Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

№ 2010 / 9, 23.02.2015

Рос­сий­ский им­пе­ра­тор Пётр I был го­тов, как он сам вы­ра­зил­ся (ес­ли, ко­неч­но, ве­рить Н.И. Ка­рам­зи­ну), от­дать по­ло­ви­ну сво­е­го цар­ст­ва Ре­ши­льё, что­бы тот по­мог ему уп­рав­лять ос­тав­шей­ся по­ло­ви­ной.

ГЕНИЙ ФРАНЦИИ






Российский император Пётр I был готов, как он сам выразился (если, конечно, верить Н.И. Карамзину), отдать половину своего царства Решильё, чтобы тот помог ему управлять оставшейся половиной. Почти все современники французского кардинала и премьер-министра, даже его ненавистники, поражались его уму, политической целеустремлённости, личному обаянию и какому-то магнетизму, порою не без примеси сумасшествия. Известно, что вся семья Ришельё (именно так в транскрипции) страдала психическими заболеваниями, иногда очень серьёзными, а сам кардинал, по некоторым источникам, в периоды горячки воображал себя лошадью и исступлённо бегал по комнате. Впрочем, такого рода свидетельства всё же вызывают сильные сомнения. Хотя, с другой стороны, гениальность близка к безумию. Но лучше всего сказал о нём его ученик и преемник Мазарини: «Ни в какие времена не было подобного человека». Так кто же он, этот, несомненно, выдающийся политический деятель Франции, Арман-Жан дю Плесси, кардинал де Решильё (1585–1642)?


Романный образ «Трёх мушкетёров» Александра Дюма с реальным человеком имеет мало общего, почти ничего. Полнее всего на поставленный вопрос отвечает его же собственное «Политическое завещание», написанное им специально для короля Людовика XIII и изданное сейчас в России в научно-издательском центре «Ладомир» (впервые и единственный раз в России оно выходило лишь при Екатерине Великой). Это уникальное сочинение – плод изощрённого ума и колоссального политического опыта – не может не восхитить специалистов в области политологии, истории, социологии и просто вдумчивого читателя. Ведь проблемы, над которыми бился и которые успешно разрешил кардинал – актуальнейшие и для современной России. Это укрепление границ, реформа армии, возрождение флота, борьба с сепаратизмом, внешние и внутренние долги, изгнание с «хлебных» должностей льстецов и интриганов, искоренение, с одной стороны, бедности, угрожавшей самому существованию государства, а с другой – коррупции и воровства, обуздание всевластия губернаторов, и, наконец, поиск сплачивающей нацию идеи. Книга великолепно издана. С подробной вступительной статьёй и дополнениями парижского магистра политических наук Лео Головина, с хронологией истории Франции и Европы в эпоху кардинала Решильё, с указателем имён и географических названий, с Приложением и Примечаниями, с генеалогическими таблицами, а также с ценнейшими иллюстрациями. А само «Политическое завещание», состоящее из восемнадцати глав, с точки зрения политологии, политической философии и науки управления – это такой же по значимости источник, как, например, «Государь» Никколо Макиавелли или «Левиафан» Томаса Гоббса.


Ложное представление о Решильё как о кровавом и беспощадном диктаторе и интригане, третировавшем несчастного короля Людовика ХIII, совершенно не соответствует действительности. О нём написаны десятки блестящих биографий, хотя споры о кардинале продолжаются до сих пор. Во Франции лишь Наполеон, де Голль и в меньшей степени Людовик Святой, Людовик ХIV и Талейран вызывают такие же ожесточённые столкновения иногда совершенно противоположных мнений и оценок. Удачно выразился французский историк Ф.Эрланжэ: «Решильё был готов быть безжалостным к французам, чтобы обеспечить величие Франции». Нельзя забывать, что единой Франции в его эпоху не существовало, не было, по сути, и французской нации. Всё это создано именно гением Решильё. При нём стала выходить первая газета, появились первые корабли, он усилил французскую колониальную экспансию, открыл Академию наук и художеств, а заодно и опутал Европу настоящей сетью шпионажа. Сам руководил военными действиями, нося под сутаной боевые доспехи, но в основном предпочитал тайные переговоры и «политику пистолей», т.е. подкупа. В области культуры, искусства и общественной жизни эпоха Решильё явилась периодом настоящего расцвета Франции. Современные политические деятели России были бы счастливы и горды тем, что сделали хотя бы десятую долю того, что сделал кардинал для своей страны.


Решильё многого достиг своим трудом, многое ему было даровано фортуной, и у него были блестящие сотрудники и помощники («кадры решают всё»). Он был искусным менеджером. Выражение это вполне уместно, поскольку слово «management» пришло в английский именно от старого значения французского слова «menagement». Он успевал везде, лично следил за состоянием дел (как государственных, так и личных), получал и прочитывал сотни отчётов из всех «горячих точек» Европы. Он был истинным, а не мнимым (в сравнении с новорусскими) реформатором. Никакого старого мира разрушать до основания, чтобы построить новый, он не собирался. В своём «Политическом завещании» так говорил об этом: «Талантливый архитектор, который исправляет недостатки в конструкции ветхого здания и, не ломая его, лишь привносит необходимую гармонию в его пропорции, куда более достоин похвалы, нежели тот, кто разрушает прежнее сооружение». Достойная политическая мудрость по сравнению с деятельностью всех «бесов» от ХVIII века до ХХI-го. Более того, он ввёл понятие (концепцию) государственного резона, государственного разума, которое означает приоритет именно государственных интересов над личными и частными (даже церковными – и это говорил прелат Церкви). Он считал, что пресса и издательское дело должны находиться под контролем. Его никак нельзя было назвать либералом. Он ратовал за централизацию государства, а функция народа – платить налоги, и чтобы держать его в повиновении, не следует давать ему возможности иметь ни чересчур большой достаток, ни много свободного времени. Интересно его мнение насчёт женщин. Он крайне неодобрительно высказывался в одном из своих писем об этих «странных животных», способных «погубить государство» (хотя сам возвысился не без помощи Марии Медичи и Леоноры Галигаи, а единственной женщиной, сумевшей произвести на кардинала некоторое впечатление, явилась заговорщица герцогиня де Шеврёз, которую он прозвал «дьяволом»). Против него были организованы десятки заговоров, но все они провалились, словно сам Господь уберегал его от преждевременной смерти. Когда умирающего Решильё причащавший его священник спросил: «Прощаете ли вы своим врагам?» – тот ответил: «У меня никогда не было других врагов, кроме врагов государства».


Постскриптум. Что же могут почерпнуть для себя из «Политического завещания» Решильё сегодняшние властьпредержащие в России, если перестанут держать на ночном столике только Пелевина и Донцову? А то, что весь ритм современной «выборной демократии», всемогущество продажных СМИ и ТВ, всего того, что замечательный французский же мыслитель Ги Дёбор метко и грустно назвал «общество-спектакль», похоже, навсегда закрыли доступ к власти настоящим государственным деятелям, оставив на политической арене лишь клоунов и пустозвонов. Или же, что ещё хуже, полудиктаторов, стремящихся прежде всего к личной выгоде. И именно поэтому нынешние далёкие российские наследники Решильё выглядят в свете его «Политического завещания» не слишком-то привлекательно. Измельчали как-то…




ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ






Марк Туллий Цицерон, как известно, был приверженцем Помпея и всячески вредил Цезарю, направляя в его сторону острие своего ораторского искусства. Получив полную власть, Цезарь проявил к нему великодушие: сохранил жизнь. Зато его преемник Антоний не стал церемониться и без лишних пустословий казнил, а руки и язык Цицерона (его наиважнейшее политическое оружие как литератора и оратора) вывесил на всеобщее обозрение в римском Форуме. Да мало того, жена Антония ещё и с особым удовольствием проткнула их своими заколками. Эта деталь ярко рисует образ римлянки того времени. А образ римлянина соответствует «обожествлённым» Нерону и Клавдию. Первый Рим вообще сжёг, умертвив перед тем свою мать, жену и учителя Сенеку, который давал ему наставления, как должен вести себя хороший и милосердный правитель (дождался-таки от радивого ученика мучительной смерти); а второй «небожитель» вообще слыл полным дураком. Да и начиналась история Рима с убийства, когда его основатели – братья-близнецы Ромул и Рем повздорили, и один пришиб до смерти другого. Потом, поскольку женского пола в поселении катастрофически не хватало, последовало «похищение сабинянок» у приглашённых на дружескую пирушку соседей, да и многое другое, о чём в приличном обществе говорить не след. Такова вкратце история великого и ужасного Рима, одной из действительно величайших из всех существовавших в мире империй. Но, кроме шуток, другие были не лучше, да иначе и быть не может.


Обо всём этом рассказывается в книге Саймона Бейкера «Древний Рим. Взлёт и падение империи» (издательство «Амфора»). Исследуя деятельность сложных, зачастую порочных личностей таких могущественных властителей, как Помпей Великий, Юлий Цезарь, Август, Нерон и Константин, автор подводит солидную историографическую базу, особо останавливаясь на наиболее любопытных аргументах. Наращивая живую плоть на схематические образы легендарных фигур далёкого прошлого, он пытается абстрагироваться от набивших оскомину карикатурных изображений людей в белых тогах и постичь их истинные мотивы и намерения, проникнуть в суть интриг и противостояний. Таким Рим мы ещё не видели: ужасающий и величавый, суровый и разнузданный. Это очень захватывающее повествование о природе власти, не потерявшее своей актуальности и сейчас. Ведь российские «элиты» напоминают нынче те же древнеримские, пресыщенные вседозволенностью, непомерной роскошью и развратом. К чему это в итоге привело – мы уже знаем. Ждём-с варваров.


Постскриптум. А сама книга является литературной версией сенсационной серии передач на канале Би-би-си.




ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!






История возникновения этой книги – «Паракало: записки поклонника» – весьма загадочна, но и в то же время промыслительна, как и всё, связанное со Святой Горой Афон. У неё нет автора, есть только два паломника, которые и описывают свои путешествия по афонским землям, монастырям и скитам, но так ли это на самом деле, нет ли здесь невидимой длани, указующей им путь и приоткрывающей нам, читателям, сокрытые тайны и истины? Рукопись принесла в издательство «Русское эхо» немолодая сухонькая женщина, которых можно часто встретить в православных храмах, они следят за подсвечниками, протирают иконы, раздают просфоры. Редактор А.В. Громов, к которому обратилась посетительница, тяжело вздохнул, увидев объёмную папку: читать предстояло не меньше месяца, а было лето, хотелось на природу. Женщина оставила рукопись и… исчезла. Ну, не так, как ангел, а просто больше не появлялась.


Одно время Громов пытался сам вычислить автора, настолько его в итоге увлекло чтение, но всегда что-то останавливало вблизи разгадки. Вот его объяснение этому: «Ведь были причины у автора не подписываться и не появляться в редакции? Так зачем я пытаюсь узнать то, что знать необязательно? Действительно, так ли уж важно, кто написал книгу?.. И тогда пришло решение совершить путешествие по тому же маршруту, который описывается в книге. После того как вернулся, понял, что опубликую рукопись хотя бы потому, что благодаря ей совершил это паломничество. Может быть, эта книга откроет путь на Святую Гору кому-то так же, как и мне. Особо благодарю настоятеля скита Ксилургу иеромонаха Николая (Генералова), благословившего публикацию, монаха Агафодора, протоиерея Алексея Агеева и протоиерея Сергия Гусельникова, много потрудившихся над исправлением неточных мест… Со своей стороны я как редактор постарался минимально вторгаться в текст рукописи, а все комментарии, примечания, уточнения вынес в конец книги, дабы они не отвлекали читателя от повествования».


Такая вот предыстория появления на свет этой действительно замечательной, живой, познавательной и духоносной книги, снабжённой красочными иллюстрациями со Святой Горы, видами суровой природы, фотографиями знаменитых на весь православный мир монастырей и скитов. Читается, как говорится, на одном дыхании, забываешь о насущных делах и мирской суете. И, кроме того, книга призвана приобщить человека невоцерковлённого к радости и пользе духовного преуспеяния, отвлечь его от всяческих бед и скорбей, от экранов телевизоров и маловразумительной печати, от беснования и разустройства психики – к нравственной жизни, к Благодати Божией. В напутствии к читателю иеромонах Николай (Генералов) пишет: «Да благословит Господь, по молитвам Богоматери, нашей Игумении и Покровительницы Святой Горы, нашу Родину – Русь Святую, наше Духовенство, наших Воинов, воевавших и ныне находящихся в рядах Христолюбивого Воинства Российского, которые, несмотря на хаос в стране и разоружение властями нашей Армии, с Божией помощью всё-таки стараются охранять и защищать нашу Матушку-Россию, наших отцов и матерей, нашу молодёжь и детей, и автора сей книги в том числе».


Постскриптум. А слово «Паракало» с греческого языка переводится как приветствие, «добро пожаловать». Так что добро пожаловать на Святой Афон, читатель.















Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *