Вопрос в лоб

№ 2012 / 45, 23.02.2015

По­сле пуб­ли­ка­ции спи­с­ка не­эф­фек­тив­ных ву­зов во­зоб­но­ви­лись спо­ры о судь­бе Ли­тин­сти­ту­та, ко­то­рый в этот спи­сок по­пал. Не мог­ли бы от­ве­тить на во­прос: «Ну­жен ли Ли­те­ра­тур­ный ин­сти­тут, и ес­ли да, то в ка­ком ка­че­ст­ве?»

После публикации списка неэффективных вузов возобновились споры о судьбе Литинститута, который в этот список попал. Не могли бы ответить на вопрос: «Нужен ли Литературный институт, и если да, то в каком качестве?»




Дарья АНТИПОВА, г. КРАСНОЯРСК



Мне кажется, весь вопрос здесь сводится не к неэффективности вузов, а к их месторасположению, почти все «неэффективные» московские вузы располагаются в пределах Садового кольца, а разговоры различных инстанций, желающих занять старинный особняк на Тверском бульваре, идут уже давно.


К так называемым «неэффективным» вузам Литературный институт отнести никак нельзя: он даёт прекрасную возможность для выпускников из глубинок и Москву посмотреть, и себя проявить на литературном поприще, и качественное высшее образование получить, а если мозги есть, то устроиться на хорошую работу с дипломом Литературного института довольно легко. Имя у Литературного института известное, и, кто бы что ни говорил, оно открывает многие двери. А неудачников-злопыхателей всегда найдётся много. Литературный институт нужно сохранить именно в том качестве, в котором он работает сейчас.




Юрий ГОРЮХИН, г. УФА



Вопрос о нужности единственного в стране, да, возможно, и в мире, литературного вуза мне кажется риторическим. Даже если бы он был совсем никчёмный, его надо было бы сохранить как реликвию. Но он «кчёмный» и необходимый. Я не знаю, кто вычислял его эффективность, что это были за критерии, но проглядывается обывательское: «Чё там могут дать, на писателя выучить нельзя, ими рождаются. Где гарри поттеры, где нобелевские кроны?» Но в том-то и дело, что какой бы талант ни родился, он требует огранки, тесного соприкосновения с людьми, которые могут его оценить. Мальчик с абсолютным слухом, не окончив музыкальную школу, консерваторию, так и останется всего лишь дядькой с абсолютным слухом, а скорее всего, потеряет и его. То же самое с живописью, танцами, да всем искусством в целом! Что за, простите за грубость, жлобское отношение к литературе?! Оставьте наш Лит в покое, неужто в центре Москвы нет больше места для многоэтажного бизнесцентра, гостиницы или какого другого гум-цум-бума?!


Изменения в институте, конечно, нужны, но их тоже надо проводить не с бухты-барахты. Мне кажется, что на заочку надо обращать больше внимания, чем на очку. Может быть, ввести какие-то возрастные квоты – действительно смешно, когда каждый год выпускается с полсотни подтверждённых дипломом двадцатилетних писателей и почему-то, как правило, с московской пропиской. Поговорить много есть о чём, но не после того, когда говорить уже будет не о чем.




Ирина БОГАТЫРЁВА



На мой взгляд, Литинститут всё-таки нужен, хотя лично у меня к нему очень сложное отношение. Как учебное заведение он, несомненно, нуждается в реформе. Быть может, ему снова стоит вернуться к той системе, когда поступать туда после школы было нельзя. Тогда как учебное заведение он может давать хорошее второе высшее образование.


Однако главная его ценность – это творческие мастерские, и в этом плане у него нет аналогов. Того, что дают они, нельзя получить на филфаках. Сейчас, конечно, существуют писательские форумы, например, в Липках и при Детгизе, однако потерять практику профессиональных литературных курсов, на мой взгляд, ни в коем случае нельзя.




Катерина КЮНЕ



В той форме, в которой Литинститут существует сейчас, он определённо не нужен никому, кроме тех людей, которые там работают.


Людям, которые сегодня задают политику в нашем государстве, Литинститут, по-видимому, не нужен ни в каком виде. Им вообще не нужно ничего, что не приносит сверхприбыль. Но место Лит занимает хорошее, может, земля им на что-то и сгодится…





Нужен ли он людям, которые хотят стать писателями? Насколько я вижу и понимаю ситуацию, сегодня институт находится в руках не писателей, а достаточно малоуспешных бюрократов от образования. Может быть, именно поэтому нынешний учебный план Литинститута не соответствует задаче подготовке писателей? Программа очень отвлечённая, оторванная от практики. Творческие семинары – это малая толика от общего времени. В результате, под видом писателей институт выпускает филологов, причём довольно посредственных.


Кроме того, отчасти при нынешнем руководстве, отчасти ещё раньше, он стал абсолютно прогнившей структурой, не соответствующей современности. Психологически понятное и объяснимое желание руководителей Лита после крушения СССР сохранить в институте всё по-старому, сделать его островком совдепа, превратила Лит в какой-то архаизм, в учебное заведение, оторванное от реальности. Эта попытка не могла привести ни к чему хорошему априори, так просто не бывает в природе, если только в скором времени не случается контрреволюции, отката в прошлое. Может, они именно на это подсознательно и надеялись поначалу?


После того как исчез «госзаказ» на писателей, нужно было создать какой-то другой мостик между Литом и последующей профессиональной деятельностью его выпускников. Попытаться наладить связи с издательствами, например. Может быть, с какими-то театрами или киностудиями, раз уж есть семинар драматургии. Нужна была какая-то тотальная перестройка института, его обновление. И налаживание внешних связей с миром. В том числе и программы какого-то международного обмена должны были появиться и не только для переводчиков, потому что вопреки утверждениям сотрудников, Литературный институт – не единственное подобное учебное заведение в мире. Факультеты «creative writing» существуют в любом мало-мальски уважающем себя англоязычном университете. Но говорить об этом руководству Лита, конечно, невыгодно, потому что тогда невольно возникает проблема сопоставления. И нужно уже чему-то соответствовать. А так можно делать что угодно.


В общем, раз Лит не начал меняться вовремя, он должен сейчас с троекратной скоростью навёрстывать упущенное, чтобы стать по-настоящему для кого-то нужным. Но этого не происходит, и как-то сомнительно, что при нынешнем руководстве это возможно. Вряд ли те же люди, что превратили Лит в болото, станут это болото осушать и цветущие сады на его месте выращивать. Им это не нужно, у них, очевидно, совсем другие цели. Поэтому они, в том числе прикрываясь псевдопатриотической демагогией, подавляют всякую критику. Мол, «как же ты можешь, ты же тут учился!» Или «давайте не будем выносить сор из избы!». А по-моему, потому и можешь, что учился. Потому что в этом случае ты человек, видевший всё изнутри и неравнодушный, эмоционально вовлечённый, судьба твоей «альма матер» тебе не безразлична.




Ольга РЫЧКОВА



Литературный институт – особенный вуз, и не совсем понятно, как измерять его эффективность/неэффективность. Числом выпускников, получивших престижные премии? Или процентом работающих «по специальности»? Или тиражами написанных ими книг?


Как бы то ни было, если институт существует столько лет и для того, чтобы стать его студентом, приходится выдержать большой конкурс, то Лит нужен. Прежде всего, тем, кто там учится.


Хотя сама я уже в зрелом возрасте заканчивала ВЛК – Высшие литературные курсы при Литинституте. Правда, ещё в старших классах школы была мечта поступить именно в Лит, но сейчас понимаю: как хорошо, что она тогда не сбылась. Всерьёз уверовать в 17 лет, что ты настоящий поэт или писатель, будучи автором горстки беспомощных стишков или рассказиков, – всё это чревато головокружением от мнимых успехов и загубленной судьбой.


ВЛК – другое дело, туда приходят люди взрослые, более трезво и адекватно (хотя и не всегда) оценивающие свои шансы в литературе. И это, на мой взгляд, оптимальный вариант литературного образования.




Ольга ИЖЕНЯКОВА



Сегодняшний литературный институт (я намеренно пишу с маленькой буквы) не соответствует той позиции, которую он ранее занимал в обществе. Достаточно пройтись по коридорам, чтобы убедиться… Как-то я попросила выпускника-краснодипломника написать рецензию, и что же? Он представил плохо отредактированный пасквиль. Было странно видеть литератора, для которого родной язык не в почёте. И этот случай, увы, не единичный. Почитайте труды выпускников этого вуза, особенно последних пяти-десяти лет, и Вы поймёте, что в большинстве случаев они не знакомы ни с Конституцией, ни с нормами этики, ни, к сожаленью, с синтаксисом тоже.


На семинаре в «Липках» один из преподавателей как-то в сердцах произнёс: «Как хорошо, что среди нас никто и никогда не учился в литинституте, поэтому мы обращаемся друг к другу с подчёркнутым уважением, вне зависимости от того, что при этом думаем».


Мне кажется, литинститут должен быть первым в списке на закрытие, потому что, собственно, образовательной функции он давно не несёт. Многие студенты из провинции не скрывают, что поступают в него, чтобы «зацепиться за Москву»: конкурс вполне щадящий, общежитие хорошее, а главное – весь учебный процесс можно «Ваньку валять», делая вид, что работаешь над произведением. А потом с дипломом поэта или прозаика легко устроиться на работу в информационное агентство или службу новостей. Как признался мне один из руководителей информагентства, он с удовольствием принимает на работу поэтов за то, что они охотно пишут короткие сообщения, предпочитая «не грузиться» и не анализировать материал, что, между прочим, экономит время.




Марина СТЕПНОВА



Любой, кто учился в Литинституте, или мечтал там учиться, или просто захаживал туда на лекции и семинары, подтвердит – это очень странное место. Место, где просто любят литературу. Это всё. В Лите больше практически ничего и не делают. Там не производят гениев, там ставят руку только тем, кто этого очень хочет, там годами не ходят на занятия, потому что «пошёл роман», но… Но литературу там любят. Очень. И делают это по большей части бескорыстно. Да что там! Одно перечисление имён тех, кто в Литературном институте учился, преподавал и просто бывал в этом доме, способно довести нормального человека до счастливого сердцебиения.


Но те, кто захотел прихлопнуть этот огонёк, видимо, не относятся к числу нормальных. Поэтому очень хочется, чтобы они прижали к груди покрепче слово «эффективность» и удалились вместе с ним подальше от системы образования вообще и Литературного института в частности.




Дмитрий СИРОТИН, г. НИЖНИЙ ТАГИЛ



Литинститут нужен. И именно в том же качестве, что и был.




Алексей ПОЛУБОТА



Литературный институт нужен. Говорю это, как человек, который в годы учёбы в нём сам не раз задавал себе вопрос: «Не ошибся ли я, поступив сюда, и как пригодится мне специальность «литературный работник» в большой жизни?» Такими вопросами задавались большинство из студентов, с кем мне приходилось говорить на эту тему. Однако уже через несколько лет после окончания Литинститута стало ясно, как много дала учёба, а главное, общение там. Общение как с товарищами, так и с преподавателями и мастерами. В конце концов, лучшего заведения, где бы собирались и несколько лет так или иначе влияли друг на друга пишущие молодые люди со всей России, нет. Зачем же уничтожать это – единственное?! В стране у нас и без того уже давно нет единого литературного пространства. Столичные литераторы, особенно молодые, плохо знают и зачастую с высокомерием относятся к провинциальным писателям. Те, в свою очередь, обвиняют московскую литтусовку в том, что она живёт сама в себе и для себя. А одна из задач, которую должен и отчасти решает Литинститут, как раз и состоит в том, чтобы вернувшимся в свои пенаты выпускникам из провинции легче было избежать соблазна замкнуться в литературной иерархии своего региона. А молодые москвичи не пребывали бы в уверенности, что за МКАДОМ литературной жизни нет.


Правда, насколько мне доводилось слышать (официальной статистикой не располагаю), процент поступающих в этот вуз жителей столицы постоянно увеличивается. И если это так, и «лит» окончательно превратится в институт для гламурных столичных барышень, то ценность его в моих глазах станет сомнительна. Ведь именно для молодых ребят из провинции Литинститут – порой единственная возможность расширить свой литературный кругозор и войти в большую литературу.




Данила ДАВЫДОВ



Литинститут – место родное, но и странное, вызывающее часто печаль, иронию, разные другие нерадостные или ёрнические чувства. Но его возможная неэффективность должна определяться не такими сомнительными способами, как те, что предлагает министерство. Созданный в сущности как ликбез для кадров, которым предстояло заменить попутчиков, получив некоторые общекультурные знания, и неся «правильную» литературу под обложкой уже не пролетарской чистоты, но революционной интеллигентности, Литинститут менялся сильно – но и оставался по сути тем же межеумочным образованием. Самым ценным мне видится собственно общегуманитарный и особенно филологический курс; самым сомнительным – собственно семинары. Отрыв студентов Литинститута от живого литпроцесса, своего рода их маргинализация – та беда, которую преодолевать необходимо в первую очередь.




Алёна БОНДАРЕВА



Считается, что писательству не научишь. Но даже точильщику и сапожнику на первом этапе нужен учитель. Сегодня, когда книжный рынок затоплен ширпотребом (как правило, к литературе не имеющим никакого отношения), должно существовать высшее учебное заведение для тех, кто готовит себя к писательскому труду. Литературный институт – то самое место. Здесь у студентов не только вырабатывается читательский вкус (что худо-бедно делается на филфаках и журфаках), но и умение серьёзно работать над стилистикой, развёртыванием своей мысли, построением сюжета.




Алексей КОЛОБРОДОВ, г. САРАТОВ



Литинститут, наверное, нужен как милый анахронизм, смесь музея с эдаким домиком в деревне – живым памятником русскому и советскому литературоцентризму, ностальгическим приветом из тех времён, когда литература казалась делом всеобщим, а вожди страны полагали, будто на поэтов с прозаиками можно выучить.


Не думаю, однако, что нынешним властям в той или иной степени близки данные резоны.




Евгений СИДОРОВ



После распада Союза писателей СССР в 1992 году Литературный институт отдал себя Комитету по образованию вместо того, чтобы стать одним из сорока вузов Министерства культуры (и тем самым получить известную автономию, как, скажем, музыкальные или театральные институты). Роковое решение привело к тому, что знаменитый творческий вуз фактически попал в разряд многочисленных педвузов и филфаков со стандартными ранжирами и формальными требованиями Минобра (аббревиатура у меня здесь намеренна).


Литературный институт, конечно, никто закрыть не посмеет. Возможно, под предлогом полноценной реставрации герценовской усадьбы, его попробуют убрать куда-нибудь на периферию Москвы. Но именно сейчас, когда налицо кризис жанра, требуется встряхнуть несколько заболоченную ряску внутриинститутской жизни – и творческо-преподавательскую, и студенческую, и абитуриентскую, – чтобы вновь утвердить уникальность нашего учебного заведения в своих собственных, литературно-общественных и государственных глазах. Только так, спокойно и убедительно, можно и нужно оградить институт от не вполне вменяемых претензий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *