Лохануться может каждый

№ 2010 / 28, 23.02.2015

«Я есть главный национальный лохоотвод. Благодаря мне миллионы потенциально опасных граждан сидят, прикованные к мерцающему ящику, в котором четвёртый год с интересом следят за судьбами участников мегапроекта «Дом-2».

Лошиная матка Ксения Собчак рассказала,


как вовремя распознать лоха и как самому в него не превратиться



«Я есть главный национальный лохоотвод. Благодаря мне миллионы потенциально опасных граждан сидят, прикованные к мерцающему ящику, в котором четвёртый год с интересом следят за судьбами участников мегапроекта «Дом-2». А вы так можете? Вы можете сделать собственные стринги фетишем миллионов? Нет? Тогда засуньте себя в одно место свои снобизм и ханжество и слушайте» — это была цитата из новейшей книги светской львицы Ксении Собчак. Обращение к читателям, так сказать. Книга называется «Энциклопедия лоха», в ней много иллюстраций модного художника-коллажиста Андрея Бартенева. Презентация книги в Москве была скромной – несколько журналистов и несколько десятков восторженных читателей. Впрочем, ни один вопрос не остался без ответа.






– Для начала – как правильно – энциклопедия лОхов или лохОв?


– ЛохОв, конечно же. Иное произношение мне режет слух.


– Считаете ли вы книгу конкурентоспособной?


– Думаю, что да. В Питере уже четвёртый или даже пятый тираж печатают.


– А почему книга стала популярной? Уж не потому ли, что автор – Ксения Собчак?


– Знаете, я никогда не делала ставку на имя. Мне кажется, люди покупают книгу, потому что тема эта близка и интересна им самим. И совсем не важно, кто такую книгу написал.


– Раз «Энциклопедия лоха» так популярна, может ли она быть номинирована на какую-нибудь литературную премию?


– Я не считаю свою книгу литературным произведением, не думаю, что она обладает такими художественными достоинствами, чтобы претендовать на премию.


– Это, если считать соавторство с Оксаной Робски, уже третья ваша книга. Считаете ли вы себя серьёзным писателем и планируете ли продолжить писательскую карьеру?


– Нет, серьёзным писателем я себя не считаю. Я пишу о вещах таких познавательных, на мой взгляд, развлекательных и юмористических, где нет глубокого сюжета, и это не художественное произведение. То есть, это такая познавательная литература. А писать я буду и дальше – мне это нравится и доставляет удовольствие. А вот и пришёл Андрей Бартенев – человек, который иллюстрировал книгу.


Андрей: Добрый день, дорогие друзья!


Ксения: Это человек, который делал замечательные коллажи в книге.


– Ксения, очередной вопрос к вам: кто читатель вашей книги – лох или не лох?


– Читатели – самые разнообразные люди, которые интересуются этой темой. Мне кажется, что в каждом из нас живёт маленький лох. У кого-то он больше, у кого-то – меньше, поэтому я бы сказала, что писала книгу для широкого читателя старше 14-ти лет.


– В современном мире писателей кто лох, а кто не лох?


– Я не могу, к сожалению или к счастью, считать себя настолько квалифицированным специалистом, чтобы оценивать их работы. Я не литературный критик и поэтому я бы никогда не взяла на себя смелость говорить о таких вещах. Я могу сказать о жизни – вот я общаюсь с человеком и я понимаю – есть в нём соответствующие черты или нет, а по поводу книг – в литературном мире, выражаясь фразами «плохой очерк», «плохое письмо», «трудно читаемая книга»… Нет, я очень люблю читать, читаю много, но не считаю себя вправе такими категориями говорить о том или ином авторе.


– В своей книге вы приводите много лошиных афоризмов. Среди них афоризмы Ахматовой, Белинского, Дидро и пр. Вопрос – вы действительно считаете эти афоризмы лошиными и чем вы руководствовались, делая такую подборку?


– Но я не этих же людей считаю такими, я считаю – и уже говорила об этом – что ненавижу, когда какой-нибудь человек начинает свою фразу словами «как говорил великий Дидро…» или «как говорил Белинский…» – мне кажется, нет ничего более пошлого, чем говорить такую многозначительную фразу человеку, который не читал Белинского или Дидро, а купил замечательную книгу «100 великих афоризмов великих людей». Поэтому чтобы человек, который покупает мою книгу, не тратился на сборник афоризмов, я собрала самые расхожие, самые, на мой взгляд, банальные и самые, на мой взгляд, часто используемые, по которым, как по чёрным меткам, можно узнать лоха. В следующий раз, когда человек скажет: «Как говорил Достоевский, мир не стоит слезы ребёнка», всё, можно сразу прощаться с человеком. Тем самым я экономлю огромное количество времени людям, которые не будут его тратить на бессмысленное пустое общение.


– Вы в таких фотошопных видах интересных представлены: обнажённая грудь, шикарные ноги, – скажите, как вы занимались подбором подобных иллюстраций.


– Этим занимался Андрей, это не мои грудь и ноги, это коллаж – это сборная композиция, которая состоит из разных вырезок и материалов. Лучше вам расскажет Андрей как профессионал. К сожалению, эти тела ко мне не имеют вообще никакого отношения.


Андрей: По-моему, эти тела очень прямое отношение к тебе имеют.


Ксения: Как же так? Это же не мои тела. Эти прекрасные ягодицы – я вот сколько спортом занимаюсь – у меня таких нет. Или грудь там где-то оголённая. Это же не моё тело. Мне, может быть, и хотелось бы, но нет. Так что здесь у Андрея собрано – что-то взято от меня, но в целом, наверное, здесь могла бы быть и моя фигура…


– Единственный скандал, который сопутствовал выходу этой книги, это история с Кехманом. (Петербургский бизнесмен Владимир Кехман, директор Михайловского театра, попал в ксюшину классификацию как «лох публичный» и крепко на это обиделся. – Прим. ред.) Скажите, это была намеренная провокация, вы знали заранее реакцию или это получилось случайно?


– Знаете, всё самое гениальное в этой жизни происходит случайно. Мне кажется, что вряд ли я могла бы предположить такую реакцию Кехмана. Но то, что так получилось, я, конечно, очень рада, потому что в Питере продаётся какой-то энный тираж моей книги, потому что все кинулись покупать книгу и проверять – что ж такого обидного я написала. Но ничего обидного там не было. Я не писала, что он не талантливый человек. Мне кажется, что человек, который всю жизнь занимается банановым бизнесом, а потом в 52 года решает облачиться в жёлтое трико и станцевать в детском балете «Чиполлино» – я убеждена, что это прекрасный поступок, и никакого плохого слова в моей книге у меня про это нет.


– Считаете ли вы, что понятие лох имеет отношение исключительно к нашей стране?


– Нет, это понятие не российское, а мировое, конечно, мне кажется, что американский опыт – это вообще тема огромных научных трудов, нескольких десятитомников. Просто я изучала, что мне понятнее и ближе, как учёный исследует, что ему понятно. Биолог в России чаще всего исследует ту местность, в которой он живёт, вот я тоже, как биолог и естествоиспытатель, исследую ту почву и те механизмы, которые живут, размножаются и функционируют в нашей стране.


– Ксения, а дайте, пожалуйста, совет молодёжи, как не быть лохом.


– Мне кажется, в моей книге я попыталась – очень сложно сформулировать, кто такой лох, но я попыталась сформулировать некое глобальное общее определение. Мне кажется, что лох – это человек, который всю свою жизнь пытается не быть, а казаться. Это человек, который всю свою энергию тратит на то, чтобы его как-то оценил мир, оценили окружающие, вся его жизнь направлена именно на эти усилия, а не на внутренние ощущения счастья, удовольствия и так далее. То есть, вот это «чтобы было как у людей», чтобы люди как-то тебя оценили, является главной целью лоха, если он смотрит на мир универсально, хотя у меня в книге достаточно широкая классификация, разветвлённая.


– Вы сегодня такая нарядная, хотя этот термин «нарядная» вы приводите в своём словаре как признак лоха.


– Я сегодня нарядная? Я пришла в простой кофте, в простых балетках, в очень простой юбке… я нарядная? Даже волосы не укладывала. Прекрасно, что я так выгляжу! Если вы так считаете, учитывая, что я потратила на сборы минут пять, то это прекрасный комплимент.


– Вопрос к Андрею: совпадает ли ваше понятие лоха с понятием о лохах Ксении?


Андрей: Я вообще не склонен определять, лох человек или не лох, потому что, мне кажется, лохануться может каждый. Я к её роману – не то чтобы у меня роман с Ксенией – к её роману, книге я отношусь трезво. Все мои иллюстрации старались подчеркнуть острые углы и обозначить такие проблемы, вокруг которых мы всё время вращаемся. Я, конечно, немного приукрасил, сделал бёдра Ксении покраше и бюст повыгоднее, потому что чем краше…


Ксения: Наряднее.


Андрей: Да, чем краше и наряднее великая…


Ксения: Лошиная матка.


Андрей: Да, лошиная матка, тем текст будет точнее.


Ксения: Это правда.


Андрей: И тем больше будет поводов у читателей обсуждать эту проблему, с которой мы сталкиваемся каждый день.


– Скажите, а сколько образов есть у Ксении у вас в голове на сегодняшний день?


Андрей: Я не перестаю удивляться, что Ксения каждый день в новой роли. Я понимаю, что это большой талант, что это невероятный труд 24 часа в сутки, и я могу сказать точно, что Ксения большой мастер переодевания и перевоплощения. Мне кажется, что она должна себя ещё больше пробовать в кинематографе и театральном искусстве. И мне хочется увидеть её на подмостках хорошей московской театральной площадки. А кого бы вы хотели, Ксения, сыграть?


Ксения: К сожалению, до Раневской я ещё не дотягиваю. Пока «кушать подано» – это моя роль.


Андрей: Мне кажется, шпионку могла бы сыграть.


Ксения: А мне, наоборот кажется, что я смогу играть не характерную героиню, как многие меня видят, а мне по ощущениям кажется, что могу сыграть трагическую роль. Если мне и приходит мысль сыграть какую-то роль, то это, конечно, ночной портье – такая странная жертва странных обстоятельств, такая садомазохизтическая история в глубине большой драмы.


– Вопрос от телеканала «Подмосковье»: где лохов больше – в Москве или Подмосковье?


– Да их везде полно. Это же не зависит от количества денег и места жительства. Это состояние души, поэтому их и там, и там достаточно.


– Вы начинаете свою книгу словами, что все ваши беды от того, что вас окружают лохи. После составления этой классификации вам стало проще жить?


– Знаете, когда высказываешь миру, что тебя беспокоит, тебе и вправду становится проще жить. Мне кажется, что это произошло и со мной после того, как я написала эту книгу.

Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *