Мы не делили ничью собственность

№ 2012 / 31, 23.02.2015

– Ев­ге­ний, мы с ва­ми зна­ко­мы уже лет пять, и все эти го­ды я от­кро­вен­но по­ра­жа­юсь ва­шей ки­пу­чей деятельности в со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре. Вы всё вре­мя за­те­ва­е­те но­вые про­ек­ты.

– Евгений, мы с вами знакомы уже лет пять, и все эти годы я откровенно поражаюсь вашей кипучей деятельности в современной литературе. Вы всё время затеваете новые проекты. Подчёркиваю: не только задумываете, но и осуществляете их. Как до сих пор не устали? Ведь началось это у вас вовсе не пять и не десять лет назад. О том, чем заняты сейчас, мы ещё поговорим, а пока хотелось бы, и не мне одному, узнать, когда и с чего началась для вас большая литература?






Евгений СТЕПАНОВ
Евгений СТЕПАНОВ

– Максим, спасибо за тёплые слова. Я печатаюсь и живу литературным трудом – страшно сказать! – более 30 лет. Первая публикация состоялась в 1981 году. Многие годы в юности я жил в провинции, в Тамбовской области, где рано стал сотрудничать с районной газетой «Трудовая новь», там меня приветил мой учитель – самобытный прозаик Валерий Васильевич Артюшин. Именно работа в «районке» стала для меня огромной школой. Я писал статьи и очерки на всевозможные темы, которые читали жители района, их даже обсуждали солидные люди в Горкоме партии и принимали после публикаций конкретные решения. Я знал, что пишу не просто так. Будет реакция. Печатал там поэтов – своих друзей – Сергея Бирюкова, Марину Кудимову, Александра Федулова… Потом, уже в Москве, я довольно рано стал литературным редактором и корреспондентом – работал в отделе литературы журнала «Огонёк», это было в 1988 году, литературным редактором еженедельника «Семья» (газета выходила тиражом 5 миллионов экземпляров, в неё я попал по рекомендации Владимира Вигилянского), редактором отдела поэзии журнала для подростков «Мы», специальным корреспондентом в газете «Совершенно секретно», где моим начальником был Артём Боровик, в журнале «Столица»… И так далее. И – всё время печатался. И как публицист, и как переводчик, и как стихотворец. Огромную роль в моей литературной судьбе сыграли поэты Сергей Бирюков, Татьяна Бек, Геннадий Айги, Семён Липкин, Михаил Поздняев, с которым мы вместе проработали пять лет – два года в «Семье» и три года в «Столице». Никогда не забуду первые стихи, напечатанные в традиционном толстом журнале. Это было в 1989 году в журнале «Дружба народов». Напечатали меня Татьяна Бек и Наталья Иванова.


– Сейчас вы известный, преуспевающий издатель. Сразу три ваших периодических издания – случай уникальный – так или иначе представлены в «Журнальном зале». Расскажите поподробнее, как удалось доказать коноводам литтусовки необходимость пребывания на одном поле с «Новым миром» и «Знаменем» столь непохожего на них журнала «Дети Ра» – пожалуй, единственной сейчас заметной площадки для неангажированной, да попросту разнообразной современной поэзии?


– Да, я уже много лет веду самостоятельно частную издательскую деятельность. Первую книгу издал за свой счёт в 1990 году, как только это стало возможно в нашей стране. Первый мой журнал «Футурум АРТ» вышел 12 лет назад.


Что же касается «Журнального зала», то я никому ничего специально не доказывал. Подал, как все, заявку на приём. Было голосование. Большинством голосов журнал «Дети Ра» приняли в «Журнальный зал». Я благодарен всем, кто проголосовал за наш журнал. Уверен, что ЖЗ от этого только выиграл, потому что мы действительно представляем разные традиции русской поэзии. Даём, как я полагаю, панорамную картину.


– Как себя чувствуют «Крещатик» и «Зинзивер»? Как бы вы определили особенность каждого из этих журналов?


– Я стал издателем «Крещатика» не так давно – года два-три назад, а редактирует журнал Борис Марковский, я ему помогаю. К моим советам он прислушивается, но, конечно, последнее слово – за Борисом. «Крещатик» – журнал, ориентированный прежде всего на русских писателей, живущих за рубежом.


«Зинзивер» теперь выходит ежемесячно. Это совместный проект Союза писателей ХХI века и Союза писателей Санкт-Петербурга. Председатель редакционного совета у нас – замечательный прозаик Валерий Попов, а зам главного редактора – Владимир Шпаков. Володя Шпаков готовит материалы от СП Санкт-Петербурга, а я – от СП ХХI века. Главная нота в «Зинзивере» – петербургская…


Все наши журналы не имеют никаких дотаций от государства. Это, с одной стороны, плохо, а с другой стороны, мы научились работать в экстремальных, нечеловеческих условиях. Например, журнал «Крещатик» делает один человек – Борис Марковский. Он и отбирает материалы, и корректирует их, и даже верстает журнал. Да, это сложно. Но зато мы никому и ничего не должны.


– В разговоре прозвучало ещё одно ваше детище – Союз писателей XXI века. По моим подсчётам, этому «ребёнку» исполнилось уже года полтора, у него вовсю режутся зубки – так во всяком случае можно заключить по некоторым отзывам, до меня доходящим. Изменились ли первоначальные цели и задачи Союза, созданного как бы в противовес наформалиненным СП? Каково отношение к вашему начинанию в регионах?


– Союз писателей ХХI века создан в самом деле полтора года назад. Создан он в силу ряда причин. Основная причина заключается в том, что современный талантливый литератор не имеет в должной мере возможности для самореализации. У него нет возможности широко печататься. А вот Союз писателей ХХI века такую возможность предоставляет. Члены нашего Союза имеют возможность печататься в журналах «Дети Ра», «Зинзивер», «Знание-сила. Фантастика», «Крещатик», газетах «Литературные известия», «Поэтоград», «Есенинский бульвар» и во многих других изданиях (как минимум, две публикации в год). Мы хотим создать общественную организацию лучших писателей России и зарубежных стран и заниматься продвижением их на литературном рынке.


Всё, что мы создали, мы создали сами. Мы не участвовали ни в каких приватизационных процессах, не делили ничью собственность. Мы сами научились работать и зарабатывать, помогать другим и радоваться помощи от других. Союз писателей ХХI века – общественная организация, но не благотворительная. Функционирует согласно Уставу, утверждённому в Министерстве юстиции РФ, за счёт членских взносов и пожертвований.


СП ХХI века – на мой взгляд, полезная организация. Мы ведём конкретную практическую работу. Самое главное, как я уже сказал, – даём нашим писателям возможность печататься. А это для литератора, по моим представлениям, самое главное. И поэтому к нам в СП ХХI века охотно вступают замечательные писатели не только из Москвы и Петербурга, но также из регионов, где литератору живётся совсем непросто. Я это знаю не понаслышке.


– Недавно мы побеседовали с вами на открытом два месяца назад интернет-телеканале «Диалог-ТВ». Судя по шуму, поднявшемуся на Фейсбуке из-за одной только нашей беседы, телеканал смотрят уже достаточно массово и вовсю обсуждают в блогах. Как возникла и воплощалась эта ваша идея? Какие новые программы и каких интересных собеседников мы увидим здесь в ближайшем будущем?


– Я довольно давно имею дело с ТВ. В своё время участвовал в передаче «Музыкальный ринг», потом мой друг Артём Боровик пригласил меня сотрудничать с передачей «Совершенно секретно», множество фильмов и сюжетов – десятки! – я снял как продюсер и режиссёр на киевском ТВ. В последние годы я не смотрел российское телевидение, а когда недавно посмотрел – ужаснулся. Я увидел явное торжество формы над содержанием. На центральном ТВ нет разговора о главных вопросах бытия человека. В основном показывают развлечения. А мы на канале «Диалог-ТВ» говорим о вещах серьёзных. В том числе и о литературе. Прежде всего – о литературе. Осенью появится целый ряд новых программ. И будет много новых героев, новых ведущих. В частности, уже отсняты первые выпуски передачи «Поэтоград», создана новостная программа «Литературные известия» и другие.


– Кроме всего прочего вы ещё и руководите издательством «Вест-Консалтинг». Сколько, хотя бы приблизительно, книг уже выпущено под этой маркой и какие новинки на подходе?


– Издательство «Вест-Консалтинг» я учредил 10 лет назад. За эти годы мы выпустили около 1000 книг, не считая журналов и газет. Это, как правило, хорошие, интеллектуальные книги. Поэзия, проза, литературоведение, экономическая, социологическая, медицинская литература… Начинали мы как сугубо экономическое издательство. А потом моя разорительная любовь к изящной словесности, культуре победила. Достаточно сказать, что в издательстве «Вест-Консалтинг» издавались поэты Геннадий Айги, Анна Альчук, Александр Ткаченко (они уже ушли из жизни), а также Владимир Алейников, Сергей Мнацаканян, Юрий Беликов, композитор Владимир Дашкевич, профессора Сергей Бирюков, Наталья Фатеева, Лариса Федотова, Валерий Тюпа и многие другие.


Сейчас мы готовим много новых поэтических книг. И самое главное – в этом году должна быть выпущена трёхтомная антология современной русской поэзии, над которой я работаю больше 10 лет. Эта антология будет посвящена формам и жанрам поэзии.


– В конце прошлого года увидела свет ваша книга «Профетические функции поэзии, или Поэты-пророки». Меня, как вы знаете, особенно волнует эта тема. Как я заметил, в основе интереса тут лежит личное переживание. Что привело вас к этой поистине бездонной теме?


– Максим, да мы действительно идём с вами параллельным курсом. Вы правы: тема эта бездонная. Трудно сказать, каким образом поэтам удаётся предвидеть будущее. Разобраться в этом смогут только специалисты разных направлений – нейрофизиологи, текстологи, футурологи… Многое не ясно. Поэты обладают медиумными способностями? Или само напечатанное или произнесённое слово (как сакральный элемент) воздействует на будущее? Особенности человеческого сознания до сих пор вызывают множество вопросов у науки. Тактовая частота мозга homo sapiens ниже, чем у процессора – она измеряется килогерцами, а у компьютера – гигагерцами и терагерцами. При этом мозг работает эффективнее любого пентиума. Почему? Какие сигналы извне получает мозг? Русская поэзия, в отличие от сомнительной – с профетической точки зрения – поэзии Мишеля Нострадамуса, доказывает ряд бесспорных, с моей точки зрения, фактов. 1. Поэты предвидят общественно-политические явления (смену экономических формаций, революции, войны, стихийные катаклизмы и т.д.). 2. Поэты предвидят судьбы других людей и свои собственные судьбы – прежде всего время своего ухода из земной жизни.


Я думаю, мы с вами только подступились к этой теме. Впереди – много новых открытий.


– Вы никогда не выпячиваете, как многие, собственное литературное, поэтическое творчество. Сознаёте ли себя поэтом и, если сознаёте, то что думаете о современной русской поэзии и своём месте в ней?


– Я осознаю себя человеком, пишущим и любящим стихи. Это факт. А Поэт – слишком высокое звание. И сам себя я таким званием наградить, конечно, не могу. Но полагаю, что в литературно-поэтическом пространстве я человек не лишний. Во всяком случае для своего круга авторов я стараюсь создать благоприятные условия в плане публикаций.


– Вы защитили кандидатскую диссертацию в МГУ, а докторантуру, насколько мне известно, закончили в РГГУ. Когда защита?


– Я ещё морально не готов защищаться, хотя докторская – она посвящена формам и жанрам современной русской поэзии – написана. Пусть диссертация, как говорят, отлежится. Лучше быть хорошим кандидатом, чем плохим доктором наук. Всему своё время.

Беседовал Максим ЛАВРЕНТЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *