Лучшее произведение Бориса Акунина

№ 2012 / 20, 23.02.2015

Уве­рен, та­ко­го не ожи­дал ни­кто. Что на Пуш­кин­скую пло­щадь 13 мая при­дут не де­ся­ток ли­те­ра­то­ров и два-три де­сят­ка чи­та­те­лей, что не бу­дет ОМО­На, про­во­ка­то­ров и да­же на­ру­ши­те­лей

Писатели увлекли массы



Уверен, такого не ожидал никто. Что на Пушкинскую площадь 13 мая придут не десяток литераторов и два-три десятка читателей, что не будет ОМОНа, провокаторов и даже нарушителей просьбы организаторов Контрольной прогулки не выкрикивать лозунгов, не приносить флагов.






Фото: Зураб ДЖАВАХАДЗЕ
Фото: Зураб ДЖАВАХАДЗЕ

Не знаю, как другие, но мы с женой отправлялись на это мероприятие не без тревоги. Во-первых, оно не было санкционировано (а уже это подразумевает разгон и автозаки), а во-вторых, оставалось совершенно непонятно, что за люди на него придут. И поэтому мы проинструктировали дочек, как вести себя, если нас долго не будет, прихватили с собой кое-какой еды и воду и отправились.


За полчаса до начала Контрольной прогулки Пушкинская была многолюдна, но мало чем отличалась от своего обычного состояния в воскресный день. Разве что обращало на себя внимание обилие людей с видеокамерами да возникали островки почти давки, в центре которых находились известные писатели – Дмитрий Быков, Борис Акунин, Людмила Улицкая. Менее известных (по крайней мере, в лицо) тоже было немало. Юрий Арабов, Сергей Шаргунов, Борис Минаев, Дмитрий Глуховский, Евгений Лесин, Мария Галина… Были и издатели, критики, рок-музыканты, актёры.


Неожиданно появился Александр Проханов. Но оказалось, что пришёл он не поддерживать Контрольную прогулку, а наоборот. Окружившим его читателям Александр Андреевич говорил, что оранжевой революции нужны жертвы. 6 мая пролилась кровь, а сегодня могут быть трупы. К счастью, его пророчества не сбылись – прогулка, больше похожая, правда, на марш (поступь людей была куда твёрже, а шаг бодрее, чем на шествиях по Якиманке), оказалась хоть и внушительной, но абсолютно мирной.


Впрочем, это была не праздничная, не благодушная мирность – люди, эти многие тысячи, быть может, в последний раз показали, что не хотят гражданской войны, но и не позволят обращаться с собой, как с быдлом. А 6–8 мая в Москве были, по-моему, пиком издевательства власти над народом.


Поразительно, но Контрольная прогулка с лёгкостью развеяла множество мифов, в которые нас заставили поверить. Например, что повсюду прячутся экстремисты и террористы и только и ждут повода дестабилизировать ситуацию. 13 мая ни тех ни других не оказалось. Не понадобились и рамки металлоискателей, шмонающие сумки полицейские, выбрасывающие пилки для ногтей, ножницы и бутылки с водой; не обязательными оказались и подача заявки с числом участников, согласование мероприятия с чиновниками мэрии, милицейскими-полицейскими генералами…


Борис Акунин просто уведомил общественность, что группа писателей хочет прогуляться от памятника Пушкину до памятника Грибоедову тогда-то и во столько-то, и пригласил присоединяться всех желающих. И в назначенное время желающие пришли. И небо не рухнуло на землю, и ни одна подошва не была оторвана на предварительных процедурах, потому что на процедуры писатель Акунин и его коллеги не пошли. (Правда, скептики почти утверждают, что тайные переговоры организаторов прогулки с властями были, но даже если такое допустить, то что эти переговоры могли дать? Никто не знал, сколько человек придёт и кем эти люди окажутся.) Всё как-то само организовалось и получилось. По моему мнению, идея Контрольной прогулки, сломавшей все эти мифы, – лучшее произведение литератора Б.Акунина.


Я был 6 мая в окрестностях Болотной площади. Говорю «в окрестностях», потому что площадь, где должен был состояться митинг, оказалась огороженной и охранялась полицией. Свободной была лишь Болотная набережная, попасть на которую можно было лишь через пресловутые рамки (которые люди уже миновали час назад на Калужской площади). Чтобы снова пройти через них, к тому же с атрибутами шествия и митинга, потребовалось бы ещё часа два… Сейчас правоохранительные органы усиленно ищут зачинщиков беспорядков 6 мая. Мне почему-то кажется, что искать нужно среди тех, кто отдавал приказы перекрывать Болотную, не пускать людей ни влево (где Дом на набережной, а за ним Фабрика с кафешками, галереями и прочими культурно-досуговыми местами), ни вправо, где торчали рамки (впрочем, проблеск разума у кого-то состоялся – их в конце концов убрали), ни назад, откуда напирали участники шествия. Ни уж тем более вперёд, где маячили стены Кремля… А 7–8 мая власть продемонстрировала главный признак тоталитаризма: запрещала гражданам собираться на улице больше двух человек.


13 мая я видел по пути от Пушкинской до Чистых прудов много тех, кто участвовал в событиях 6 мая, за кем гонялся ОМОН 7 и 8 числа. И ничего – когда их не провоцировали ни космонавты, ни рамки, ни барьеры, ни тарахтящий над головой вертолёт – они свободно и мирно шли по городу, пропускали на светофорах автомобили, аплодировали полицейским, просящим быть осторожнее, так как впереди ступени, и закончили прогулку там, где без всяких споров и заседаний, заочно, договорились с литератором Акуниным.


Я не обольщаюсь, что это некая победа. Хотя что-то от победы здесь есть. Не исключено, что вскоре общество наконец-то отстоит право собираться возле памятника Маяковскому по 31-м числам, за что уже третий год бьётся литератор Эдуард Лимонов. Покричать там, поскандировать, проявить активность, что очень любил и в себе и в других Владимир Владимирович. Автор поэмы «150 000 000» и других произведений.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *