СТРАННАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ

№ 2006 / 7, 17.02.2006, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Сегодня имя Алексея Слаповского известно только писательской элите. Хотя его почитают все домохозяйки страны.

У нас в стране, наверное, нет такой семьи, которая бы осталась равнодушной к поставленному по его сценарию телесериалу «Участок». Другое дело: фамилию сценариста домохозяйки не запомнили. Вот такая у писателя сегодня странная популярность: книги, приносящие литературное имя, теперь читают единицы, а создатели фильмов, имеющих нынче миллионы зрителей, остаются почему-то безымянными героями.

Алексей Иванович Слаповский родился 29 июня 1957 года в селе Чкаловское под Саратовом. Вырос в семье зоотехников. Окончил в 1979 году филфак Саратовского университета. Работал школьным учителем, грузчиком, на телевидении, завотделом журнала «Волга».

Свою карьеру Слаповский начинал как бард-надомник. Потом он переключился на драматургию.

В 1988 году напечатал в журнале «Волга» первую пьесу «Бойтесь мемуаров!», которая была поставлена всего лишь один раз – в Сызрани. Другая пьеса писателя «Вишнёвый садик» в мае 1994 года была удостоена в Германии премии на Первом европейском конкурсе драматургов.

В 1989 году Слаповский дебютировал как романист, опубликовал в «Волге» роман «Искренний художник». Правда, критика его не заметила. Зато резонанс вызвал авантюрный роман «Я – не я» («Волга», 1992, №№ 2 – 6). Книга рассказывала о переселениях одного гражданина в тела его современников. Андрей Василевский охарактеризовал это сочинение как «роман легковесный, …но любопытный, не скучный». Может, именно поэтому он попал в шорт-лист Букеровской премии в 1993 году.

Анализируя в 1994 году в «Литгазете» творчество А.Слаповского, Р.Арбитман особо отметил, что писатель складывает «мозаичную картину нашего бытия из готовых пластмассовых кусочков старенького литературного конструктора, который уже тысячекратно использовался до него». В какой-то момент Слаповский увлёкся детективами. Так, в 1996 году он опубликовал в журнале «Звезда» роман «Гибель гитариста», который ехидный Виктор Топоров воспринял как «совмещение приёмов Агаты Кристи и отчасти Патриции Хайсмит со стилистикой и настроением поэмы всё того же Бродского «Посвящается Ялте» («Независимая газета», 1996, 20 августа).

Возможно, именно детективы подтолкнули Слаповского вплотную заняться так называемой коммерческой литературой. На этом поприще он, кажется, даже преуспел. Другой вопрос: запомнил ли кто «коммерческие» книги писателя?

Здесь, я думаю, будет уместно привести запись от 7 сентября 2000 года из дневника Сергея Есина: «Дочитал роман Алексея Слаповского «День денег». Подзаголовок «плутовской роман» не спасает. Всё это не имеет внутреннего стержня, картинки жизни, нажим на пьянство русских. Почти на уровне лёгкого формального чтения. По композиции близко предыдущему роману Слаповского «Анкета», та же механичность композиции. Осточертела уже эта ирония, хочется игры с огнём. У Слаповского есть некоторое движение в использовании мата. «А вы проваливайте к ё.м., ё.в.м., с.п.!». Неплохо? Формальный ум, он всегда формальный и именно в этом направлении будет брать своё».

Я не исключаю, что именно увлечение детективами и коммерческими романами подвигло Слаповского взяться за телесериалы. Сначала он придумал мыльную оперу под названием «Остановка по требованию». Потом режиссёр С.Газаров снял по его сценариям десятисерийный фильм «Пятый угол».

Как уверяет писатель, из «Пятого угла» получилась психологическая драма, «это предел серьёзности разговора, который мы можем вести на уровне сериала» («Книжное обозрение», 2004, 26 июля).

Но самый бешеный успех имел сериал «Участок», в котором главную роль исполнил Сергей Безруков. Если верить сценаристу, «Участок» – внешне это детектив, в каждой серии есть свой криминальный сюжет, но в то же время «Участок» очень близок к комедии. Был в драматургии такой жанр – народная комедия, что это такое, никто не понимал. Очевидно, то, что происходит в селе» («Книжное обозрение», 2004, 26 июля).

Кстати, в 2004 году появилась книжная версия этого фильма. Участие в телесериалах дало Слаповскому возможность резко поправить свои финансовые дела. Во всяком случае, он без сожаления в 2000 году закрыл в Саратове журнал «Волга», который редактировал более пяти лет, и с радостью перебрался в Москву.

Позже, воссоздавая путь писателя, Александр Архангельский в «Известиях» изумлялся, как это Слаповский, «владея вихревой, скорострельной фабулой (типовая схема: персонаж смотрит в чужое окно, представляет себя другим человеком, тут же меняется с ним жизненными ролями, затем – ещё и ещё раз… такая вот сюжетная реинкарнация), в построении собственной судьбы почему-то последовательно использовал приём замедления сюжета».

Замедление критик увидел в том, что, отпраздновав успех романа «Я – не я», Слаповский вдруг напечатал разгромную статью о своём литературном антиподе Викторе Пелевине, затем последовал неожиданный прорыв на «хлебный» рынок телесериалов, после чего наш герой вновь вернулся к приносящей нищенские гонорары прозе.

Правда, я не всегда могу понять: какую задачу перед собой поставил Слаповский. Он соскучился по тому, что критика называет качественной литературой, но которая действительно не может принести больших денег? Или ему не терпится придумать новый литературный проект, сулящий баснословные прибыли? Я надеялся ответ найти в романе «Адаптатор» («Знамя», 2004, № 3). Но в итоге до сих пор не могу отделаться от ощущения, что писатель описал самого себя. Кто его герой? Литератор, наловчившийся адаптировать содержание чужих, сложных по материалу книг для массовой аудитории. Но не этим ли последние 10 – 15 лет занимается и сам Слаповский?!

В 2005 году писатель выпустил сразу две книги прозы: «Они» и «Мы». По жанру «Они» – это весьма сердитый роман-фельетон, сталкивающий десятки самых разных москвичей. У некоторых критиков заголовок «Они» вызвал параллели с «Мы» Замятина. В ответ Слаповский пояснил: «У романа было два рабочих названия и оба страшненькие: «Оккупация» и «Самооккупация». А потом пришло название «Они». Конечно, я помнил о Замятине и понимал, что параллель возникнет. Но у Замятина антиутопия, фантастика и кроме параллелей по названию нет ничего общего. Не исключено, что у меня появится книга под названием «Мы», и она будет совсем другая. Не то чтобы я начал играть в литературные игры, просто так получается» («Известия», 2005, 2 марта). «Мы» – это скорее серия рассказов, построенная на методу антиабсурда. Но у него в рассказах вроде бы всё выглядит супернормально. Народ эту игру принял. Но, как верно заметил критик Николай Александров, «на самом деле получился всё тот же Хармс, только изрядно полинявший» («Известия», 2005, 8 августа).

Теперь, видимо, стоит ждать от Слаповского романа «Я».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *