ИМПЕРИЯ ДЕТАЛЕЙ

№ 2010 / 49, 23.02.2015

На­деж­да Кон­да­ко­ва – неж­ное со­зда­ние, со­сто­я­щее из вес­ны и об­ла­ков, спо­соб­ное «вы­пла­кать ве­ка», со­хра­ня­ю­щая тре­пет при­кос­но­ве­ния его к «три­над­ца­ти­лет­ней, в дет­ских цып­ках дро­жа­щей ру­ке», об­ре­тя се­го­дня не из жиз­ни





Надежда Кондакова – нежное создание, состоящее из весны и облаков, способное «выплакать века», сохраняющая трепет прикосновения его к «тринадцатилетней, в детских цыпках дрожащей руке», обретя сегодня не из жизни, а как школьник на дополнительных уроках, смысл мироздания, где «земля как пушинка легка и несётся куда-то средь иносказаний, расталкивая облака». С чувством предвидения истинного поэта: «вдруг выйдешь, как будто из дома, до горя ещё, до разлада». Понимая империю деталей, просящихся в стихотворение, как в лютый холод в дом просятся щенки, но нежно и вежливо отзываясь: «только честные хлеб и вино». Создающая рукотворную пластичность словосочетаний, которая поднимается на цыпочки и тоже хочет стать поэзией:







Прошедшее и в горести красиво,


особенно – не ставшее судьбой…


Пытаюсь вспомнить платье, что носила,


когда была любимая тобою.



Или просто, очень просто: «какие жары и морозы по коже ходили, когда ты меня целовал!» Или невыносимо сложно, до сбивания ритма сердца: «от смуты к смуте, от мути к мути…». Пройдём мимо красивых больших понятий: «и хоть чуть-чуть родине стать – родной». Но опять зацепит простое и честное, которое больше огромного неба и смысла слов словаря Ожегова, и это будет «словно в большом проёме между окном и лесом».

Михаил АНДРЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *