Чёрно-белая лебедь

№ 2011 / 10, 23.02.2015

Не­множ­ко су­мас­шед­шая ба­ле­ри­на, стра­да­ю­щая син­д­ро­мом от­лич­ни­цы (На­та­ли Порт­ман), меч­та­ет стать при­мой в «Ле­бе­ди­ном озе­ре». Ба­лет­мей­стер (Вен­сан Кас­сель) ви­дит в ней боль­шой по­тен­ци­ал, но счи­та­ет, что ей не хва­та­ет ог­ня и по­роч­но­с­ти.


Режиссёр: Даррен Аронофски


В ролях: Натали Портман, Мила Кунис, Венсан Кассель, Барбара Херши, Вайнона Райдер, Бенжамен Миллепье, Ксения Соло, Кристина Анапау, Джанет Монтгомери, Себастьян Стэн, Тоби Хемингуэй, Серджо Торрадо, Кристофер Гартин


США, 2010, 108 мин.






Немножко сумасшедшая балерина, страдающая синдромом отличницы (Натали Портман), мечтает стать примой в «Лебедином озере». Балетмейстер (Венсан Кассель) видит в ней большой потенциал, но считает, что ей не хватает огня и порочности. В самом деле, она очень правильная, не ругается матом, не знает, что такое секс, и плачет по пустякам. Пытаясь сделать из неё настоящую балерину, он склоняет её, но не очень навязчиво, к интимным отношениям. Дело в том, что в его постановке одна и та же балерина должна играть белую и чёрную лебедь. Если героиня Портман идеальна для первой роли, так чиста, непорочна она и светла, то для второй её явно не хватает. Потому что чёрная лебедь в видении балетмейстера – женщина-демон, воплощение страсти и тёмной энергии. И всё же у неё появляется шанс. Она прикладывает всевозможные усилия, вступает в сложную борьбу с собой. По мере того, как её психика от непосильного напряжения даёт сбои, её начинают посещать галлюцинации. Она потихонечку сходит с ума на фоне одержимости одной идеей – суметь трансформироваться в чёрную лебедь. Масла в огонь подливает соперничество – развратная дублёрша (Мила Кунис) кажется главной героине претенденткой на её место. И ещё бы – она-то больше похожа на чёрную леблядь! То есть лебедь.


Сюжет очевидно незамысловатый и далеко не новый, содержание близко к спортивной драме, но, в общем, любому ясно, что не это важно. Конёк Дарена Аронофски – форма, киноязык, которым он пользуется, рассказывая о довольно банальных вещах. Поэтому в «Чёрном лебеде» важнее оказывается не вопрос «что», а «как». И удивительно – но первая половина фильма представляет собой вполне протокольное повествование, без использования того самого языка, который характеризует стиль Аронофски. Зритель недоумевает, кто-то уходит из зала, слышатся возмущённые реплики, и это понятно, потому что на экране разворачивается заурядная производственная драма, причём снятая буквально, без метафор и любопытных образов.


Но одновременно с тем, как прима окончательно сходит с ума, действие фильма теряет привычную рациональность. Её видения искажают реальность, судорожное напряжение мира героини передаётся в действие, которое вдруг становится динамичным, хаотичным и магическим. И в этой атмосфере воспалённого сознания, в которую вовлекается и зритель, Аронофски прекрасно справляется с главной задачей – перевоплощение белой лебеди в чёрную. И, пожалуй, эта идея – идея трансформации – является ключевой в фильме, а совсем не сюжет гибели в искусстве, как кому-то могло показаться.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *