А был ли ёрш?

№ 2011 / 12, 23.02.2015

Кни­га сти­хов для де­тей Ва­лен­ти­ны Еро­фе­е­вой-Твер­ской «Ожи­да­ние чу­да» (Ека­те­рин­бург: Ас­ПУр, 2010) не­дав­но удо­с­то­е­на все­рос­сий­ской ли­те­ра­тур­ной пре­мии име­ни Пе­т­ра Ер­шо­ва.

О пользе точности и буквализма в стихах для детей



Книга стихов для детей Валентины Ерофеевой-Тверской «Ожидание чуда» (Екатеринбург: АсПУр, 2010) недавно удостоена всероссийской литературной премии имени Петра Ершова.


В книге есть стихотворение «Рыболов», главный герой которого – речной ёрш. Вот и поговорим о ершах, тем более что автор «Конька-Горбунка», чьим авторитетом теперь освящён сборник Ерофеевой, своей фамилией, скорее всего, обязан этим маленьким рыбкам.


Итак, события, происходящие в «Рыболове»: «Я в заливе Иртыша/ на крючок поймал ерша./ Золотая чешуя,/ плавники колючие,/ чтоб в ладонях удержать,/ мне пришлось помучиться». Уже первая строфа смущает. Залив – это водное пространство, вдавшееся в сушу. Слово обычно применяется к пространствам морским, обширным. А вот затон – вдавшийся в берег речной залив, заводь. Именно слово «затон» чаще всего и употребляется как рыбаками, так и прочими смертными, когда речь идёт об иртышских заводях. Скажете, мелочь? Допустим. Однако такой пустячок «тянет» за собой «золотую чешую» ерша – ляп, вызванный давней привычкой автора к машинальному украшательству стихов поэтическими штампами!


Ёрш – не карась, послуживший несколько тысячелетий назад китайцам для выведения многочисленных аквариумных разновидностей золотой рыбки, а рыбёшка серого цвета, с зеленоватой спинкой, испещрённой тёмными пятнышками. Да, при солнечном свете ёрш может слегка отливать желтизной, но и только. До «золотой чешуи» тут весьма далеко, о чём скажет вам каждый рыбак. И, кстати, удержать ерша в руке сложно не столько из-за колючих плавников, сколько из-за обильной слизи, которой покрыта рыба, – она попросту выскальзывает из пальцев.


Плывём дальше. Юный рыболов говорит ершу, что отнесёт его жить к себе домой. На что ёрш, захлёбываясь воздухом, пытается возразить: мне, мол, твой дом не нравится, «здесь, в заливе Иртыша,/ на припёке в камышах,/ в плавной будничной тиши/ рыбам-то вольготней жить…». Опять – полное незнание того, о чём написано. Ёрш, как известно, – рыба донная, она избегает сильного течения и предпочитает держаться на глубине, между старыми сваями, в подмоинах, у крутых берегов с нависшими деревьями, а в жару – прячется в тень. Так же, впрочем, как и многие другие обитатели подводного мира, например, налим. Поэтому «на припёке», да ещё и в каких-то «камышах», притянутых сюда исключительно ради рифмы, вольготной жизни у ерша не может быть по определению. Всё – лёгкий, торный путь для скорого сотворения очередного текста, пустая фантазия автора, никогда, очевидно, не бывавшего на рыбалке и не ловившего ершей.


И эта догадка полностью подтверждается совершенно нелепым финалом стихотворения «Рыболов». Вот он: «Отпущу-ка я ерша/ жить и плавать в камышах». Снова, прежде всего, бросается в глаза, что, взяв наугад, для простого решения формальных задач тематически вроде бы близкие слова «Иртыш», «ёрш», «камыш» из-за тотального незнания материала автор в итоге конструирует абсурд. Ёрш, в который раз поясню (как, к примеру, и стерлядь, окунь или упоминавшийся налим), – рыба, заглатывающая наживку чрезвычайно глубоко, иногда прямо в желудок. Именно поэтому вышеуказанных рыб часто добывают пассивно – «самоловом»: схватив наживку, они, как правило, не могут сойти с крючка. Соответственно, снять их с этого крючка и не искалечить – тоже довольно трудно: порой приходится попросту обрезАть поводок (лесу). При любом раскладе: рыба с серьёзными повреждениями глотки и/или пищевода, без которых в данном случае невозможно обойтись, будет не «вольготно жить», если отпустить её на волю, а мучительно погибать. Возникает резонный вопрос: а был ли ёрш? Думаю, ответ на него однозначен: ерша не было!


Наверняка спросят: к чему вся эта дотошность, к чему столь въедливое занудство? Мы ведь говорим о стихах, а не о книжке по ихтиологии! Что ж, объясню. Стихи Ерофеевой адресованы детям. А у ребёнка абстрактное, аналитическое и – отчасти – синтетическое мышление ещё не развиты. Ребёнок познаёт окружающий мир по преимуществу подробно, буквально: вещь за вещью, листик за листиком, жучка за жучком. Только потом, на следующем, более позднем этапе он начинает разделять и соединять, фантазировать и надстраивать, мыслить метафорами, ассоциациями, ретроспекциями и абстракциями. Но до тех пор он должен получить, впитать в себя, освоить наличную реальность – так, как она есть, непосредственно.


Ребёнку можно рассказывать и сказки. Но разве сказка не живёт по своим строгим законам? Разве сказка – это хаотичное нагромождение нелепостей и свалка абсурда? Совсем нет. Хорошая сказка – воплощение точности, тонкости, мудрости и красоты. На звание сказочника Ерофеева, слава Богу, не претендует, однако и повседневная жизнь родной природы – сказка, которая за нашим окном, рядом с нами, – её перу, к сожалению, не даётся.


Я специально выхватил для критики лишь одно стихотворение Валентины Ерофеевой-Тверской. Какую «реальность» и в каком виде преподносит она детям – видно на примере этого опуса достаточно хорошо. Нужно ли говорить, что и по остальным стихам книги «Ожидание чуда» тоже в изобилии рассыпаны «чудеса» (мосты через озёра, «чад чабреца» etc. – до бесконечности), способные по «прихоти» автора чудовищно исказить зарождающееся мировидение маленьких читателей и полностью дезориентировать их. Живой, разнообразный, выпуклый, предельно конкретный микро- и макрокосмос передан в стихах Ерофеевой стёрто, неточно и нечутко, вслепую, штампами, без любви – словно кем-то посторонним или даже чужим.


Писать для детей – дело большого таланта и огромной ответственности. В рассмотренном сборнике нет, к сожалению, ни того, ни другого. Ожидаемое с подачи автора чудо – чудо приобщения детской души к окружающей жизни – не совершилось.


Жаль, что учредители всероссийской литературной премии имени Петра Ершова с ходу, целиком и без разбора «заглотили» поделку Ерофеевой-Тверской, как тот ёрш – крючок с червяком. Видимо, перегрелись «на припёке в камышах». Но юные читатели-то почему должны от этого страдать?..

Виктор БОГДАНОВ,
г. ОМСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *