Ерундовое дело

№ 2010 / 28, 23.02.2015

Ого­вор­ка. Про­шу чи­та­те­ля не оби­жать­ся на то, что эта гла­ва раз­ду­та по от­но­ше­нию к ос­таль­ным гла­вам, и, ско­рее все­го, на­ру­ша­ет об­щую гар­мо­нич­ность ста­тьи. Мне так за­хо­те­лось ра­зо­брать по­по­дроб­нее твор­че­ст­во г. Да­вы­до­ва.

7. Данила Давыдов. Новые открытия.


Оговорка. Прошу читателя не обижаться на то, что эта глава раздута по отношению к остальным главам, и, скорее всего, нарушает общую гармоничность статьи. Мне так захотелось разобрать поподробнее творчество г. Давыдова.





Здесь я нашёл аж три разновидности симулякров:


– Симулякр как Хаос,


– Симулякр как интертекстуальность или цитации,


– Симулякр как интерес к тёмному, запретному, маргинальному.


А) Симулякр как Хаос


…истинный идеал постмодернистов – это хаос, именуемый Делезом хаосмосом, первоначальное состояние неупорядоченности, состояние не скованных возможностей…


…любое подобие порядка нуждается в немедленной деконструкции – освобождении смысла путём инверсии базовых идеологических понятий…


…специфическая парадигмальная установка на восприятие мира в качестве хаоса – «постмодернистская чувствительность» (В.Вельш, И.Хассан, Ж.-Ф.Лиотар).



…литература постмодернизма, с точки зрения Ихаба Хассана (Расчленение Орфея), по сути, является антилитературой, так как преобразует бурлеск, гротеск, фантастику и иные литературные формы и жанры в антиформы, несущие в себе заряд насилия, безумия и апокалиптичности и превращающие космос в хаос…



Пока эти формулировки свежи в памяти – стих г. Давыдова:







Всё лучшее, что есть в человеке, –


фашизм,


Всё худшее – гастрит, тишина.


Частный случай звука


не просочится сквозь стенки,


Когда в лужице счастья своего


барахтаешься.


Пот медовый пробирается исподволь,


Захватывает высоты, солдатам


бросает кость,


Как это бывает изнутри одежды,


Между двумя слоями страха


за comme il faut.


Огонёк зажёгся рядом,


Кто-то вышел на балкон,


Смотрит пристально на небо,


Осуждения нет в глазах.


(Д.Давыдов)



Найденный в мире порядок г. Давыдов подвергает деконструкции, выворачивает в хаос путём инверсии базовых идеологических понятий. Заодно выворачивает формы в антиформы, литературу в антилитературу. В результате налицо «постмодернистская чувствительность»:







Так вот, скалы обречённо круша,


Выросли ростом с собственные мечты.


Исподволь тающие пронесли над ними


Гомон, гогот, клёкот и вой.



Булыжник молнии не товарищ:


Плавится при прямом попадании


Либо трескается посерёдке –


Там, где линия силы.



Этим рукам не коснуться небес,


Им поддерживать иное величие:


Черепичное, глиняное, костяное,


Мраморное, роговое, бронзовое.



Этим ногам не горы трясти –


Узы нести несказанные.


(Д.Давыдов)



И – тут же – рядом – игра. Ведь особенность постмодернизма в игровом освоении хаоса:


…рефлексия по поводу модернистской концепции мира как хаоса выливается в опыт игрового освоения этого хаоса, превращая его в среду обитания современного человека культуры…


В творчестве г. Давыдова хаос играет всеми своими гранями. Вернее, антигранями:







хуйня лоботомия утро


ямб восьмистишия завис


рассветных гадостей палитра


любимый старенький протез


картёжники долги считают


свои дела предпочитают


твоим о дедушка чужой


с дециметровой головой


(Д.Давыдов)



Если же взглянуть на хаос как «среду обитания» Данилы Давыдова – «человека культуры»… Мне кажется, обитание в этой среде, как и на территории симулякров г. Воденникова, не проходит для организма даром. Велик риск заработать какое-нибудь осложнение типа дециметровой головы.


А вот этакое… Только заметил:







тональный атональный


не оченно какой


душа мешочек спальный


мошонок рассыпной


а впрочем если тело


тогда души не трожь


доколь ничто не мило


страдай перди недужь


(Д.Давыдов)



«Душа – мешочек спальный» – вдруг выворачивается «рассыпным мошонком». Изящное игривое сравнение. Я решил поискать здесь новый смысл. А потом подумал: о каком смысле речь? Ведь если в постмодернизме всё выворачивается, и смысл должен вывернуться бессмысленностью? Так и есть:







куда нас тыблоко тащило


туда где выблоки блюют


где я какое-то стращало


едрить-чморить за ерунду


конфетку детку этикетку


письмо любимого врага


ошиблочность попала в клетку


но я вне клетки не могу


(Д.Давыдов)



Может, тяга к Хаосу связана с особенным устройством мозгов г. Давыдова? Вот что г. Давыдов пишет сам о себе:







не надо мусорить левое


полушарие говорит


оно злобно занудствует у него гастрит


правому полушарию на всё наплевать


оно смотрит в окно научившись молчать


(Д.Давыдов)



Впрочем, есть незримые помощники. Что-то типа ангелов-хранителей. Когда полушария не ладят, они приходят на помощь:







мне в голову один приходит


другой тусуется во рту


а третий первых двух не вроде


кусает кожу на ветру


(Д.Давыдов)



По-моему, незримые помощники между собою не ладят тоже. А я…


Перейду к другому найденному мною у г. Давыдова важнейшему свойству симулякра:


Б) Симулякр как интертекстуальность или цитации


Каноническую формулировку понятиям интертекстуальность и «интертекст» дал Р.Барт: «Каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нём на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры. Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т.д. – все они поглощены текстом и перемешаны в нём…»


То есть постмодернист монтирует симулякр, используя чужой готовый или расчленённый литературный текст. Об этом пишет и американский исследователь постмодернизма И.Хассан. Я не нашёл в поэзии «вавилонян» именно интертекста как обширного заимствования и переработки чужого. Но вариант интертекстуальности – цитации – важнейшая составляющая Хаоса г. Давыдова. Это заметил и г. Кузьмин:


«…Давыдов охотно цитирует, причём – практически что угодно, как правило вступая при этом в немедленную полемику с цитируемым текстом и прилагаемыми коннотациями…»


Давайте ознакомимся с цитациями г. Давыдова:






…а с платформы говорят:


это город нюренберг


расстреляют всех подряд


после дождичка в четверг



или:







никого не будет в доме


кроме кроме кроме кроме


кроме вани одного


ах за что вы так его



Что-то полемики я не заметил. Но как ярко, как свежо г. Давыдов выворачивает внутреннее цитируемого:







по жёлтой по дороге


с тотошкою вдвоём


в изумрудный город


талый снег несём


на больших на дрогах


с тотошкою вдвоём


в изумрудный город


мертвяков везём



или:







красота страшна нам скажут


нас опишут нас повяжут


но потом придёт товарищ


избавитель от пожарищ


мир на дольки поделён


он и он а вот не он


красота спасает бля


только днище корабля



К чему всё это? Я вам отвечу: опять к Хаосу. Расстреляют… Мертвяки… Здесь мы подошли к ещё одному важному свойству симулякра, ярко проявляющемуся в стихах г. Давыдова:


В) Симулякр как интерес к тёмному, запретному, маргинальному


…Анализ показывает, что в конце ХХ в. именно постмодернизм концентрирует в себе… повышенный интерес к запретным темам, к проявлениям коллективного бессознательного историко-культурного процесса, ко всему тёмному, даже маргинальному…


…В данном контексте значима теория М.Уолис, в которой предлагается различать мягкие (традиционные) и жёсткие эстетические ценности. К первым принадлежит прекрасное, изящное, ко вторым – мрачное, агрессивное, грубое, отвратительное. М.Уолис считает тенденцию замены мягких эстетических ценностей наиболее явной в искусстве постмодернизма…


Теперь примеры:







мой провайдер живёт


глубоко-глубоко под землёй


он никогда не выходит


на поверхность и занимается хуйнёй



моего провайдера зовут фредди крюгер


у него выпали зубы волосы


отсохли ноги руки



моему провайдеру снятся


гельман и Гущин


он кричит от ужаса просыпается


взглядом передвигает вещи


(Д.Давыдов)



Кстати, г. Давыдов в 2000 году сменил г. Кузьмина на посту главного редактора «Вавилона». Наверное, непросто руководить солидным журналом? И «гонят-гонят», и приходится отступать, и доотступаешься до тех пор, пока не превратишься в некоего злого, но очень сексуального «античного монстра»:







гонят гонят почему как всегда нет никого


кто посмотрел бы в окно


чтобы разобраться


где всё это происходит


некое живое существо


терзается среди нас ему хочется


жрать и ебаться



оно плывёт по жизни


как воздушный корабь


а ты чувак отступаешь на заранее


занятые позиции


как уверенный в собственном


поражении краб


как античный монстр


с несколькими хуями и лицами


(Д.Давыдов)



Впрочем, на помощь приходят друзья. Оказывается, вавилонян связывает тёплая личная дружба. Это немаловажный факт для общего строительства:







парашютики-студентики,


звягинцев не прав


у него за спиной спрятан ледоруб


он не режет по ночам девок молодых


не крадёт у барышень нарядов


дорогих



зонтики-невротики, анашевич врёт


как он это делает, меня не ебёт


тащит он на небо стрёмный порошок


чертит на асфальте котёнка без кишков



колечки-человечки, воденников зассал


на самолёте звёздочку он нарисовал


красную звёздочку на чёрном самолёте


подумаем о людях, вспомним о пилоте


(Д.Давыдов)



Мне очень понравилась у г. Давыдова самокритика. Думаю, что самокритика необходима главному редактору журнала:







с удовлетворением отмечаю:


стал взрослой гадиной


обладающей эдакой душевной


впадиной


когда хочется плакать получается


только смех во тьме


эдакой право имеющей идиотиной


растерявшей и бэ и мэ


(Д.Давыдов)



или:







«я проснулся знаменит»? –


ни хуя подобного!


вот, лежу, ваще убит


вроде, бля, животного



под колёсами истории


перемелетесь и вы


наподобие травы


в духе аллегории


(Д.Давыдов)



И – перед тем, как отойти от хаоса плит г. Давыдова, – поверьте, так не хочется уходить – я приведу несколько сочинённых г. Давыдовым и взятых мною на вооружение крылатых фраз:







необходимость – мой сурок


свой хавает сырок



или:







в основе пищевой цепи


лежит собака на цепи



или:







как зелен виноград


когда его не могут



или:







блудодей-баловник



Далее буквально пробегусь по этажам Вавилона и некоторым авторам.



Леонид ШИМКО



Продолжение. Начало в № 26, № 27


(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *