Почтовая рыба Юрия Козлова

№ 2012 / 8, 23.02.2015

С твор­че­ст­вом Юрия Коз­ло­ва я впер­вые по­зна­ко­мил­ся в 1979 го­ду, ког­да про­чёл по­весть мо­ло­до­го тог­да пи­са­те­ля «Изо­б­ре­те­ние ве­ло­си­пе­да», из­дан­ную «Мо­ло­дой гвар­ди­ей» в по­пу­ляр­ной се­рии «Ком­пас».

С творчеством Юрия Козлова я впервые познакомился в 1979 году, когда прочёл повесть молодого тогда писателя «Изобретение велосипеда», изданную «Молодой гвардией» в популярной серии «Компас». Повесть понравилась. Единственное, чего я тогда не мог понять, так это где автор набрал в Ленинграде такое количество старшеклассников, знающих творчество Максимилиана Волошина, тогда практически не издававшегося, и способных к осмыслению собственного бытия. Понимание этого пришло после – вместе с прочтением других его произведений: «Пустыни отрочества», «Реформатора», «Колодца пророков»… Все они заставляют, как сейчас говорят, включать мозги.





Последний роман Юрия Козлова «Почтовая рыба», вышедший в издательстве «Поколение», – ещё одно тому подтверждение.


На обложке книги изображены люди в костюмах с рыбьими головами. Холоднокровные, пожирающие друг друга обитатели водной стихии, они нисколько не напоминают рыб, символизировавших христианство. Жизнь человека представляется автору в образе «суровой и жёсткой, как казённый конверт, почтовой рыбы».


Главный герой романа Пётр Рыбин (обратите внимание на фамилию, она неслучайна) – начальник парламентского управления по связям с общественностью и СМИ.


Уже в этом кроется немалый смысл. Нравственные искания этого государственного чиновника следует считать неким посланием человека своим соотечественникам и соплеменникам. И вот почему. Он верно служит существующей власти, получая отличную зарплату, разъезжая на персональном автомобиле. При этом он ненавидит эту власть, зная её изнутри. Он одновременно и опора власти, и её жертва.


Типичный россиянин, мучающийся вопросами устройства всеобщей социальной справедливости и работой в государственном аппарате, который, подобно мясорубке, в силу целесообразности текущего момента способен равнодушно перетереть в фарш всё, что угодно, включая карамазовскую «слезу ребёнка».


Главный герой «Библию читал как хрестоматию по государственному строительству».


В чём же убеждался Рыбин? А вот: «Ветхий Завет живописал титаническую борьбу Бога-отца за совершенное, а главное – справедливое общество. Новый Завет – титаническую борьбу Бога-сына за совершенного справедливого человека. Совершенный человек, умноженный на совершенное общество, давал в итоге совершенное государство. Но и в первом и во втором случае высшая мысль потерпела поражение. Священная книга человечества была документальным свидетельством Господа о невозможности изменить человечество к лучшему».


Как верно отметил петербургский поэт Александр Кушнер, «времена не выбирают, в них живут и умирают». Пётр Рыбин – дитя своего времени. Он существует в условиях официально проповедуемых христианских ценностей и реально навязываемого цивилизованному обществу фрейдизма. Либидо – основа всего. Желание, направленное на удовлетворение потребностей. И не только сексуальных!


Теория Зигмунда Фрейда, пришедшая к нам с перестройкой и захватившая умы, не могла не найти отражение в романе, действие которого происходит в постсоветское время, и потому в ряде сцен он предельно, может быть, даже излишне, натурализован. Тем не менее, в контексте этой книги подобные описания можно считать оправданными.


Красной же нитью через роман проходят мысли, которые не могут оставить равнодушными людей, живущих не по принципу современных хозяев жизни: «после меня – хоть потоп».


Сколько стенаний слышится по поводу сталинских репрессий? Замечу, по большей части, справедливых. Но вот что говорит отец главного героя книги: «Люди во все времена были расходным материалом у власти. СССР уже выпил свою меру крови. Его ещё не поздно очеловечить. После СССР, поверь, будет хуже». На возражения сына, что люди перестанут быть расходным материалом, отвечает, что «они превратятся в бесхозный расходный материал, а это хуже, потому что все, кому не лень, начнут расходовать его просто так, во имя ничего».


А что, разве не так?


И вот ещё фрагмент, который не могу не процитировать: «То, что делал доктор Геббельс в масштабах Германии, а доктор Менгеле в масштабах одного концлагеря, сейчас осуществляется в масштабах планеты… План грядущего мироустройства расписан по времени, странам и людям. Основные типы людей будущего определены и спроектированы, равно как и их количество. Лишние, плодящие нищету, загрязняющие землю людишки и народы, будут исчезать как бы в силу естественных причин. Для их спасения, защиты их прав будут создаваться международные организации, комитеты и фонды, об их страданиях будут писать в газетах и говорить с экранов. Но это только поначалу, до исчерпания либерально-демократической матрицы, внутри которой мы пока существуем. Потом всё будет гораздо строже. Человек должен будет пройти тест на жизнь, как сейчас школьники сдают единый государственный экзамен».


Мрачный прогноз. Но заставляющий думать, размышлять, не оставаться равнодушным. А это самое главное. Это то, чего так не хватает литературным дешёвкам карманного формата и многочисленным развлекательным ток-шоу, которые заполонили разные телеканалы.

Алексей ЕРОФЕЕВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *