Сон критика

№ 2010 / 28, 23.02.2015

«Вот и хо­ро­шо бы Нем­зер, мно­го­лет­ним тру­дом за­слу­жив­ший пра­во пи­сать о лю­би­мых (лю­би­мых!) по­этах, ос­та­вил те­ку­щий лит­про­цесс на по­пе­че­ние Льва Да­нил­ки­на и Вик­то­ра То­по­ро­ва, а сам за­нял­ся де­лом бо­лее важ­ным и бла­го­дар­ным…»






Сергей БЕЛЯКОВ
Сергей БЕЛЯКОВ

«Вот и хорошо бы Немзер, многолетним трудом заслуживший право писать о любимых (любимых!) поэтах, оставил текущий литпроцесс на попечение Льва Данилкина и Виктора Топорова, а сам занялся делом более важным и благодарным…», то есть, просветительством, – мечтает Сергей Беляков в «Часкоре».


Удивительное дело! С какой это стати критик, который пока не сделал в литературе ровным счётом ничего, ничего ещё толком не написавший, мечтает о том, чтобы другой критик (добавим от себя, – критик от Бога) Андрей Немзер – взял бы вдруг да исчез. Покинул поле, где за литературным мячом бегают те, которые Белякову очень почему-то нравятся – один, с сильной старческой одышкой и харизмой футбольного, то бишь, литературного хама, – Топоров, другой, аккуратный, но с акульим плавничком в горле, – Данилкин.


Без комментариев, вроде как соглашаясь, публикует эту пакость Белякова в своём ЖЖ другой молодой критик – Рудалёв.


То есть, по всем правилам волчьей стаи, молодые волчата загоняют старого больного волка, утратившего, по их мнению, волчью (читай – критическую) хватку, – в яму. Мол, сиди там молча, пиши о графе Хвостове и не мешай нам делать свои волчьи дела.


А то, что они волчьи, каждому литератору уже давно ясно. Литературный мир на наших глазах стремительно превращается в литературную мафию. В литературе с недавних пор появились 2-3 критических группировки («питерская», «московская», «е-бургская», наподобие «тамбовской» и «солнцевской» братвы), которые «крышуют» своих «писателей»: печатают их в подконтрольных им журналах, издают их книги в подконтрольных им издательствах, награждают их своими подконтрольными им литературными премиями, возят их в заграницы, переводят их хилые романы на языки мира. То есть, создают искусственный литературный процесс. Занимаются его имитацией. Подчиняют его себе. Делят его на плантации и делянки, чтобы было проще им управлять. Им нужны слава и деньги. Слава, конвертируемая в валюту. Слава, конвертируемая в вечность. Вечность, конвертируемая в бессмертие.


Оттого настоящие писатели ушли от греха подальше в другие сферы: Петрушевская поёт, Распутин молчит, Садур снимает сериалы, Толстая режет правду-матку на ТВ в «Минуте славы», Пьецух пьёт, Сенчин ещё пишет, так пусть сидит без премии, – в общем, всё идет по волчьему плану.


Но вот незадача: Немзер, зараза, всё пишет и пишет. Пишет свободно, как хочет, говорит, что думает. С точки зрения мафии, – просто отморозок какой-то. Ломает всю картину. И слово его так опасно, что е-бургский критик интеллигентно, но с волчьим оскалом, уже открыто, никого не стесняясь, советует ему: уходи, парень, а то хуже будет. В настоящих бандах с такими, как Немзер, поступают ещё проще: например, закатывают в асфальт.


А помню, совсем недавно пылкий Данилкин писал, что вот, мол, не знаю, говорить или нет знаменитому писателю-детективщику (БА), в дом которого критик был вхож и даже откушал там акульей похлёбки, что тот занимается плагиатом (воровством) у другого знаменитого писателя-детективщика (ЛЮ), а потом подумал, литература – не нефть, в литературе больших денег не водится, и лучше всем писателям и критикам дружить и молчать в тряпочку.


Вот и домолчались.


Додружились.


Дожили.

Сергей БЕЛЯКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *