротив, с одним из авторов – Валерием Соловьём я даже немного знаком, и он произвёл на меня впечатление умного, внимательного, достойного собеседника. Собственно говоря, именно с таким собеседником и стоит о чём-либо спорить, ибо только в этом случае может родиться истина.


Один из главных выводов этой книги в двух словах можно сформулировать так: русские националисты из-за своей неподготовленности и интеллектуальной ограниченности в очередной раз не воспользовались революционной ситуацией и упустили свой исторический шанс построения национального государства. Иными словами, вся вина за неосуществлённую национальную революцию лежит не на самой националистической идее, а на её носителях, мол, если бы они были умнее и расторопнее, русские сейчас жили бы в светлом будущем – национальном государстве. При этом авторы книги всячески пытаются «легализовать» современный русский национализм, представляя его как демократическое и «модернизационное» политическое движение. Татьяна и Валерий Соловей прямо пишут, что если бы русские националисты «обвенчали национализм с идеями демократических и рыночных преобразований, то получили бы подлинно бинарное оружие огромной политической мощи». На первый взгляд, такое сочетание, с одной стороны, сугубо западных ценностей, как демократия и рынок, и, с другой стороны, русского национализма может показаться несовместимым, возможным только в воображении либералов-западников. Однако если посмотреть на этот вопрос шире, придётся признать, что никакой несовместимости и противоречия здесь нет, так как идея построения мононационального государства, исповедуемая русскими националистами, также принадлежит к западным завоеваниям и ценностям. Русское государство, напротив, изначально строилось как принципиально многонациональное, в полном соответствии с идеалом братского отношения русского народа к другим народам. Именно этот идеал и лежащее в его основе национальное свойство русских – всечеловечность позволили объединить в одном государстве-субконтиненте десятки народов. И теперь возникает вопрос: а можно ли народ, живший целое тысячелетие идеалом братства, добровольно заставить жить идеалом национального эгоизма? Могут ли русские увлечься только жизнью для самих себя, только устроением собственной судьбы? Опыт всей нашей истории, в том числе последних двадцати лет, ясно показывает, что нет, не могут. В противном случае это будет уже совсем другой народ, принадлежащий к западной цивилизации.


В чём заключается главная ошибка русских националистов? В том, что они, не считаясь с тысячелетней историей нашей страны, предлагают повторить путь западных народов и начать строить национальное государство, так сказать, с чистого листа. Само по себе такое пренебрежение собственной историей есть не что иное как интеллектуальный экстремизм, принёсший столько неисчислимых бед человечеству в последние столетия. Я не говорю уже о том, что западная цивилизация шла к национальным государствам несколько веков, заплатив при этом страшную цену: с лица земли исчезли десятки народов и были уничтожены миллионы людей. Националистам, призывающим русских к национальной революции, следует честно сказать, в какую цену обойдётся нам строительство национального государства. Надо ли доказывать, что путь, предлагаемый представителями националистической идеи, в современных российских условиях самоубийствен и приведёт к уничтожению и народа, и России (в скобках замечу, что такой путь является для наших врагов поистине подарком судьбы: ведь мы сами своими же руками истребим себя).


Русские националисты являются экстремистами не только по отношению к России, но и к Западу. Сегодня лишь слепой не видит, что главный вектор нынешней политики европейских государств направлен на создание единого многонационального надгосударственного образования – объединённой Европы. (Другой вопрос, что это объединение происходит не из «братских» чувств, а из сугубо прагматических, основанных на национальном эгоизме, соображений.) Этот исторический итог существования западных народов, как никто, живших для себя и занимавшихся собственной судьбой, по-моему, весьма красноречив и поучителен.


Кроме того, мне хочется спросить у русских националистов: а что они имеют в виду, когда говорят о том, что русский народ должен жить для себя? В чём выражается эта самая «жизнь для себя»? Ясного и подробного ответа на этот вопрос я не нашёл, однако, судя по некоторым косвенным высказываниям, а также исходя из общих представлений большинства русских националистов о национальном государстве идеалом «жизни для себя» является современная жизнь западных народов, то есть жизнь общества потребления. Вряд ли кто-то будет спорить, что наша страна, пусть пока и не в такой мере, как Запад, но всё же принадлежит к потребительской цивилизации и в той или иной степени «живёт для себя». Между тем, сегодня опять-таки только слепой не видит, что потребительский образ жизни прямой дорогой ведёт к вырождению и гибели всего человечества. На фоне этой всеобщей угрозы стремление устраивать собственную судьбу и жизнь для себя может показаться по меньшей мере легкомысленным и безответственным. Кроме того, это стремление свидетельствует о недоверии, а точнее, о неверии русских националистов в силы русского народа, в будущее России. На мой взгляд, нет никаких оснований хоронить Россию раньше всего мира (хотя бы потому, что Россия как самостоятельная геополитическая сила с эпохи Петра Первого окончательно влилась в общемировую историю, и совершенно очевидно, что она может исчезнуть только вместе со всем миром). Также нет никаких оснований сомневаться в том, что нам ещё есть что сказать миру. Если говорить о ближайшем будущем, думается, что России предстоит пройти все искушения и круги потребительского ада/рая, чтобы затем выработать свой идеал человеческой жизни, свою идею выживания человечества.


«Ну вот, – скажут мои оппоненты, – опять Россия должна спасать весь мир, опять должна жертвовать собой. Нет уж, хватит с нас вашего евразийства; русский народ устал от всего этого, у него больше нет сил на империю. Пусть спасают и жертвуют другие, нам бы спасти самих себя». Что можно ответить на это эмоциональное высказывание? Начну с того, что сегодня, в эпоху глобального мироустройства, когда все зависят друг от друга, невозможно спастись поодиночке: достаточно кому-то одному упасть в пропасть, как за ним тут же отправятся все остальные. И стоит ли нам в этом случае отказываться от самопожертвования – свойства великой личности и великого народа, когда только оно, а вовсе не обывательское желание «жить для себя», и может отсрочить стремительно приближающийся конец человеческой цивилизации.


Что касается евразийства, то хотя я и отношу себя к приверженцам этого учения (так как оно, на мой взгляд, наиболее адекватно объясняет феномен русской государственности), но отнюдь не считаю, что мы во что бы то ни стало должны сегодня возрождать страну в границах Советского Союза. Очевидно, что это в нынешних условиях невозможно, и те, кто ратуют за немедленное восстановление СССР (или Российской империи), по сути также являются экстремистами. Как представляется, сегодня главная задача – это всемерное укрепление государства в пределах Российской Федерации, которая, существенно уступая по своим размерам СССР, тем не менее остаётся евразийской державой, где русские по-прежнему являются евразийским народом (чего никак не хотят замечать русские националисты), скрепляющим огромную территорию в единое геополитическое и культурное пространство. В противном случае, если бы это было не так, Россия давно распалась бы на десятки государств.


Из всего вышесказанного может создаться впечатление, что я вообще отказываю в праве на существование русскому национализму. Это не так. Современный русский национализм возник не на пустом месте, он возник как закономерная реакция на политику власти в 90-е годы, шедшую вразрез с национальными интересами страны, на искусственно (повторяю, именно искусственно) раздуваемый сепаратизм и национализм в национальных автономиях и республиках. К сожалению, многие ошибки, допущенные предыдущей властью в сфере национальной политики, до сих пор не исправлены. Отсюда многолетняя болезненная зацикленность части нашего патриотического движения на идее построения русского национального государства. Однако, как я попытался показать, эта идея, целиком копирующая опыт создания западных национальных государств, в России неприемлема. Поэтому в несостоявшейся национальной революции виноваты не столько русские националисты (что стремятся доказать в своей книге Татьяна и Валерий Соловей), сколько исповедуемая ими националистическая идея – в русских условиях ошибочная и экстремистская.





Ещё одна книга, посвящённая проблеме современного русского национализма, называется «Пришествие нации?» (её презентация также состоялась в книжной лавке журнала «Москва»). Она представляет собой сборник статей, большая часть которых была ранее опубликована в журналах «Москва» и «Политический класс». Автор книги Сергей Сергеев попытался взглянуть на русский национализм изнутри, глазами человека, отдавшего изучению национальной темы более двадцати лет и прошедшему все стадии развития современного русского национального движения. Во многом книга напоминает интеллектуальную исповедь (в духе В.Розанова), где автор предельно откровенен в своих размышлениях и сомнениях. Как пишет сам Сергеев, «эта книга – расчёт автора с самим собой, своим прошлым и со своими идейными учителями». Однако, как видится, главный расчёт (и в этом заключается, прошу прощения за каламбур, главный просчёт) автор делает не с самим собой, а с русской классической культурой, которая, по его мнению, сегодня отстала от жизни и только мешает самоорганизоваться русским людям в единое национальное целое. «Единственной альтернативой, – пишет Сергеев, – имитационному прозябанию Культуры в качестве псевдосимвола российского единства я вижу грандиозный и творческий проект создания национального масскульта…». В этом проекте Сергеев предлагает задействовать поп-беллетристику, эстраду, кино (здесь рекомендуется создание отечественного боевика-истерна по аналогии с американским вестерном) и даже комиксы и компьютерные игры. Любопытно, что двадцать лет назад, когда Сергей Михайлович начинал свою публицистическую деятельность, он думал иначе. В своей первой статье «Прощание с безудержным оптимизмом», опубликованной 1 сентября 1989 года в «Литературной России», Сергеев признавался, что «национальное чувство» он обретал «через культуру, через книгу». И вот теперь оказывается, что культура и книга безнадёжно устарели, стали далеки и непонятны для современного «массового русского человека».


Справедливости ради надо сказать, что Сергеев по-своему прав, когда говорит о несовместимости русской классической культуры с идеями русского национализма. Действительно, идеалы и герои русской литературы мало подходят для пропаганды русской национальной революции, так же как они мало подходили к социалистической революции. (В этой связи в высшей степени показательно, что задолго до «русистов» аналогичные претензии к русской литературе и её творцам высказывали вожди революции 1917 года.) На мой взгляд, такое несоответствие (осознаваемое самими русскими националистами) русской классической литературы, в полной мере воплотившей русский характер и национальное самосознание, и русского национализма только лишний раз подтверждает беспочвенность и ошибочность этого идеологического движения.

Илья КОЛОДЯЖНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *