Во всём ли прав сельский священник?

№ 2012 / 31, 23.02.2015

На стра­ни­цах «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии» уже опуб­ли­ко­ва­но не­сколь­ко ста­тей, ка­са­ю­щих­ся си­ту­а­ции в Ни­же­го­род­ской ми­т­ро­по­лии РПЦ. Смыс­ло­вым цен­т­ром это­го по­то­ка ма­те­ри­а­лов яв­ля­ют­ся ста­тьи про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Чу­гу­но­ва.

На страницах «Литературной России» уже опубликовано несколько статей, касающихся ситуации в Нижегородской митрополии РПЦ. Смысловым центром этого потока материалов являются статьи протоиерея Владимира Чугунова. Казалось бы, такой острый вопрос, как конфликт внутри Церкви, должен был вызвать серьёзную полемику. Однако пока обсуждение статей отца Владимира не выходит, так сказать, за рамки епархии (остальные авторы, откликнувшиеся на статьи отца Владимира, тоже так или иначе связаны с нижегородской землёй). И, может быть, поэтому для всех материалов характерно такое редкостное единодушие в критике правящего владыки. Сам я, честно признаюсь, прочитав статьи «критиков», встал на их сторону, даже не будучи прихожанином нижегородских храмов. Но в данной статье я выступлю всё же как оппонент отца Владимира. Естественно, моё оппонирование не будет касаться внутренней жизни Нижегородской митрополии и вообще всего того, что выражено отцом Владимиром в статьях «Кризис доверия», «Показное царство правды», «Слова и дела». Эти статьи и не предполагают какого-то спора, они сугубо фактичны. А вот статья «О выходе из тупика» вызвала у меня немало вопросов.






Во-первых, статья предлагает модернизацию церковной жизни, о чём так много говорят в последнее время самые разные СМИ. Во-вторых, статья предлагает, на мой взгляд, весьма радикальную – и даже революционную – модернизацию. С каноничностью спорить не берусь, не являясь знатоком церковного права, но в этом вопросе целиком доверяюсь отцу Владимиру: пусть эта модернизация будет на 100% канонична. Но дело не в каноничности её. Такая радикальная модернизация, на мой взгляд, помимо всяких канонов (то есть будь она хоть трижды канонична) таит в себе много подводных камней, что я и постараюсь показать.


Но сначала – одно немаловажное наблюдение. Прошу читателей обратить особое внимание на то, что критике на страницах «ЛР» подвергается пока только нижегородский владыка Георгий. Я думаю, что «ЛР» могла бы поместить материалы и из других епархий, – но их нет! Это, кажется, свидетельствует о том, что нижегородский архиепископ – скорее исключение, чем правило.


В статье «О выходе из тупика», напомню, отец Владимир высказывает предложение ввести процедуру выбора епископа (и достаточно подробно её описывает). Само это «нововведение» – а на самом деле, конечно, обращение к старине – идея интересная. Она, как явствует из статьи, поможет решить множество сложных вопросов, сделать церковь более единой и демократичной. Но у этой медали есть, как говорится, и обратная сторона.


Постараюсь не останавливаться на частностях, а сразу сказать о тех общих, глобальных проблемах, с которыми может, на мой взгляд, столкнуться церковь, проведя подобную реформу.


Самая главная проблема состоит, на мой взгляд, в самой идее выборности архиерея. В каком-то смысле архиерей – это отец, духовный отец для паствы своей епархии. Но ведь будь у нас хоть трижды никудышный отец – деспот, самодур и т.п. – мы ведь, однако, от него не отказываемся. А учитывая, что в духовной жизни духовное родство стоит выше кровного, то ситуация получается вообще критическая. Ситуация отказа от отца (живущая в исторической памяти нашего народа, по крайней мере, с 30-х годов ХХ века) через выборность епископа вновь может быть актуализирована. Как?


Вот что предлагает сделать отец Владимир: архиерея будет не Патриарх назначать, а выбирать народ. И выбирать епископа будут, по-видимому, не в силу того, что предыдущий состарился и был отправлен на покой, а за, скажем так, серьёзные административные нарушения, которые владыка допустит в своей работе. То есть у народа появится возможность смещать епископа.


Но ведь любое действие архиерея, чем-либо вызвавшее недовольство паствы (особенно наиболее активной), вполне может быть трактовано, выражаясь языком светским, как «превышение пределов власти». То есть действительно: предложение выборности епископа в самом деле ограничит его произвол. Но не сделает ли эта выборность архиереев управленцами только на бумаге? Не привнесёт ли в церковную жизнь уже официальное «право» быть недовольным правящим архиереем?


Отец Владимир пишет: «Кандидатов в епископы предлагают прихожане… Из всех выдвинутых кандидатов выбор будущего епископа делает общеепархиальное собрание священства, клира и выбранных на местах от каждого благочиния в определённом количестве мирян…» Причём это только вариант, предложенный непосредственно отцом Владимиром (то есть могут быть и другие варианты).


Главные проблемы, на мой взгляд, могут начаться уже на этапе «предложения прихожанами» епископа. Наиболее активные (а наиболее активные – это не значит наиболее духовно одарённые) прихожане будут проводить предвыборную кампанию «своего» кандидата. И даже если кандидат окажется действительно достойный, то сама по себе «предвыборная грызня» между группами активных прихожан может ударить и по авторитету кандидата, и по авторитету церкви.


Этап выбора епископа из кандидатов тоже может не обойтись без всякого рода негласных «прений», что, конечно, не сближает, а только разъединяет братий во Христе.


С другой стороны, проигравшая сторона – раз уж появилась возможность выбирать епископа – станет добиваться отставки неугодного ей епископа. Да и вообще всякий недовольный переводом священник сможет пожаловаться на епископа. Всё это так или иначе приводит не к единению, а к расколу в церкви.


Обобщая, можно сказать так: церковь – это структура иерархическая. А в иерархической структуре «роль личности» всегда много выше, чем в демократической. Так вот тот демократизм, который предлагает отец Владимир, не сможет ли он – особенно при современных средствах информации – вовсе разбить эту иерархическую структуру? Можно согласиться с отцом Владимиром: «архиерейский произвол», о котором он говорит, – это действительно «ошибка системы», раз уж он «закреплён некоторыми положениями Устава РПЦ». Но, исправляя одну системную ошибку, не сделают ли реформаторы множество других? Не создадут ли новых и гораздо худших проблем?


Вторая принципиальная проблема состоит в одной предпосылке «нововведений» отца Владимира. Вот что он пишет: «…пора перестать считать церковный народ ничего не понимающей бездушной косной массой». Одно из главных предложений нижегородского священника – привлекать к церковному управлению простых людей (прихожан) и клир, это поможет ограничить произвол епископа. Отец Владимир совершенно правильно говорит об очевидной сегодня проблеме резкого разделения церковной власти (архиерея) и народа. И решение этой проблемы он связывает как раз, я бы сказал, с демократизацией церковного управления. И вот тут-то возникают серьёзные сомнения.


Отец Владимир пишет: «Безграмотные старушки, для которых что ни поп, тот и батька, канули в безвозвратное прошлое… На протяжении более двадцати лет, не переставая, огромными тиражами и во всеобъемлющем ассортименте издаётся православная духовная литература, охватывающая все сферы церковной жизни…» Поэтому де современные прихожане – это люди образованные и они могут решать какие-то церковные вопросы.


Но ведь это совсем не так! На нашем шекснинском приходе за 15 лет сменилось 10 священников. Но – прошу обратить особое внимание – сменялись они именно по вине прихожан, а не епископа. Были (и остались) особо активные прихожане, которые каждый год писали доносы на батюшек и делали их служение на приходе невозможным. С другой стороны, я знаю случаи, когда активные прихожане (посещавшие все службы, входившие в приходское собрание и т.д.) занимались, например, магией. А другие – не менее активные – панически боялись ведьм, порчи и всего такого.


Кто вообще такие эти наиболее активные прихожане? Это люди, которые родились и выросли в Советском Союзе (от 40 лет и выше). Советская школа приучила их к именно общественной активности, к собраниям, субботникам, публичным обсуждениям чего-то. Для этих людей христианство – это не внутренний мир («Царство Божие внутри вас есть»), а скорее способ в новой – постперестроечной – реальности идентифицировать себя с какой-то общественно-значимой организацией. В данном случае с РПЦ. И таких людей видно за версту. В них, как правило, ничего не меняется. Будь такие люди хоть трижды образованными, прочитай они хоть все эти вышедшие за 20 лет книги, они всё равно остаются такими же советскими людьми, советскими активистами. Просто коммунистическая идеология у них заменилась на православную. Но именно они – наиболее активные прихожане, и в случае, если выборность епископа будет введена, то именно они и возглавят все предвыборные штабы и гонки. И будут советскими способами (причём, как правило, в худшем понимании этого слова) предвыборные «епископские» кампании осуществлять.


На мой взгляд, демократизация церкви, которую предлагает отец Владимир, – это далеко не лучший (даже по сравнению с наличным положением дел) вариант решения насущных проблем в церкви. Статьи отца Владимира больше ставят вопросов, чем дают ответов – и это хорошо. Потому что вопросы порождают дискуссию. И эта дискуссия действительно должна быть открытой, потому что членами церкви являются все крещёные люди. Но вместе с тем открытость не должна приводить и к расколу в церкви. Снова нам нужно искать какую-то золотую середину.


А отцу Владимиру я желаю крепкого здоровья и помощи Божией!

Николай ДЕГТЕРЁВ,
пос. ШЕКСНА,
Вологодская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *