Кабардинский новатор

№ 2011 / 52, 23.02.2015

В Наль­чи­ке вы­шла мо­но­гра­фия из­ве­ст­но­го чер­кес­ско­го ли­те­ра­ту­ро­ве­да Х.И. Ба­ко­ва «Бо­рис Ути­жев; по­эт, пи­са­тель, дра­ма­тург». Фе­но­мен ге­роя этой кни­ги сло­жил­ся из мно­гих фак­то­ров: он – по­эт, пи­са­тель, дра­ма­тург

В Нальчике вышла монография известного черкесского литературоведа Х.И. Бакова «Борис Утижев; поэт, писатель, драматург». Феномен героя этой книги сложился из многих факторов: он – поэт, писатель, драматург, талантливый художник, учёный-лингвист (кандидат филологических наук, автор монографии по языкознанию и один из создателей «Толкового словаря кабардино-черкесского языка»), известный журналист, много лет был главным редактором литературно-художественного журнала «Эльбрус», плодовитый публицист.






Борис УТИЖЕВ
Борис УТИЖЕВ

Новаторство Б.Утижева проявилось полнокровно во многих компонентах творчества. Как верно отмечает Х.Баков уже в первый главе «Лирики», Борис Утижев в своём художественном мире сочетает постижение различных форм поэзии, прозы и драматургии. Этот тезис подтверждается исследователем при анализе лирики из сборника «Лия кареглазая», когда поэт чередует стихи и прозаические отрывки философского содержания. Здесь органически сливаются стихи и маленькие «философские эссе», напоминающие размышления на вечные темы искусства, известные в мировой литературе. И названия этих прозаических «заставок» подчёркивают их философичность. «Пчёлы», «Скалы», «Мысли сердца». Переход в прозу как бы освобождает автора от «оков» формы стихотворения и даёт возможность беседовать с читателем на более сложные темы жизни.


Тяга к философским размышлениям была свойственна поэту всю жизнь. Об этом ярко свидетельствуют циклы четверостиший, которые получили название «искры». Философичность наглядна и в его уже давно известных сонетах.


Сочетание элементов всех трёх родов литературы – лирики, эпоса и драмы в одном произведении встречается редко в литературе. Критик И.Гринберг с удивлением писал: «Ведь бывает же так, что один и тот же поэт соединяет даже лирику, эпос, а то и драму» – и считал таковыми лишь четырёх поэтов: А.Твардовского, Н.Тихонова, В.Луговского и Ю.Марцинкявичуса. К ним Х.Баков причисляет и Бориса Утижева, ссылаясь на конкретные тексты его произведений.


Анализ автором монографии драматургии Б.Утижева подтверждает мысль о новаторстве и в этой грани творчества. Борис Утижев получил известность на Северном Кавказе прежде всего как драматург, хотя, по мнению Х.Бакова, Утижев-поэт не уступает Утижеву-драматургу. Ещё при жизни в кабардинской критике его стали называть классиком адыгской драматургии. Трагедии «Тыргатао», «Эдип», «Князь Кучук», «Дамалей» стали визитной карточкой писателя, они ставились на сценах Нальчика, Майкопа, Москвы и в некоторых городах Турции и Сирии, где проживают черкесы. Эти пьесы подробно проанализированы в данной книге.


Каждая из трагедий Утижева посвящена определённой эпохе в жизни адыгов, от античности («Тыргатао») до новой эпохи. Они вызвали огромный интерес у читателей и зрителей. Трагедия «Тыргатао», например, после первого представления была снята со сцены партийными чиновниками, по причинам, о которых пишет исследователь Х.Баков, но по прошествии времени драма снова заняла своё достойное место.


Баков также отмечает, что Утижев впервые ввёл в кабардинскую литературу жанр стихотворений в прозе, и делает подробный эстетический анализ произведений, соблюдая хронический принцип, исследователь пользуется собственными подстрочными переводами, адекватными оригиналу.


Итак, как нам представляется, книга Х.Бакова солидный литературоведческий итог осмыслению творчества и места Бориса Утижева в адыгском литературном процессе.

Юрий ТХАГАЗИТОВ,
г. НАЛЬЧИК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *