Не пора ли оглянуться на Россию?

№ 2014 / 40, 23.02.2015

Месяца три назад я упрекнул писателя Захара Прилепина за то, что он в своём «Живом журнале» фактически призывает людей ехать воевать на Юго-Восток

Месяца три назад я упрекнул писателя Захара Прилепина за то, что он в своём «Живом журнале» фактически призывает людей ехать воевать на Юго-Восток («Где все эти пионерии «Единой России», все эти волки Якименко (где, кстати, сами эти Якименки, два брата-упыря?), «Молодые», чёрт, «гвардии», «Наши», … – они же исчислялись в тысячах, в десятках тысяч? Где хотя бы взвод от ЛДПР…»), а сам не едет.

И тут узнал: Прилепин там, в Новороссии.

Он отправился туда, видимо, не как боец, а как летописец. Вот нечто вроде объяснения из Захарова блога со ссылкой на исторические примеры:

«Какие были времена обсуждать не будем – а то утонем в не нужном споре. Скажем так: какие были нравы!

Ладно бы на Великую Отечественную – на так называемую «белофинскую», то есть, насквозь «империалистическую», едет добровольцем поэт Арон Копштейн, прямиком из Литинститута (он погибает), едет молодой Слуцкий (ранен там и с денисдавыдовской бравадой пишет, что вырвало из плеча «на две котлеты»).

В 1939 году Евгений Долматовский отправляется на освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии «из-под панского гнёта» (это мы Долматовского цитируем).

Долматовский, между прочим, на пару с Луговским сочиняют песню для того, чтобы воевать было веселее:

Белоруссия родная, Украина золотая,

Ваши светлые границы мы штыками оградим,

Наша армия могуча, мы развеем злую тучу,

Наших братьев зарубежных мы врагу не отдадим.

Песню назовут «Марш красных полков» и она будет петься во всех частях.

В 1940 году – Евгений Долматовский уже входит с Советскими войсками в Прибалтику.

Про Отечественную вообще молчим: нынче всё чаще вспоминают про Хармса и всячески объясняют, почему же он говорил следователю, что хотел бы стрелять в красных офицеров, а не в немцев, а вообще отправились военкорами и обычными солдатами – Слуцкий, и Самойлов, и Межиров, многие иные…

Возвращались в орденах, в шрамах».

Вот и Прилепин как военкор посылает нам посредством Интернета корреспонденции…

Многие наверняка иронически усмехаются: поехал, типа, когда перемирие объявили. Но, как мы видим, перемирие довольно условное – на Юго-Востоке ещё долго будет опасно. Может, несколько лет, а может, несколько десятилетий.

Прилепин симпатизирует ополченцам (не только их целям, – ему симпатична их внешность, их слова, поведение) и подчёркивает это: «…безусловно мои восприятие имеет очевидную эмоциональную окраску…» Это понятно, но порой эмоциональная окраска застит автору корреспонденций глаза.

Вот, например, такая картинка с натуры из «ЖЖ» Прилепина:

«Ополченец Артём (едем по ночному Донецку):

– Слушай, а мне начинает нравится пустой город. Давай, когда кончится война, будем засылать фейки о том, что бомбёжки продолжаются – и здесь будет такая же пустота и тишина.

Город действительно удивителен. Очень чистый – его по-прежнему убирают. И очень малолюдный. Дорожные правила соблюдают только местный транспорт. Ополченцы имеют привычку на аварийке пролетать мимо всех светофоров. Иногда это действительно необходимо. (В сентябре, я говорил, прямо в городе расстреляли две машины, полные ополченцев). Иногда не очень, просто нравится ездить быстро и чувствовать себя хозяином города, жизни и судьбы.

Они и есть эти хозяева сейчас».

Сам собой напрашивается вопрос: «А если они захотят остаться там хозяевами навсегда?»

Впрочем, многие и отправились туда за этим… Захар Прилепин, без всякого преувеличения, автор великого романа «Санькя». И как бывает со всяким великим романом, сюжет «Саньки» продолжается в реальной жизни: проигравшие Россию Саньки решили попытаться создать свою территорию. Свою, другую, Россию. Новороссию.

Им, конечно, не позволят. Не будет на Юго-Востоке ни социализма, ни национал-большевизма, ни оазиса справедливости и честности. Но погонять на машинах, не соблюдая ПДД им разрешается. И, думаю, ещё долго будет разрешаться. Не знаю как Киев, а Москва (в смысле высоких кабинетов в ней расположенных) живёт по принципу: «Война всё спишет». И нынешняя ситуация перемирия, когда почти не убивают, но и мира нет, самая удобная – рулить в этом волнующемся, но без девятых валов море Россией очень удобно.

Мне несколько раз предлагали: «Съезди на Юго-Восток, посмотри, как там, потом уж высказывайся».

Я не еду. Знаю, что там может случиться (не именно со мной, а с каждым) – я жил несколько лет в конце 80-х до осени 1993-го в одной республике СССР, а потом России, где могли в любой момент или отрезать яйца, или горло перерезать, или распороть живот, чтоб посмотреть, что там внутри. Нечто похожее происходит наверняка и там, на Юго-Востоке. И если «укропы» такие плохие, какими нам их показывает ТВ, то и ополченцы даже судя по постам в «ЖЖ» Захара Прилепина совсем не рыцари круглого стола.

Вот, к примеру, такой штришок в корреспонденциях Прилепина (с его оговоркой «из рассказов ополченцев»): «Чеченские ребята тут имеют привычку ночью, оставляя автоматы, сниматься с места и куда-то уходить с одними ножами. К утру возвращаются с автоматами».

Можно восторгаться: «Ай, молодцы!» А можно задуматься, у кого они (догадываемся как) добывают автоматы. Ну понятно, у врагов. А кто эти враги? Из десяти девять – двадцати-, двадцатипятилетние парни, рождённые на независимой Украине, независимость которой с Донецкой, Луганской, Харьковской, Одесской областями, с Крымом подтвердил в декабре 1991 года наш русский, российский Ельцин, умерший своей смертью в 2007 году и похороненный с государственными почестями.

А ещё кто эти враги, кроме того что молодые парни, родившиеся в отдельном от России государстве? Славяне. И тут уж не воспетый некогда «спор славян между собой», а нечто другое… Имперская симфония, в которой переплавятся и славяне и чеченцы? Да нет, не переплавятся.

У нас есть народы, которые берегут себя, растут численно, а есть такие, что гибнут, дают себя губить. «К патриотическому чувству русских и апеллируют всегда, когда хотят их использовать в собственных интересах», – отметил не так давно Игорь Шафаревич. Не он первый додумался, но повторять эту мысль следовало бы как можно чаще, а главное – держать в голове.

Кстати, вспомним, как мы восторгались храбростью Шамиля Басаева и бойцов его батальона в 1993 году во время войны Абхазии за независимость. Слухам о невероятной жестокости басаевцев, в том числе к мирному населению, не только к грузинам, но и русским, грекам, украинцам, верить не желали. А потом увидели уже в России их навыки. И десять с лишним лет то кнутом, то пряником пытались вернуть Чечню…

Где гарантия, что нынешние «чеченские ребята» не накапливают на Юго-Востоке опыт? Накопят, дождутся подходящего момента… Они в отличие от нас, русских, историю помнят хорошо…

Кстати, про историю.

В последний год Бандеру поминают в СМИ сотни раз ежедневно. Создаётся уверенность, что злее его врага у России, да и вообще у рода человеческого не было. Спорить не стану. Но вот такой момент… В моём родном городе Кызыле (столице республики Тува в составе России; с момента основания в 1914 году до 1922-го назывался Белоцарск) несколько лет назад построили спорткомплекс с ледовым катком. В его открытии участвовали Сергей Шойгу (ныне министр обороны), Вячеслав Фетисов (тоже заметный государственный муж). Я в этом году побывал в спорткомплексе. Отличный, современный.

А чьим именем, думаете, спорткомплекс назван? Кому в нём стоит памятник из жёлтого, напоминающего золото, металла? Субедэю.

Наверняка большинству читателей это имя ничего не говорит. Коротко расскажу, кто это.

Субедэй вместе с Чингисханом опустошил север Китая, Среднюю Азию со всеми их библиотеками, городами и мудрецами, попировал на русских князях после Калки. Командовал ударными отрядами монголов во время так называемого Западного похода. Взял и сжёг Рязань, Владимир, Торжок, Козельск, Чернигов, Киев. Умер где-то на Балканах глубоким стариком, но в военном походе, до конца исполняя завет Чингисхана: «Наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить всё, что тот имеет…»

Есть версия, что происходил Субедэй из одного из тех родов, что позже составили тувинский народ. Теперь он в Туве национальный герой. Не освободитель родины из-под гнёта завоевателей, не учёный, не созидатель, а разрушитель. И ничего. Никаких протестов…

Могут отмахнуться: «Ну, это когда было! Может, его вовсе не существовало». Может быть, может быть… Но я тут недавно постоял на холмиках той Рязани, старой, и мне показалось, что не так уж давно приходил сюда Субедэй. И ещё придёт. Да уже идут, уже наводняют. Правда, без гиканья и огня, цивилизованно. Собирают силы, чтоб снова придавить досками и попировать…

А где защитники? Да они там, на Юго-Востоке. Одни полегли, другие на машинах гоняют… Может, пора оглянуться на Россию?

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *