Там лес и дол видений полны

№ 2012 / 5, 23.02.2015

Ка­ки­ми свет­лы­ми стра­ни­ца­ми, про­ни­зан­ны­ми ощу­ще­ни­ем ра­до­с­ти жиз­ни, на­по­ён­ны­ми зву­ка­ми и за­па­ха­ми бо­же­ст­вен­ной кра­со­ты рус­ско­го ле­са, от­кры­ва­ет­ся этот ро­ман! Уди­ви­тель­но, но пе­ре­не­сён­ный на те­а­т­раль­ную сце­ну об­раз рус­ско­го ле­са не ис­че­за­ет

МХАТ им. М.Горького завершил год премьерой по роману Юрия Полякова «Грибной царь»



Какими светлыми страницами, пронизанными ощущением радости жизни, напоёнными звуками и запахами божественной красоты русского леса, открывается этот роман! Удивительно, но перенесённый на театральную сцену образ русского леса не исчезает, более того, на протяжении всего спектакля помогает зрителю в минуты наибольшего страдания отдохнуть от едкой горечи происходящего, обрести краткое, но укрепляющее душу омовение.





По мере развития спектакля мы осознаём: «лес» в понимании постановщиков явление неоднозначное, и, как это уже не раз наблюдалось в русской жизни, например, с названием пьесы А.Н. Островского, несёт в себе и значение непроходимого мрака дебрей современной российской действительности. А в этом лесу «видения» жуткие! Чего стоит один только Грибной царь, по легенде, способный исполнить любое желание, а в реальной романной действительности при первом же прикосновении человека превращающийся в отвратительную гору гниющей слизи, кишащей зловонными червями-гадючками, норовящими впиваться в ваше лицо, шею, глаза, уши!.. Фу, мерзость! Да что уши?! В сердце норовят вонзиться, и вонзились уже. В сердце! Собственно о мерзостях жизни, об опасности гибели, куда стремительно несётся наше общество, и ведёт свой нелицеприятный диалог со зрителем театр. Режиссёр-постановщик Александр Дмитриев, молодой, но известный уже как автор популярных спектаклей «Не всё коту масленица» А.Островского и «Деньги для Марии» по повести В.Распутина, провёл тяжелейшую работу в поисках формы спектакля. И она найдена оптимальная: остросовременная, лаконичная, динамичная, оснащённая образной пластикой и резкой и грубой музыкой – в полном соответствии с идейной сущностью авторского замысла и темпоритмом современной российской жизни.


Талант Ю.Полякова – это уникальное мастерство юмориста, где автор подсмеивается и над героем, и над самим собой. И его герои не отказывают себе ни в самоиронии, ни в колкой насмешке над ближним, и в целом, над всей погрязшей в пороке российской жизнью. Режиссёрское решение спектакля – бескомпромиссная пощёчина мещанской «толерантности» и «стыдливому» всепрощенчеству.


Главный герой Свирельников – когда-то офицер советской армии, теперь успешный представитель когорты удачливых дельцов, и неважно, на чём он делает деньги, главное – делает! Он директор фирмы «Сантехуют», торгует унитазами, его жизнь это бешеная гонка, в которой от него требуется только одно – платить за всё: за услуги проституток, за трагедию матери, погибающей под гнётом запойного пьяницы, младшего брата Свирельникова, за предательство друга юности, разоряющего его вместе с бывшей женой Свирельникова, за прогулы и безделье дочери-студентки и измены любовницы, её подруги, платить взятками за удачный заказ и т.д. Ему некогда жить, мыслить, любить, сомневаться, искать. Ему надо «делать деньги» – в этом всё содержание его жизни.


В мастерском исполнении народного артиста России Валентина Клементьева – это не только обобщённый образ потерявшего духовную опору когда-то хорошего человека, это трагедия личности, стремительно летящей в пропасть. Психологический рисунок роли – сложнейший, и выполнен на высочайшем уровне трагизма. В спектакле много ярких актёрских работ и интересных решений, и всё это дополняет и углубляет проблемы образа, созданного Клементьевым. При всей жёсткости изобразительных средств спектакля ему нельзя отказать в человечности. Театр умно и бережно высветил главные идейные проблемы, поднятые писателем – в обществе, потерявшем духовную стройность и пренебрегающем нравственными законами, веками державшими Россию, заражённом неоязычеством и «пофигизмом» по отношению ко всему на свете, человек деградирует, такое общество не жизнеспособно.


И надо отдать должное постановщикам – показав ярко и образно дно, в тине которого задыхается и гибнет человек, они сумели оградить зрителя от пошлости. Да, здесь представлены все низменные пороки, но сделано это так, что зритель воспринимает художественный образ порока, но не купается в грязи.


К чести театра нужно отметить: спектакль выпущен в ответственную пору российского общества, выбирающего своё будущее. «Грибной царь» на сцене МХАТ им. М.Горького заставил вспомнить лучшие времена русского театра, когда он играл важнейшую социально-значимую роль в общественной жизни страны, был на острие самых злободневных решений. Открыто и прямо заявлено: свирельниковщина, рождённая бешеной гонкой за наживой, пагубна для жизни России не менее, чем хлестаковщина. Она просто её разновидность.


Да, зритель нередко смеётся в ходе спектакля. Его душат слёзы от чувства безысходности, от ужаса перед напором мерзости и разврата. Так над чем же смеёмся, господа?! Как бы не пришлось заплакать на развалинах России, горько и протяжно, коль не одумаемся, не проснёмся…

Ариадна РАХИС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *