Внутри каждого из нас

№ 2012 / 31, 03.08.2012, автор: Марина КОПЫЛОВА

В сентябре этого года на экраны России выходит фильм Андрея Прошкина и Юрия Арабова «Орда» («Horda»). На 34-м Московском международном кинофестивале он был удостоен специального приза Жюри Ассоциации азиатских кинокритиков NETPAC, приза «Серебряный Святой Георгий» «За лучшую режиссёрскую работу» (Андрей Прошкин), а исполнительница роли матери последних ханов Великой Золотой Орды, Тайдулы, актриса Роза Хайруллина, получила «Серебряного Святого Георгия» «За лучшую женскую роль». На фестивале фильм был показан трижды при переполненном зале.

Потом у меня была счастливая возможность записать на камеру пресс-конференцию со съёмочной группой фильма в кинотеатре «Художественный», фрагменты расшифровки которой я предлагаю вашему вниманию. Мне кажется, в подобных публикациях есть смысл в плане того, что зритель имеет возможность приоткрыть тайну процесса создания великого кино, а также процесса мышления некоторых великих художников, наших современников, которые, в силу своей профессии, всегда остаются за кадром, и мы лишены возможности видеть их, задавать им вопросы. И тогда художественное произведение, то есть фильм, – единственный доступный способ общения и выражения мыслей и чувств о нас и времени, в которое мы все вместе живём.

 

Один из первых вопросов из зала был путаным и касался какой-то нечёткой позиции авторов в отношении чудотворства русских святых, которая нашла отражение в картине «Орда». Такое впечатление, что в картине подвергается сомнению решающая роль русских святых и московского православия в русской истории?

Юрий Арабов (автор сценария). …Слава богу, это понятно! Вообще-то картина эта о хождении интеллигента во власть! Картина современная, мы делали современную картину, – неужели не понятно?! Неужели не понятно, что это «хождение» кончилось – подаренной шубой и тем, что человека чуть не убили? Не понятно?! Не понятно самоуничтожение зла?!! Что бог заказы не принимает и чуда по требованию вам не будет!

Крик из зала (шутка): «Чу-да хо-тим!!!»

Юрий Арабов. Не будет! Не принимает Господь.

Вопрос из зала режиссёру фильма: «А вы этот фильм сделали специально к году нашествия варягов на Россию?»

Андрей Прошкин. Вот она, волшебная сила искусства!.. (Смех в зале). Я не думал о годовщине нашествия варягов, мысль любопытная, надо подумать. Что касается «натурализма», – ну, а что делать, такой язык фильма. У нас есть право разговаривать таким языком. У вас – есть право этот язык не принимать.

Вопрос из зала: «Из чего вы создавали историческую фактуру фильма?»

Андрей Прошкин. Ну, какая-то информация об Орде есть… Мы изучили всё, что смогли достать. Для меня лично самым интересным оказались записки путешественников, как европейских так и… которые попадали в Золотую Орду. Есть раскопки, есть какие-то сохранившиеся вещи, но мы, честно говоря, не ставили себе целью делать такую скрупулёзную «историческую картину». И у Юрия Николаевича в сценарии стоит такая ремарка: «Показался глиняный город, которого… уже никогда не будет на земле, а может быть, никогда и не было». Вот от этого мы и снимали фильм. Прежде всего, благодаря совершенно фантастическому художнику Сергею Февралёву, который работает именно в этом направлении, – создавали образ несколько марсианского города для нашего глаза: там есть ордынские мотивы, там есть мотивы азиатские, там есть мотивы африканские, там есть фантазия нашего художника. Я больше всего и всех просил не быть реалистами, стараться не копировать какие-то вещи, которые они видели, а сочинять, отталкиваясь от реальности.

Сергей Февралёв (художник-постановщик фильма «Орда»). К сожалению, на сегодняшний день раскопали лишь два процента от реально существующей столицы Золотой Орды. В наших кругах существуют споры об этажности её зданий. Это исторический способ освоения материала. Существует иной метод – житие: некий миф, некая мистерия. И здесь включаются законы, которые можно наблюдать в иконописи, фресковой живописи: совершенно другие представления о пространстве, другие законы композиции. И существует некий третий метод… Если использовать только два, материал был бы непонятен для людей, то есть это была бы «экзотика», это была бы «реконструкция» историческая, а нам нужно было, чтобы эта история была про нас, про сейчас! Третий метод – это попытка понять современность как проекцию прошлого. Пример могу элементарный привести: в фильме человек едет перед ханом или перед любым его выездом впереди и крутит над головой трещётку – это такой аналог современной «мигалки»! Мы искали альтернативу прошлого в современном городе, и Андрей тогда сказал, что Орда для русского человека из Москвы – это некий такой Нью-Йорк… И тогда мы пошли активно на увеличение этажности домов!!! Учёные до сих пор спорят об одноэтажности зданий Орды. Но у нас это такой «некий» мир: что-то рассказано эзоповым языком, что-то – мифологическим, а что-то – подлинное историческое…

Андрей Прошкин. Что касается историчности… Судьба всех сыновей хана Тимура по факту была такова, как она описана в картине; участие Тайдулы в заговоре убийства своего сына – это одна из исторических теорий, – всё подтверждено историческими источниками. Мы не показали… в финале мы не рассказали о судьбе Тайдулы: в реальности её привязали к коню и таскали по городу, пока от тела не остался просто окровавленный шмат плоти…

Вопрос из зала касался трёх знаковых героев фильмов трилогии «о власти», сценарии которых писал Юрий Арабов в 90-е годы, в проекции на сегодняшние идеологические иерархии России. Резкий взгляд на Восток, в Золотую Орду, с гибнущей ханской династией, глазами русского святого (митрополита Алексия) – это попытка поиска новых духовных иерархий?

Юрий Арабов. …Кроме вышеозначенных героев, у нас, слава богу, есть и другие герои. У нас есть, например, Фауст, симпатичный Мефистофель с хвостиком на заднице, у нас есть фильм «Брат» – «великая история всех времён и народов»… Есть фильмы артхаусные, где вообще не трогаются никакие иерархии. Что касается тех картин, которые мы назвали… Сейчас – это для вас не секрет, это и ни для кого не секрет – Власть судорожно ищет некие идеологические основания для самой себя, и эти поиски упираются в церковь, которая, хочет того или не хочет, но власть точно хочет, чтобы она стала таким идеологическим основанием того… что сейчас происходит. К этому можно относиться по-разному, многие это приветствуют. Для меня это всё – проблема. И когда я писал эту историю, для меня самое главное было, пожалуй, – сказать, что не в силе бог, но в правде, – знаете, есть такое русское выражение… Вот у нас он, понимаете, он всё время – «в силе»: шашки наголо, мы куда-то скачем, хотя шашки давно затуплены и техника не работает, а мы встаём, встаём, встаём! И всё – сила, сила, сила, сила… А под этим – совершенно полное бессилие! Те «иерархи», которые сейчас появляются (в кино), – ответ наших коллег, художников на эту проблему. У Павла Семёновича (Лунгина) о чём фильм снят «Царь»? Фильм о том, что церковь должна корректировать светскую политику государства. Что прежде всего светский политик, кем бы он ни был, должен советоваться с церковью: если церковь говорит «нет», то светский политик должен отступать. Вот о чём фильм «Царь», Павел Семёнович ради этого делал картину. Мне кажется, что… это довольно благородная позиция, но здесь много вопросов, в частности – а все ли духовные иерархи находятся на должной морально-этической высоте?..

Когда продюсер «Православной энциклопедии» Сергей Леонидович (Кравец) ко мне обратился с предложением написать сценарий, я подумал, что меня просят написать картину о государственно-образующей роли русской православной церкви, – логично? Логично! Я тогда сказал Сергею Леонидовичу, что это просто не моя тема, я это – не сделаю. Кто-то, может быть, сделает, я – нет. Он спросил: «А какая тема вам ближе?» Я ответил: «Жертва, которая меняет ход истории». Сергей Леонидович тогда сказал: «Вот-вот! Это нам и нужно». И я, к удивлению своему, стал писать этот сценарий и написал абсолютно всё, что я хотел по этому поводу: картина о жертве; картина о слабости, которая перемалывает силу; картина о том, что Бог на заказы не отвечает, кто бы их ни делал; о том, что зло имеет тенденцию к самоистреблению. Для меня это абсолютно современно, я в этом нахожусь, это мой духовный мир. И, к удивлению моему, этот сценарий понравился. И я считаю, что Сергей Леонидович – один из лучших на сегодня продюсеров. Интеллигенция, когда смотрит заставку «Православной энциклопедии», она вспоминает всякого рода негативные моменты, связанные… «с известными событиями», скажем так. А то добро, которое делала православная церковь, та жертвенная роль церкви, которая у нас была, – об этом сразу почему-то забывается. Сергей Леонидович – абсолютно понимает все эти вещи. Мне было легко работать на этой картине. Правда, правда, правда… тут уже из песни слова не выкинешь – сильно мой гротеск порезан по отношению русским: вот по отношению к Орде он остался, а вот по отношению к к русским!.. Но когда я картину посмотрел, то понял, что за неё вполне могу отвечать. Андрей (Прошкин), по-моему, абсолютно в ней раскрылся, вся съёмочная группа раскрылась. Картина – современная. Но, конечно, вне контекста того, что мы раньше делали, каких-то моих предыдущих картин эти смыслы, может быть, трудновато разматываются?..

Вопрос из зала режиссёру фильма: «Фильм – на очень высоком европейском техническом уровне, очень редком для России. Каковы масштабы его финансирования? И каковы параллели вашей картины с фильмом Тарковского «Андрей Рублёв» (в частности, лошадь в церкви) в смысле отражения национального вопроса в России?»

Сергей Кравец (продюсер фильма). Финансировали картину «Орда» «Фонд кино», частные спонсоры, в данном случае продюсером выступала компания «Православная энциклопедия», которая уже делала картину «Поп» с Владимиром Хотиненко. По-моему, мы сумели обеспечить творческий процесс. Трудно было обеспечить достаточное финансирование, но в общем-то удалось. И ровно ту сумму нам удалось собрать, которая была необходима для полного художественного воплощения замысла.

Андрей Прошкин. В результате удалось снять картину так, как нужно было с художественной точки зрения. У меня лично осталось ощущение такого продюсерского подвига: я всю жизнь существую, как и все мои коллеги, в ситуации – «Так, ребята, вот у вас есть стока, – вот чё хотите, то и делайте! Но тебе мы больше денег не дадим!!!» Такое ощущение, что бюджет – это деньги, которые даются режиссёру на игрушки… Вот в этом смысле поведение «Православной энциклопедии» мне кажется просто героическим. Я благодарен за ту оценку нашей картины, которую мы сделали, конечно, «с кровью», но, кроме денег, у нас была изумительная группа, прежде всего художественная. Это Серёжа Февралёв, художник по костюмам Наталья Иванова, Нина Колодкина – выдающийся мастер реквизита. Ценно, что картина доказывает, что все «рассказы» о том, что «русские ничё не умеют», – чушь полная! Мы абсолютно в состоянии снимать картины на любом уровне сложности абсолютно на мировом уровне, включая компьютерную графику, где, я вас уверяю, вы и на 90 процентов не понимаете, где она есть! Что касается Тарковского, я стараюсь не анализировать «влияния»: какой-то момент это начинает мешать. «Андрей Рублёв» – одна из главных национальных русских картин, она очень много говорит о России, о русском характере, русской ментальности, об этой национальной гипертрофированной совести как об основе характера. Просто наша картина сделана лучше, принципиально другим языком. Что касается лошадей в церкви – это не параллель, это в истории так и было.

Пожилая дама с 1-го ряда партера: «Я болезненно почувствовала эту «современность»! Для меня этот фильм идёт абсолютно в подбор с фильмом «Чудо»: оба фильма – богомерзкие и оба антирусские! А вы говорите, что поп с Богом не торгуется?! Вот вы как раз – торгуетесь! И с Богом и ещё кое с кем!»

Сергей Кравец. Это не вопрос, а заявление!

Арабов. …Которое вы можете подать, в соответствии с новым законом, в прокуратуру!

Андрей Прошкин (даме). Спасибо – за высокую оценку нашей работы!

Максим Суханов (исполнитель роли митрополита Алексия). Для меня очень ценно во всём этом, в моём персонаже, и тех причинах, по которым я согласился участвовать во всей этой истории, то, что фильм о гражданском поступке моего персонажа, о том, что «орда» так или иначе существует внутри каждого человека, и о том, что никогда никакие низкие энергии не смогут победить то, что мы можем называть духовными тонкими энергиями. Гражданский поступок моего персонажа для меня самое главное.

 

Записала М. КОПЫЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *