Шоколад на крутом кипятке

№ 2010 / 42, 23.02.2015

Двад­цать лет про­шло с тех пор, как вы­шел в свет «Шо­ко­лад на кру­том ки­пят­ке» – ро­ман мек­си­кан­ской пи­са­тель­ни­цы, ра­бо­та­ю­щей в жа­н­ре ма­ги­че­с­ко­го ре­а­лиз­ма, Ла­у­ры Эс­ки­вель. С тех пор он был пе­ре­ве­дён на трид­цать пять язы­ков

Двадцать лет прошло с тех пор, как вышел в свет «Шоколад на крутом кипятке» – роман мексиканской писательницы, работающей в жанре магического реализма, Лауры Эскивель. С тех пор он был переведён на тридцать пять языков, издан в 98 странах мира, его суммарный тираж – десятки миллионов экземпляров. Мексиканские страсти, мистика и история любви, достойная даже пера Шекспира, взбудоражили читателей во всём мире. Бурлящие эмоции и непреодолимые преграды между влюблёнными могли бы быть слишком похожими на мексиканский сериал, но в жизнь героев вторгается мексиканская революция, внося свои коррективы в судьбы героев. В 1992-м году вышел фильм, сценарий к которому написала сама Эскивель. Эта экранизация получила несколько премий мексиканской киноакадемии, номинировалась на «Золотой глобус» и премию британской киноакадемии BAFTA. А на днях в «Другом театре» состоялась премьера одноимённого «кулинарно-мистического» спектакля о любви молодого режиссёра Оксаны Цехович.


На совсем небольшой сцене Центра-музея Владимира Высоцкого развернулась жизнь одной большой семьи – целая эпоха. Мать, три дочери, прислуга, женихи… Смерть забирает героев, но, в лучших мистических традициях, со сцены они уходить не торопятся и продолжают участвовать в жизни героев, появляясь в кульминационные моменты, чтобы помочь или помешать им. А самое главное, что всё происходящее щедро приправлено юмором и огромным количеством уникальных рецептов, про которые сама Эскивель говорит, что все эти блюда действительно можно приготовить. На глазах у зрителя несчастная от любви Тина (Ксения Ларина) режет лук, замешивает настоящее тесто, приправляет блюда из натуральных овощей чесночным соусом, а Александр Нестеров в роли «закадрового переводчика» угощает зрителей текилой, которую предлагается закусить не как принято, лимончиком и солью, а целым стаканом табаско. На фоне ярких декораций, ослепительно красивых женщин и колоритных музыкантов в соломенных сомбреро (их роли исполняют Алексей Багдасаров, Антон Фёдоров) время от времени появляется обаятельный молодой человек в классическом деловом костюме и поясняет, о чём в данный момент говорят на сцене. Эдакий суфлёр, подсказывающий зрителю, в каком году началась и чем закончилась мексиканская революция, почему именно в Мексике текилу запивают острейшим соусом, а также рассказывал о продуктах, неизвестных у нас в стране, как только Тина собиралась добавить их в новое блюдо.


Признаться, несколько раз казалось, что вот-вот на сковороде зашкворчит масло и запахнет, например, жареными говяжьими хвостиками. Но нет – это была всего лишь иллюзия. Сцены душевных терзаний, мексиканские (и не только) песни под гитару, сильнейшая концентрация событий за 2,5 часа спектакля не дают зрителю отвести глаз от сцены ни на минуту.


После спектакля на вопросы «ЛР» ответили режиссёр Оксана Цехович и директор «Другого театра», а по совместительству ещё и главный режиссёр «Квартета И», Сергей Петрейков.







Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

– Оксана, стремились ли вы – и удалось ли – передать мистико-реалистичесую специфику романа Эскивель?


– Постановка театра и литературное произведение всё-таки отличаются. Весь событийный ряд, всю мистическую, революционную и любовную линии я оставила неизменными. Естественно, роман – большое произведение, что-то сокращено, но вся событийная линия от начала до конца сохранена. Мы пытались с актёрами и со всей командой проникнуть в эту стихию – Мексики, начала века, революции, танцев, страстей, запахов… Конечно, атмосфера немножко отличается, но всё-таки мне кажется, что революционное начало века, так сильно сближающее Россию и Мексику, само продиктовало нам этот ход – проводить параллели между странами. Та же песня «По долинам и по взгорьям» (партизанская песня гражданской войны. – Прим. ред.). Честно говоря, она появилась в России позже, в 10–20-е годы, но она была настолько популярна, что её и испаноязычное население пело, и её пели даже в Мексике. То есть, взять эту песню и спеть на испанском – даже не моя идея. Мне кажется, она очень удачно вплетается в контекст спектакля и, как мне кажется, объединяет. Хотелось объединения России и Мексики, хотелось внести в спектакль что-то, что касается и нашего народа. Поэтому и «Победа либерально-демократической партии» возникла.


– Вы упомянули запахи. Не возникало желания наполнить зал этим восхитительным букетом ароматов мексиканской кухни?


– Мы сейчас хотим немножко усовершенствовать спектакль запахами. Но в этом есть небольшая сложность – не все площадки разрешают использование на сцене какого-либо огня, поэтому режиссёры ухищряются как только могут. Но будем стараться. Запаха хочется. И я думаю, что люди, которые придут на спектакль 29-го октября, уже их почувствуют. Я хочу постоянно усовершенствовать спектакль. Я из тех режиссёров, что постоянно вносят какие-то коррективы и новшества – с каждым показом.


– Сергей, а как вам? Чем спектакль отличается от других постановок «Другого театра»?


– Во-первых, материал. Спектакль поставлен не на основе драматургии, а на основе романа, что дополнительную сложность представляло – но с ней успешно справились. С прозой обычно режиссёры буксуют – нужно, чтоб кто-то сценарий написал, кто-то что-то придумал. А Оксана – молодец, сама с этой задачей справилась – и правильно сделала. А ещё сразу чувствуется, что спектакль сделан командой. Все друг другу подыгрывают – нет такого, что где-то актёр стоит, сзади – кордебалет идёт. Именно такой сплочённый коллектив, который навалился и сделал. И сделал очень хорошо. Поэтому ощущается такая хорошая здоровая энергия. Это мне очень нравится.


– Оксана, а как возникла идея – вывести на сцену этого замечательного «суфлёра», подсказывающего зрителю то, чего он, возможно, не знает?


– (Смеётся.) Честно говоря, когда спектакль был уже сделан, чего-то нам, показалось, не хватало. Как будто мы немножко со стороны смотрим на Мексику. И Сергей Дмитриевич Петрейков предложил такой ход. Было сложно, но, честно говоря, я справилась. Вчера ещё проверяли что-то, но сегодня я полностью согласна, что без него спектакль бы не так удался. Эта идея сработала. Я сама его назвала «переводчик с иностранного». Получается, что какие-то вещи, которые от нас далеко, должны быть донесены до зрителя через посредника. И такой человек возник.


Сергей Петрейков:


– Это был ход чисто эстрадный. На самом деле, он простой и понятный, но всегда беспроигрышный. А Саша (имеется в виду актёр Александр Нестеров) подхватил идею и блестяще справился с ролью на раз.

Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *