Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

№ 2011 / 52, 23.02.2015

Пред­став­ляю чи­та­те­лям Ки­рил­ла Мям­ли­на и его кни­гу «Вы­со­кий Ком­му­ни­та­ризм как Рус­ская Идея» (из­да­тель­ст­во «Кис­ло­род»). Изу­чал я её с ка­ран­да­шом в ру­ке, поч­ти на каж­дой стра­ни­це ос­тав­ляя за­клад­ки.

Выход из тупика?



Представляю читателям Кирилла Мямлина и его книгу «Высокий Коммунитаризм как Русская Идея» (издательство «Кислород»). Изучал я её с карандашом в руке, почти на каждой странице оставляя закладки. Сам автор окончил Московский станкостроительный институт и Будапештский технический университет, успешно занимался бизнесом, работал в руководстве одного из российских банков. Но в последние годы отошёл от практики и занялся углублённым исследованием глобальной экономической системы. Им написаны сотни статей по политологии, истории и экономике; под ником martinis09 он является одним из наиболее популярных авторов русской блогосферы. Что же такое – «коммунитаризм»? (От лат. «communita – единение; communis, одного корня с munus – обязанность.) Это направление в социальной теории, приобретшее популярность к концу ХХ века, стремящееся к сильному гражданскому обществу, основой которого являются местные сообщества и общественные организации, а не отдельные личности. Сутью теории является поиск гибких форм баланса между правами личности и общества, индивидуальной свободой и социальными обязательствами.





Сегодняшний системный кризис в мире связан с кризисом идеологии либерализма. При этом ограниченность выбора самих политических теорий – социализма, либерализма и фашизма – заставляет задуматься о создании новой, «четвёртой» политической теории, о которой говорили многие мыслители в последнее столетие – от Ивана Ильина и Николая Бердяева до Алена де Бенуа и Александра Дугина. Новой «универсальной» и одновременно «индивидуальной» политической теорией для каждой страны и каждого народа и должна стать, по мысли автора, политическая теория «Высокого Коммунитаризма». Далее я остановлюсь лишь на некоторых положениях этой книги, потому что передать всю её суть в кратком обзоре невозможно.


Ещё в 1875 году лорд Актон, лорд-начальник юстиции Англии, написал пророческие слова: «Битва, которая проходит через века и в которой рано или поздно всем предстоит сразиться, – это сражение людей против банков». Деньги, деньги, деньги – вот весь смысл сегодняшней цивилизации, он посвящён лишь одному – получению денег. Менялы, которых Иисус выгнал из храма две тысячи лет назад, в течение последней пары сотен лет вновь стали главными действующими лицами истории, а слово «банкир» – синонимом «влиятельного и успешного человека». Мы неуклонно движемся к обществу, где интересы банков и корпораций оказывают на политику определяющее влияние. Олдос Хаксли писал: «По-настоящему эффективным тоталитарным государством станет то, в котором всемогущие политические боссы во главе армии менеджеров встанут над рабами, не желающими свободы, поскольку им нравится прислуживать». Сможет ли выправить положение «либеральная модернизация», о которой столь ратует Д.Медведев, этот «наилиберальнейший» политик (он же первый руководитель страны, оценивающий крушение СССР позитивно)? Смешно об этом даже и говорить. Идёт просто опора на полное привязывание государства к внешним мировым структурам, откуда черпается поддержка и признание. Российские либералы – это в основном те, кому ближе понятие «ворюга мне милей, чем кровопийца», но их позиция, при продолжении растаскивания страны, приведёт к неминуемой «пугачёвщине» и её подавлению силами внешней интервенции.


России требуется прорывной проект модернизации – прежде всего в сознании. Нам нужны новые горизонты видения и понимания того, что есть дальше горизонта. Там нет «денег», они ничтожны. Уникальность русской цивилизации в том, что наиболее эластичным и живучим народом в мире является русский народ. Только на протяжении одного ХХ века наше общество успело пожить в условиях монархии, капитализма, идеократии, социализма, демократии с поворотом к дикому капитализму. Накопленный нами веками опыт выживания в любых условиях, с одной стороны, принёс страдания, с другой – дал тяжёлый, а значит, тем более ценный опыт. К тому же, как ехидничают либералы, «русские варвары и колонизаторы врывались в стойбища, аулы, кишлаки и хутора», но почему-то оставляли после себя школы, больницы, театры, музеи и университеты. Сегодня Россия находится вновь в пределах стадии максимального своего сжатия. Но «пружина» сама не разожмётся – нам, живущим сегодня поколениям, нужно добиваться её «разжатия». В противном случае нас ждёт «детство» демократии, зародившейся в Древней Греции, когда, условно говоря, «каждый свободен и имеет десять рабов». Вот только «каждый» – это не мы с вами, а «банкир». Александр Зиновьев говорил: «Слова «капитализм» и «демократия» – это идеологические пустышки. Реальный Запад совсем другой. И та социальная система, которая там сейчас существует, – это уже сверхобщество».


Постскриптум. Из письма Гоголя – Белинскому: «Вы говорите, что спасение России в европейской цивилизации. Но какое это беспредельное и безграничное слово. Хоть бы вы определили, что такое нужно разуметь под именем европейской цивилизации, которое бессмысленно повторяют все». А ещё в начале ХХ века известный этнопсихолог Д.Н. Овсянико-Куликовский говорил: «слабоумные и идиоты лишены национальных признаков». Но верно и обратное: лишённый национальных признаков – слабоумен. Нет, не случайно для мыслящих русских людей слово «либерал» ныне стало ругательством, трансформировавшись в «либераст». Читайте Кирилла Мямлина.




Пиршество стиля






Знаете ли вы, что многие классики отечественной и мировой литературы не чурались фантастики? И Хемингуэй, и Ремарк, и Эдгар По, и Джек Лондон, и Набоков, и Гумилёв, и Маяковский, и Шукшин, и даже Максим Горький с Владимиром Гиляровским. Эти произведения – повести, рассказы, стихи – остались как бы «непрочитанными», но сохранились в архивах. Разыскать их оказалось чрезвычайно трудно. Однако удалось, что явилось настоящей литературной сенсацией. В итоге издательство «Снежный Ком М» любезно предоставило читателям редчайшую книгу «Классициум: антология» (составители – Глеб Гусаков и Игорь Минаков), в которой собраны жемчужины этого жанра, принадлежащие мастерам пера.


Более того, и общеизвестные биографии у классиков оказались совсем не те, как мы привыкли думать. Открылись новые факты. Хемингуэй, к примеру, дружил и переписывался с Циолковским и Королёвым. А Сетон-Томпсон был основателем ареозоологии, тщательно изучая жизнь животных с других планет. Эдгар По был самым настоящим долгожителем, дотянув аж до своего стовосьмидесятилетия. Набоков первый вариант «Лолиты» написал под несколько иным ракурсом, поместив главных героев на Марс (Лолита оказалась старше Гумберта Гумберта на две тысячи лет, поскольку была марсианкой, а он – землянином; за что её и арестовали, как соблазнительницу малолетнего). Шукшин же вообще свои первые ранние рассказы написал на Венере. Да и остальные классики не раз летали то на Марс, то на Юпитер, подолгу жили там, творили, любили, участвовали в местных колониальных войнах и оставили на далёких планетах свой след.


Вот только не подумайте, что я или издатели сошли с ума. Нет, просто книга такая – феерическая и фантастическая, действительно уникальная в своём роде, настоящая антология «нефантастической классики». Собралась группа писателей, в количестве 21 человека, все профессионалы-фантасты, с чувством стиля, и сочинили за литературных мастеров прошлого рассказы, повести, поэмы, стихи. Причём сделано это на высоком уровне, не придерёшься. Если Эрнест – то рубленые фразы, если Бабель – то с одесским говорком. Настоящее пиршество фантазии и стиля. Читается с удовольствием.


Постскриптум. Издатели предупреждают в конце книги: «Поборников авторского права спешим известить, что имена авторов сокрыты сознательно, а имена классиков, которые вы заметили в начале каждого текста – всего лишь часть названия. Умысел же наш состоит в том, чтобы попытаться доказать, что современный писатель-фантаст может создавать не только стрелялки на потеху публике, но и серьёзные тексты уровня признанных образчиков настоящей литературы. Пусть и на нереалистической основе». А кто бы и сомневался! Молодцы, ребята.




Возвращение русского романа



С тихим и немым ужасом смотрел я на тысячестраничный «кирпич» Сергея Самсонова «Проводник электричества», изданный в «Эксмо», и думал: сколь много долгих и мучительных дней и ночей предстоит провести мне за чтением этого романа. Но всё оказалось гораздо проще и приятнее. И прочитал быстро, и радостное душевное волнение охватило, поскольку книга того стоит. Это действительно настоящая Литература, аннотация на сей раз не врёт: «уникальная по охвату исторического материала и психологической глубине книга, в которой автор великолепным языком описал период русской истории в более чем полвека». Со времён Второй мировой войны по сегодняшний день. Но ужас всё-таки был, и заключался он в другом. В горечи нашего российского бытия, в описываемых автором событиях.





Но вначале чуть коротко о многолинейном сюжете. Самсонов в своём новом произведении продолжает в какой-то степени свой предыдущий роман «Аномалия Камлаева», наделавший несколько лет назад много шума, вызвавший в прессе лавину откликов. Восторженных, в основном. Там главным героем был выдающийся хирург Варлам Камлаев, спасший во время войны сотни жизней. Здесь его судьба, представленная в виде дневников, также служит неким контрапунктом или катализатором для его потомков – композитора Эдисона Камлаева и Ивана Ордынского, юного врача-патологоанатома. Первого «выдавили» в своё время из Советского Союза, второй вообще всю жизнь пробыл в Мюнхене, и вот сейчас оба возвращаются на родину в Россию, где сталкиваются с огромной и безжалостной страной во всём беспредельном размахе её гражданской дикости. И ужасе, если честно. Потому что нет ничего ужаснее мерзости человеческого запустения, из которого растут все пороки. А персонифицирует этот ужас третий главный герой романа – начальник оперчасти одного из московских райотделов милиции Анатолий Нагульнов, по прозвищу Железяка. Персонаж, как ни странно, вызывающий симпатию, поскольку у него есть предел, черта, которую он в силу своих внутренних нравственных законов не может переступить. Да, он давит, крышует, убивает, ненавидит попавшую ему под лапу нечисть, а что прикажете с ней делать, когда закон бессилен? Когда закон только и существует для нечисти, а справедливости в России никогда не было, нет и не будет. Вот и его дочку его же коллеги из соседнего отдела по ошибке хватают прямо на ночной улице, затаскивают в ментовскую, насилуют там, а потом едва не закапывают в лесу. Случай спасает. Ну а уж когда Железяка выходит на тропу войны, то пощады не жди.


Признаться, главы с Нагульновым я читал с наибольшим интересом. И не сразу понял, кого он мне напоминает? Подполковника Карпова из сериала «Глухарь». Многие ситуации идентичны, даже выражения: «А у тебя что – кровь не течёт?» или «Справедливость – это не карамельки, чтобы всем отвешивать поровну» и т.д. Это не плагиат, думаю, что Сергей Самсонов являлся одним из сценаристов «Глухаря». И вот что любопытно. Сам «Глухарь» со временем как-то сдулся, а артист Максим Аверин и вовсе, к моему великому сожалению, пропал в шоу-бизнесе, отплясывая вместе с Лолитой и Борей Моисеевым, потерял Богом данный дар. Мог бы вырасти в выдающегося русского артиста. А вот образ подпола Карпова приобретает в наши дни всё большее значение. На него вся и надежда. Хотя и это тоже ужас, когда человек в отчаянии хочет прислониться к лютому добру, ища у него защиты от лютого зла.


Роман остался незаконченным. Сюжетные линии, в частности, с тем же Нагульновым, ждут дальнейших разработок. Уверен, что автор приберёг для читателя третью часть истории Камлаевых, а по сути – историю современной России. И весьма отрадно, что уже в «Проводнике электричества» появляется какой-то слабый свет в конце туннеля, хотя бы частично возвращается надежда на то, что верность, любовь, честность – это не пустые слова и что кто-то до сих пор может жить не по лжи, а по совести. Связано это, прежде всего, с образом Ивана Ордынского, этакого новоявленного князя Мышкина. Идиота? Так ведь «идиот» с древнегреческого это и есть «гражданин».


Постскриптум. История России всех последних ста лет – это бесконечная череда трагических ошибок и экспериментов. Как наказание какое-то. Почему же так происходит? Отвечу словами подпола Карпова:


– Знаешь, Зимина, в чём была главная ошибка Мичурина? Он полез на сосну за укропом, а его арбузом накрыло.

Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *