У истоков жизни

№ 2013 / 14, 23.02.2015

Полудокументальный спектакль молодых драматургов-режиссёров посвящён весьма серьёзной теме – рождения человека, и в какой-то мере продолжает серию постановок

9 МЕСЯЦЕВ / 40 НЕДЕЛЬ. Театр.док. Авторы и режиссёры – Алексей Куличков и Сергей Шевченко.

Полудокументальный спектакль молодых драматургов-режиссёров посвящён весьма серьёзной теме – рождения человека, и в какой-то мере продолжает серию постановок театра о семейных взаимоотношениях – например, молодых женщин с отцами и матерями (пьесы Елены Исаевой «Первый мужчина» и «Про мою маму и про меня») или же об отношениях любовных («Я боюсь любви» той же Е.Исаевой).

Тема беременности, рождения ребёнка уже по самой своей природе содержит огромный драматический потенциал, и лишь концептуальный взгляд авторов и их мастерство могут предопределить, в каком виде и в какой мере этот потенциал будет использован и проявлен в постановке. Трудные роды, гибель плода, переношенность или, наоборот, выкидыш, необходимость аборта по настоянию партнёра – вот неполный перечень проблем и опасностей, с которыми могут столкнуться ожидающие ребёнка женщины.

Помнится, более полувека назад (в 1958 году) знаменитым кинорежиссёром Ингмаром Бергманом был снят фильм «На пороге жизни», где эти проблемы были воплощены не только с высокой художественностью, но и глубокой психологической прорисовкой характеров и судеб.

Авторы спектакля «9 месяцев/40 недель» не ставили перед собой таких масштабных художественных задач, их целью было, думается, выразить театральным языком главные связанные с рождением ребёнка социальные и личностные проблемы именно сегодняшнего дня – «здесь и сейчас». Отказавшись от глубокой психологической проработки образов и конфликтов, они тем более отказываются от натурализма в изображении жизни рожениц. Более того, идут на «остранение» по заветам Бертольда Брехта и поручают все роли беременных актёрам мужского пола (Алексей Куличков, Александр Усердин, Евгений Антропов, Михаил Руденко, Сергей Фишер, Денис Ясик, Алексей Чёрных, Илья Барабанов, Сергей Шевченко). Поэтому внимание зрителя больше привлекается не к зрительным образам, а к словам и интонациям.

Перед публикой мелькает целый калейдоскоп персонажей, призванный, пожалуй, выразить весь спектр обитательниц обычного родильного дома. Здесь и впервые родящая молодая женщина, и, наоборот, старородящая. Здесь и повторно родящая, и случайно забеременевшая, и желающая сделать аборт. Наконец, есть бесплодная героиня (Евгений Антропов), договорившаяся с одной из рожениц (Илья Барабанов) о покупке её новорождённого. Характеры едва намечены, и некоторые из актёров играют по несколько ролей, так что говорить о ярких исполнениях запоминающихся образов не приходится. Почти все персонажи – обычные женщины из простых семей, лишь одна, похоже, относится к классу состоятельных людей (Алексей Чёрных) и поэтому разговаривает и с медсестрой, и с соседками по палате снисходительно.

Образ медсестры (Денис Ясик), как это ни банально, воплощён в сатирическом ключе – она бездушна, равнодушна, груба. Но, видимо, таковы реалии нашей жизни.

Более подробно прослежена биография одной и рожениц по фамилии Мамедова (Сергей Шевченко), которая из-за попустительства медсестры и врачей едва не потеряла ребёнка. По окончании спектакля зрителям даже показывают прототипа – реальную молодую женщину.

Спектакль играется практически без всяких декораций, в виде неких посиделок на помосте, где персонажи делятся воспоминаниями, советуются друг с другом, страдают и даже ссорятся (пациентки с медсестрой, а потом и роженица, отказавшаяся выполнить договор и продать своего ребёнка – с потенциальной покупательницей).

Для оживления посвящённого довольно стрессогенной теме спектакля в него включено немало элементов юмора, подчас грубоватого свойства. Так, одна из беременных признаётся, что любила выпить вместе с молодым мужем, а потом заметила, что водка идёт как-то не так легко, и пошла тестироваться на беременность, где её подозрения благополучно и подтвердились. Один из ярких моментов спектакля – когда, оторвавшись от забот и тревог, все мамаши хором поют шуточную песенку эмбриона, который боится появиться на свет. Эта, опять-таки довольно грубая, на грани приличия песенка, тем не менее, даёт зрительному залу своевременную эмоциональную встряску, своего рода катарсис. Даже если бы спектакль закончился на этой ноте, без заключительных горестных эпизодов, его воздействие на зрителей было бы достаточно цельным, и это говорит о том, что у молодых авторов спектакля есть профессиональное художественное чутьё и мастерство.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.