Катарсис молодости

№ 2009 / 50, 23.02.2015

По­ис­ти­не шек­с­пи­ров­ские стра­с­ти ки­пят в по­ве­с­ти Ива­на Гоб­зе­ва «Те, ко­го лю­бят бо­ги, уми­ра­ют мо­ло­ды­ми», опуб­ли­ко­ван­ной в пер­вом но­ме­ре жур­на­ла «Не­ва» за 2009 год. Не­воль­но всплы­ва­ют в па­мя­ти те­ни ге­ро­ев ве­ли­ко­го дра­ма­тур­га

Поистине шекспировские страсти кипят в повести Ивана Гобзева «Те, кого любят боги, умирают молодыми», опубликованной в первом номере журнала «Нева» за 2009 год. Невольно всплывают в памяти тени героев великого драматурга – мечущийся в сомнениях Гамлет (Мирослав у Гобзева), поражённые роковой любовью Ромео и Джульетта (Никита и Маша), коварный Шейлок (Гадес), Гертруда (матушка Мирослава), подлые дочери короля Лира (старшие братья Мирослава и Никиты), да и сама местность, где разворачиваются любовно-трагические события, где-то в Подмосковье, похожа на выхваченный из времени кусок Эльсинора. Какие-то ветхие дачные строения-полузамки, заросшие лопухом и хреном участки, ночные оргии и дневное забытьё. Ещё стражники с автоматами, наркотические уколы, нескончаемые сигареты и водка, огромный топор, призванный в итоге свершить правосудие, навязанная свадьба и билеты в Нью-Йорк, как символ фальшивого благополучия. Это произведение – лирико-драматическое повествование молодого человека, взятого нагим и брошенного на хирургический стол, чтобы препарировать его душу. А надо ли это делать?


Гадес говорит Мирославу: «Ты был очень болен. Твой беспорядочный образ жизни, неразборчивые связи, алкоголь, табак и наркотики привели к серьёзным психическим нарушениям. Несколько лет ты жил в бредовой картине мира, которую сам придумал. Мало того, что ты существовал в мире галлюцинаций, неадекватно, извращённо оценивал жизненные ситуации и как следствие был совершенно антисоциален, ты к тому же и не развивался. Ты застрял в подростковом возрасте, со всеми присущими ему проблемами». Возможно, и так. У Гадеса своя правда, имеющая право на существование. Он правит мироустройство по-своему, как пытается по-своему излечить мир матушка Мирослава. Гадес уже выправил своего сына Игоря, превратив его в «овощ». Но своя правда, не истина, нет, есть и у Мирослава, и у Никиты, и у Наташи и других персонажей повести. Все они различны, но сплетаются в какой-то кровавый клубок, пропитанный любовью-ненавистью. И в конце повести у одной на шее захлёстывается петля, другой коченеет в клетке, на третьих обрушивается смертоносный топор, четвёртый, облитый бензином, полыхает адским пламенем.


Не стану подробно пересказывать содержание. Пусть сам читатель насладится перипетиями стремительных сюжетных линий и музыкальной лёгкостью пера. Повесть не оставит равнодушным, особенно молодое поколение. А то всё Прилепин да Прилепин, Шаргунов да Шаргунов, как звёздные ориентиры. Гобзева надо читать. Его «Боги…» посильнее «Ботинок, полных водкой» и «Ура!» будут. Замечу лишь, что в этом произведении есть то, что схватывает читателя за сердце и душу. А что это такое? Секрет мастерской прозы уже давно открыли Пушкин и Хемингуэй. Первый сказал, что более всего читателя влекут ужас, смех и сострадание. Второй, спустя сто лет, добавил – ещё любовь, смерть и деньги. Всё это составляет метафизическую основу людской жизни во все времена. И всё это органично впаяно в страницы повести Ивана Гобзева.

Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *