Мы свой, мы новый мир построим…

№ 2010 / 28, 23.02.2015

Пред­се­да­тель пар­тии Со­ю­за рос­сий­ских пи­са­те­лей Свет­ла­на Ва­си­лен­ко пи­шет в сво­ём ЖЖ, что «ли­те­ра­тур­ный мир на на­ших гла­зах стре­ми­тель­но пре­вра­ща­ет­ся в ли­те­ра­тур­ную ма­фию». Ви­ди­мо, хо­чет ини­ци­и­ро­вать со­зда­ние не­за­ви­си­мо­го но­во­го ли­те­ра­тур­но­го цен­т­ра Рос­сии.

Председатель партии Союза российских писателей Светлана Василенко пишет в своём ЖЖ, что «литературный мир на наших глазах стремительно превращается в литературную мафию». Видимо, хочет инициировать создание независимого нового литературного центра России. Потому что вся писательская власть принадлежит кучке литераторов, этакому бомонду, литературному истеблишменту, нескольким журналам да паре-тройке премий. Давно пора открывать новый фронт – независимый, объективный, ясно море, полицентричный и чертовски профессиональный.


Вот же беда с этими литературными функционерами. А как всё начиналось: сначала Василенко писала: «Надо срочно что-то делать. Делать новый ЖЗ: Новый Журнальный Зал, в который были бы включены все провинциальные журналы…», руководителю СРП было мало Журнального зала, Читального зала и Мегалита. Оно и понятно, конечно, новый мир новым миром, знамя знаменем, а регионального компонента ой как недостаёт, не хватает для пущего охвата процесса журналов «Жар Магнитогорска», «Лёд Северодвинска», «Колокола Ярославля» и «Бубен Оймякона».


Да Бог с ним, с региональным компонентом. Меня всегда забавляло, что когда какого-нибудь писателя (оговоримся, условно – писателя) из союза (Союза писателей образца времён Союза, несмотря на его разделение в 90-м на СПР и СРП – от перемены места буквы суть особо не меняется) не получается эволюционировать – он превращается в функционера и начинает придумывать концепцию собственного мирового литературного порядка. Зачем? Да потому что в существующей до него системе всё, кроме его (писательских) проектов, не работает, или работает, но не так, как должно работать. Исходя из его (писателя) концепции – все премиальные циклы в России заточены конкретными людьми под конкретных авторов, все публикации в центральных «толстяках» случаются только благодаря блату, дружбе, сексу, борзым щенкам, сглазу, порче, гипнозу. Далее – можно домыслить, по парадигме, Липки – это фабрика звёзд во главе со стремительно стареющим Киркоровым, «Новая литературная карта России» – этакий каталог-междусобойчик для пятисот человек, имеющих карточки в картотеке и т.п.


В скобках я замечу, что был свидетелем, как Евгению Алёхину дали добро на публикацию рассказа «Ядерная весна» в «Новом мире», причём Алёхин ни в родственной, ни в иной другой связи ни с Василевским, ни с Киреевым не состоял, зад никому не лизал, на коленях не ползал. Я лично был свидетелем, как главный редактор журнала «Дети Ра» Евгений Степанов, с которым я едва знаком по электронной переписке, дал добро на публикацию стихов кемеровских поэтов и в кратчайшие сроки опубликовал тексты. Я уверен, что шорт-листер «Нацбеста» этого года Олег Лукошин приворот Севаре Назархан и порчу Валерии Гай Германике не делал, а Кирилл Рябов не отправлял почтовым переводом рубли за океан, чтобы его напечатали в США. Продолжать можно долго, но не имеет смысла.


Так, конечно, быть не может. Я, разумеется, вру, а система ссучилась, сгнила и развалилась. В новой же концепции всё должно быть по-другому. В ней не будет места дискредитировавшим себя литераторам. Вот, по версии товарища госпожи Василенко, критик Беляков, опубликовав в «Часкоре» статью «Четыре мифа о Немзере. Сеанс с разоблачениями», перечеркнул десять лет собственной работы, да и вообще ничего для современной русской литературы не сделал. Я пишу это не потому, что симпатизирую критику Белякову, наоборот, мне не нравится его привычка натягивать брюки до подбородка и его статьи про новый реализм. Но я видел объём беляковских публикаций (напомню, более 60 работ только в ЖЗ, в «Урале», «Континенте», «Новом мире», «Вопросах литературы» и т.д.) и знаю уровень этих работ в общем, а вот где многочисленные публикации г-жи Василенко? Ну да, я знаю 10 штук, а остальные… Они, видимо, в недружественных господствующему литературному пулу изданиях? Ладно. Поздравим Белякова, по словам Василенко, ему снова 24!


Писатель-функционер хочет разрушить старый мир и построить свой, новый. Почему? А всё потому, что мессии не было. А всё так плохо, потому что не те люди литпроцессом занимаются: не те писатели пишут, не те редактора редактируют, не те критики критикуют. А всё потому, что не подключили к процессу огромную, дребезжащую гайками и воняющую мазутом машину под названием «Союз писателей», в кузове которой несколько тысяч «профессиональных» литераторов, обладателей ксив с надписью «писатель номер четыре тысячи такой-то».


Я думаю, что у этой машины выхлопная труба вовнутрь, а это экипажу сильно вредит, хотя они и привыкли. «Вас ведь у меня шесть тысяч!» – трагически восклицал некоторое время назад редактор многотиражки «Российский писатель» Дорошенко в ответ на изъявление желания членов союзписа (СПР) напечататься. Шесть тысяч людей с ксивой в СПР. В СРП – три с половиной. Сколько из них профессионалов на самом деле? Да процентов пять, не больше, а то и меньше. Дедушка из какого-нибудь Яйского района Кемеровской области уже десять лет как член союза. Из писателей он знает и читал, разумеется, Платонова, Трифонова и Твардовского. Этого достаточно для рядового члена Союза писателей. А услыхав от вас стихи, не дай Бог, написанные дольником и, не дай Бог, в квадрате, с неполной и/или неточной рифмой, он закричит: «Бродский!» – и всё, даст вам по голове томиком какого-нибудь кузбасского поэта и уедет в свою Яю.


Разумеется, не все члены союзов такие. Встречаются исключения. Два-три-четыре человека на область. Но это как раз тот случай, когда исключения подтверждают правила. И ничего тут не попишешь. Непонятно одно. Для кого и зачем изобретать велосипед? Эту сырую и непонятную систему, новую литературную концепцию. Для своих? Они вряд ли оценят. Не лучше ли просто хорошо делать то, что умеешь хорошо делать, а не плодить альтернативные союзы писателей, замены ЖЗ, Литкарте, Липкам и так далее, и так далее. Или, может быть, лучше просто разобраться и навести порядок в собственном союзе. Так, чтобы, например, одно из печатных изданий СРП – «Голоса Сибири» (под редакцией председателя Кемеровского областного отделения Тогулева В.В.) не выглядело кирпичом из 1396-ти страниц, со стенограммами IV Съезда партии Союза российских писателей на 100 страницах, описанием визита Василенко в Кузбасс на 80 страницах и рубрикой «Для тех, кому изменила жена», а стало приличным изданием, которое не стыдно поставить на полку.


Или всё-таки лучше добавить кроссворд, расписание пригородных электричек, лунный календарь, да и ну её, эту современную литературу?

Игорь КУЗНЕЦОВ,
г. КЕМЕРОВО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *