Сможем ли мы вернуть Твардовского на корабль современности?

№ 2014 / 40, 23.02.2015

Оглянитесь! Уже нет на корабле современности классика Александра Твардовского! И так поступили с единственным вослед Есенину истинно народным поэтом!

Ах, мой друг, читатель-дока,

Окажи такую честь:

Накажи меня жестоко,

Но изволь сперва прочесть.

Из Александра Твардовского

Оглянитесь! Уже нет на корабле современности классика Александра Твардовского! И так поступили с единственным вослед Есенину истинно народным поэтом!

Часто ли звучит поэзия Твардовского на ТВ и на Радио (ныне самые массовые средства массовой информации)?

Располагают ли фондом его книг библиотеки (и школьные, и вузовские, и армейские, и обычные)? Уточню: книг, которые были бы подготовлены на современном уровне твардовсковедения и культуры книгоиздания.

Многое ли запомнилось по итогу скудно организованного для страны 100-летнего юбилея Поэта?

Кто из политиков, общественных деятелей и мэтров культуры поминает его в своих публичных выступлениях?

Ответы: нет, нет и ещё раз нет!

КТО ПЕРВЫМ ПОКУСИЛСЯ НА ПОЭТА

1992 год. Журнал «Новый мир» – тот, которым под жестоким обстрелом партбонз руководил Твардовский. И его редактор С. Залыгин дал трибуну некоему Д. Галковскому со статьёй «Поэзия советская», в которой утверждается: «Поэзия советская есть продукт распада культуры… Эта “культура” может вполне адекватно выражать себя только на уровне чудовищно бездарного, бесформенного стиха».

Кто же в числе таких «чудовищно распадшихся» бездарей? Читаю: Твардовский! Вот как редакция отблагодарила своего многолетнего редактора, который превратил журнал во всемирно известное издание в том числе тем, что печатал здесь свои выдающиеся произведения. Вот как зачищали палубу от классиков, чтобы заселить её произвольно назначенными кумирами на час.

ШКОЛА

Напомню, именно здесь начинает утверждаться и откладываться в сознании на всю жизнь значимость того или иного классика. 11 класс – особый, выпускной, итоговый:

– Рабочая программа по литературе. Твардовскому здесь на год отдано 2 (два!) часа. Блоку – 10, Ахматовой и Пастернаку по 4. Какова мотивация? Её нет.

– Учебник «Литература» (2008; 14-е издание; «Дрофа»). Твардовский здесь «изложен» на 25 страницах – Мандельштам на 29-ти. Предположим, не число страниц определяет познания, но магия текста. Однако увлечёт ли школяра, к примеру, такая фраза о Поэте: «Основную жанровую форму реалистической лирики следует определять как медиативный “отрывок”»? Или: «безвыходная невыразимость» – это о гениальном стихе «Я знаю, никакой моей вины…». А как полюбить «Тёркина», если он «развёрнут» всего на шесть упоминаний – вразброску! – в лучшем случае по 3-5 фраз. При этом почему-то забыли упомянуть о восторженных оценках этой поэмы Бунина.

Может, в Министерстве образования решились на эксперимент: гения, мол, надо не изучать, а просто читать без посредников, чтобы, дескать, сама по себе его поэзия пленяла? В 2013-м как итог забот министерства появилась для школ роскошно изданная библиотека «100 книг по истории, культуре и литературе». Но книги Твардовского там как не бывало! Что взамен? Тома Гумилёва, Симонова, Д. Самойлова, Гамзатова и Р. Рождественского.

Впрочем, и эта библиотека слабый помощник. Тираж-то всего 1500 экземпляров на все десятки тысяч российских школ.

СВЯТОТАТСТВО В КРАЙНЕМ ВЫРАЖЕНИИ

Отнюдь не как Поэт понадобился Твардовский с конца 80-х для перестроечных СМИ. Читателям он представал тогда сугубо в одном – политизированном – качестве. Не более, чем оппозиционный партбонзам редактор журнала «Новый мир».

А что сейчас? Назовите, какая газета вспоминает его как Поэта? Одна из них, например, то и дело печатает об И. Бродском, а Твардовского замалчивает напрочь.

О возможном хотя бы в будущем полном собрании сочинений – ни слуху, ни духу. Но вспомним, как стремительно состоялось таковое для одного новомировца, сибирского прозаика – итог гостевания у него тогдашнего Президента страны. Вспомним выпускаемое многотомие Солженицына, тоже автора журнала. И, ясное дело, с «Телёнком…», где он извергает из себя потоки очернения Твардовского. Такая вот благодарность Александру Трифоновичу за то, что обрёк себя на невзгоды-мытарства от партвласти, отважно решившись печатать запретную по «лагерной» теме повесть «Один день Ивана Денисовича».

Лишь на 43-й год после кончины был воздвигнут памятник в столице, однако – замечу – не властью, а благотворителем. Зато в спешном порядке водружались статуи и мемориальные доски тем, кто в сравнении с Твардовским гораздо младше по творческому званию.

Премия Правительства за 2013 год присуждена за книгу о письмах Марины Цветаевой. Но к этому году выходит уже второй научно подготовленный том писем Твардовского, наисущественнейше пополнивщих не только его биографию, но и историю литературы, и историю вообще. Но кто это отметил?

Есть для студентов стипендии имени Солженицына или Андрея Вознесенского. Но в память о Твардовском ничего подобного нет.

Вспомним хотя бы и нашумевшее открытие Олимпиады в Сочи. В концерте-обозрении с добрым замыслом восславить культуру России предстают из ХХ века по разряду литературы Набоков и Солженицын. Но нет ни Шолохова, ни Твардовского! Кто устыдил сценаристов? Пока только одна газета – «Литературная» (№ 8).

НЕБЛАГОДАРНЫЕ

Читаю в дневнике Поэта 1954 года о тех днях, когда ЦК по первому разу расправился с ним, непокорным Творцом и Редактором: «Подводя грустные итоги, можно отметить, что я понёс поражение /…/ Душевных сил мало /…/ Усталость – дай бог со всем этим справиться /…/».

Тогда он всё-таки постепенно справился. Но в 1970-м – новая расправа. И тут же кончина.

От народа хитро скрыли подлинное отношение ЦК к народному творцу. Мало кто знал о его бедах. Многим застило глаза, что он и лауреат пяти высших премий, и депутат, что у него и собрания сочинений, и миллионные тиражи, что он просторно изучается в школе… Но это оттого, что партия просто вынуждена была считаться с любовью народа.

КТО ЖЕ ИДЕОЛОГ?

Неужто некими неразумными юнгами по оплошности началось спихивание классика с корабля современности? Нет, конечно!

Подобно бескомпромиссным комиссарам от пролеткульта и рапповщины, внезапные с перестройки культуртрегеры словно провозгласили: «Вся власть пошлости! Денационализация классики! Кто не с нами тот против нас!». И началось победное шествие этой доктрины с ретивой помощью неистовых глашатаев той поэзии, которой не по нраву устои русской классики, а заодно и Маяковского. Почему? Мешают своим величием возвеличивать поэтов второго и далее ряда. Без высоких образцов там, внизу, покойно сочиняется.

Это коснулось не только Твардовского, но даже Пушкина! В 1991-м прикрыли Всесоюзное Пушкинское общество, оказывавшее огромное просветительское влияние на миллионы людей славное детище первого Председателя Фонда Культуры академика Дм. Лихачёва. Горжусь, что помогал ему, и горюю, что уж два десятилетия остаются без отклика призывы к Власти и к общественности создать теперь Всероссийское Пушкинское общество.

НРАВОЗАЩИТНИКИ – ВОЗБУДИТЕСЬ!

Не особенно тревожит общественное мнение и то, что нынче появились (не хуже профессиональных цензоров времён Бенкендорфа и Суслова) уже и волонтёры с заданием вымарывать память Твардовского.

Редактор «Нового мира» (г. Василевский) был избран на этот пост собранием сослуживцев в перестроечные времена. Будучи креслонаследником Твардовского, он не напечатал за свои два десятилетия ничего запомнившегося о великом предшественнике, не пожелал установить мемориальную доску у входа в редакцию и отказался даже придти на открытие памятника, что в самом ближайшем соседстве с редакцией. В 95-ю годовщину Твардовского я дал в газете «Трибуна» заметки «Оставим ли в памяти Твардовского?». Стыдил-укорял г-на Василевского. Но он и не подумал откликнуться. НЭП! Новые Приметы Этики.

Интересно: сидит ли он за письменным столом Твардовского или поменял на современно-офисный, чтоб не подвергать себя искушениям вспоминать Гения?

В 2013 году устроители церемонии открытия памятника Твардовскому приглашают вдову Солженицына на почётный подиум, удостоив её чести выступить. Ей бы оглянуться и возмутиться, что дочерям Поэта бестактные устроители определили участь всего-то постоять рядом с этим подиумом, напрочь лишив их права голоса. Она же лишь после окончания церемонии снизошла до того, чтобы направиться к дочерям классика (явно – «завязать отношения»). Я стоял рядом с ними и подумал: может, подошла, чтобы извиниться за то, что «Телёнок…» её мужа позорит того, кто всегда был и навсегда останется на высоком пьедестале? Может, решила оповестить, что напишет комментарий к этому сочинению хотя бы примерно такой: Солженицын-де был излишне пристрастен. А вдруг рискнёт сослаться на мнение Жореса Медведева, былого диссидента и вынужденного эмигранта (Лондон), что свято чтит Твардовского, но начисто разуверился в Солженицыне.

Нет, г-жа Солженицына подошла к дочерям Поэта не для извинений. И получила, как и следовало ожидать, отпор. Праведный!

ДВА ПРИГОВОРА ПЯТИ КНИГАМ

Именно сколько вышло с 2005 года томов Твардовского особой и общественной, и литературной, и научной значимости: «Я в свою ходил атаку…» (дневники и письма 1941-1945 годов); «Дневник. 1950-1959»; «А.Твардовский в жизни и в литературе. Письма 1950-1959» и «Новомировский дневник» (2 тома).

Кто сподобился на такой подвиг сообщу попозже. Сейчас же – о двойной цензуре, которой подверглись эти книги.

Тираж у них – в вилке от 500 до 3000. Отчего же Министерство культуры не имеет списка тех творцов, чьё наследие обязано храниться хотя бы во всех ВУЗовских и научных библиотеках областных, крупных городов?!

Да и СМИ пренебрегли не только честью – но и обязанностью! – оповестить Россию об этом новом пласте творческого наследия Поэта и Редактора.

ВО ИМЯ ГЛАВНОГО ПРИНЦИПА!

Как-то меня спросили: почему недобро поминаемые мною пропылённые «классовыми чувствами» комиссары-культуртрегеры цензуируют наследие Твардовского?

Ответил: потому что он завещает нашему времени эстафетно-плодотворный для культуры опыт поощрять традиции народности и отвергать то, что вне чувств и чаяний нашего многострадального народа. Поэтому и собрал в журнале единомышленников, да каких! Федор Абрамов, Виктор Астафьев, Василий Белов, Василь Быков, Расул Гамзатов, Михаил Исаковский, Василий Шукшин, Александр Яшин и даже Солженицын с лучшими у него, по-моему, «Иваном Денисовичем» и «Матрёниным двором»…

ГВАРДИЯ ОТВАЖНЫХ!

Надо гордиться: есть – есть! – деятельные радетели памяти Твардовского.

Во-первых – земляки-смоляне. Именем Поэта объединены и властные структуры, и отделение союза писателей, и областная библиотека, и издательство «Маджента». Не случайно здесь появились и музей, и памятник, и регулярные «Твардовские чтения» с приглашением знатоков поэта из Москвы и других городов, рубрики в журнале «Смоленск» и в двух областных газетах, на ТВ и Радио. Премии имени Твардовского. И – книги.

В Москве Агентство по печати выделяет значительную толику денег издательству «Прозаик» на «Новомировский дневник» и «Дневник. 1950-1959». «Молодая гвардия» выпустила в своей прославленной серии ЖЗЛ биографию Андрея Туркова, давнего и верного соратника Твардовского. Журнал «Знамя» публиковал извлечения из дневников Твардовского в содружестве с дочерьми поэта. Многообразна активность Библиотеки Восточного административного округа со своим просветительским Центром имени Твардовского.

Город Гвардейск (Калининградская область). Здесь свято помнят, что он стал на дорогах войны завершающим для военкорра полковника Твардовского. И потому славится «Теркинскими чтениями» и фестивалем в память Поэту.

ПОКЛОНЫ ДОЧЕРЯМ ПОЭТА

Это они, Валентина и Ольга Твардовские, взяли на себя тяжко-благородную долю – обнародование писем и дневников. Причём научное! Благо, старшая дочь – доктор исторических наук, пожертвовавшая престижной работой в Институте Русской истории РАН ради творческого наследия отца.

Обе дочери в 2000-м откликнулись на мою идею исполнить волю отца – впервые объединить под одним переплётом поэмы с именем Тёркина с заметой, что восстановлены цензурные изъятия. Книга вышла как «Благотворительное издание для участников Парада Победы 9 мая 2000 года. Передаётся также подразделениям, участвующим в антитеррористической операции в Чечне, миротворцам в Косово и военными госпиталям».

Дочери твердо верят: Россия никогда не расстанется с творчеством Твардовского. Но сколько же в их жизни трудностей-препятствий…

Так наследники одного писателя, из очень близких Твардовскому, отказались передать более 20-ти писем для книги. Нет финансовой поддержки ИМЛИ РАН или какого-нибудь фонда. А уж о невнимании СМИ сказано выше…

Валентин ОСИПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *