Подвижник

№ 2014 / 44, 23.02.2015

Нет никакого сомнения в том, что научно-культурную жизнь долгих десятилетий советской эпохи невозможно себе представить без имени и неутомимой, подвижнической деятельности И.С. Зильберштейна

Нет никакого сомнения в том, что научно-культурную жизнь долгих десятилетий советской эпохи невозможно себе представить без имени и неутомимой, подвижнической деятельности И.С. Зильберштейна, крупного литературоведа, искусствоведа, архивиста, одного из самых видных коллекционеров живописных полотен (их точное число в его собрании – 2250 единиц). Коллекция Зильберштейна послужила основой московского Музея частных собраний, открытого в 1994 году, уже после смерти учёного, и к созданию которого он приложил очень много сил и энергии. Зильберштейн также был обладателем одного из лучших собраний автографов деятелей литературы и искусства как дореволюционного, так и советского времени.

Илья Самойлович Зильберштейн родился 28 (15) марта 1905 года в Одессе в семье мелкого торговца рыбой. Его отец, по всей видимости, был человеком простым и совершенно безграмотным, так как письма своему сыну, когда тот был уже научным работником в Ленинграде, он адресовал так: «Сыне моей Илюшу Зильберштейну». С самых ранних лет в нём пробудился жгучий интерес к произведениям искусства, книжным раритетам, старым журналам и т.д. «На первые заработанные мной десять рублей, – писал в автобиографии 1988 года И.С. Зильберштейн, – я приобрёл два рисунка Бориса Григорьева и это стало началом моего страстного увлечения коллекционерством, которое уже никогда меня не покидало» (И.С. Зильберштейн. Штрихи к портрету. К 100-летию со дня рождения». М., Наука, 2006, с. 7). В возрасте 16 лет он стал заниматься в Одесском (Новороссийском) в Пушкинском семинаре Ю.Г. Оксмана, совсем молодого тогда учёного, который вскоре переехал в Петроград, и Зильберштейн стал рваться вслед за ним – местечковая одесская среда очень тяготила его. Однако родители чинили всяческие этому препятствия. Отец даже угрожал ему, что найдёт его на вокзале и убьёт. Однако юноше удалось всё-таки буквально «бежать» из дома.

В 1923 году Зильберштейн поступил на факультет общественных наук Петроградского университета, который окончил в 1926 году. А своими учителями и наставниками он считал известных пушкинистов П.Е. Щёголева (у него он некоторое время побывал в секретарях) и Б.Л. Модзалевского. Вскоре он стал научным сотрудником Пушкинского Дома.

Его первой большой печатной работой стал подготовленный им сборник «Ленин в зарисовках и воспоминаниях художников» (1926), для которого молодой исследователь «отыскал и где впервые обнародовал много неизведанного» (Автобиография). Тогда же, в 1926 году вышла его книжка «Из бумаг Пушкина (новые материалы)». Затем последовали ещё четыре книги: «Грибоедов в воспоминаниях современников», «Дневники А.Н. Вульфа (Любовный быт пушкинской поры)», «История одной вражды. Переписка Достоевского и Тургенева», «Несобранные рассказы Чехова». Основные работы И.С. Зильберштейна посвящены исследованию первоисточников творческой биографии И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова, обожаемого им А.А. Блока, а также И.Е. Репина, В.А. Серова, А.Н. Бенуа, художественного наследия декабриста Н.А. Бестужева. Связь и взаимоотношения литературы и живописи – один из наиболее существенных аспектов научного наследия Зильберштейна.

В Ленинграде 1920-х годов Зильберштейн был тесно связан с литературной средой – его можно видеть на известных фотографиях того времени, где он запечатлён вместе с А.Н. Толстым, К.А. Фединым, М.Л. Слонимским, Н.В. Баршевым, М.М. Зощенко и др. В 1926 году Зильберштейн принимал участие в замысле коллективного романа, задуманного тогда ленинградскими писателями, под названием «Большие пожары», который, однако, не был осуществлён. Смолоду обладавший сильной коммерческой и деловой хваткой, Зильберштейн иногда попадал и в неловкие положения. Так, сын А.Н. Толстого Никита Алексеевич Толстой рассказывал автору этой статьи о том, как однажды Зильберштейн приехал к А.Н. Толстому в Царское Село с предложением приобретения у него какой-то старинной и очень ценной картины, за которую, по-видимому, предложил смехотворную даже по тем временам сумму. (Известно, что тогда картины и антиквариат стоили баснословно дёшево.) Разгневанный А.Н. Толстой, отчаянно ругаясь, спустил коллекционера с лестницы и выкинул вслед за ним его калоши.

В 1930 году Зильберштейн по предложению М.Е. Кольцова переехал в Москву и вскоре при его же живейшей поддержке приступил к подготовке и изданию сборников публикаций неизданных материалов по истории русской литературы и общественного движения, которые получили знаменитое название «Литературное наследство», выходившие вначале в «Жургазобъединении», а затем в издательстве Академии наук. Условия же работы в «Жургазе», как вспоминал потом учёный, были несравненно лучше. В течение 57 лет Зильберштейн являлся бессменным редактором «Литературного наследства» (одним из его основных соратников и единомышленников был С.А. Макашин) – одного из наиболее фундаментальных научных изданий советской эпохи, которое продолжается и поныне, но во многом уже, увы, утратило прежнюю «физиономию». Им были подготовлены тома, посвящённые Пушкину, Лермонтову (две книги), Герцену и Огарёву, Некрасову, Тургеневу, Льву Толстому, Чехову, Горькому, Л.Андрееву, А.Блоку, советским писателям. Этот гигантский труд требовал колоссального напряжения сил, а Зильберштейн никогда не отличался крепким здоровьем – он страдал тяжёлым диабетом, к которому присоединился и туберкулёз, – последний, однако, удалось вылечить. Человек со сложным и тяжёлым характером, в повседневной жизни и в общениях с коллегами он бывал зачастую грубоват, резок, несдержан, нетерпим – сотрудники «Литературного наследства», работавшие с ним долгие годы, много вытерпели от него всяческого. И криков, и ругани – всего было довольно. Вместе с тем он был отходчивым и незлопамятным человеком. Внешне он всегда держался «принцем крови» – элегантно, «с иголочки» одетый, он ходил всегда с гордо поднятой головой. Способен он был и на добрые, великодушные поступки и дела – так, он буквально «обивал пороги» для того, чтобы вызволить из лагерей С.А. Макашина, а находившегося в ссылке в городе Киржаче Владимирской губернии С.Н. Дурылина привлёк к работе в «Литературном наследстве» – для этого сам поехал к нему в Киржач с целью доставить ему необходимые материалы. Внемля слёзным просьбам жены В.В. Виноградова, находившегося тогда в заключении, он опубликовал в пушкинском томе «Литературного наследства» его статью «Стиль Пушкина». Впоследствии акад. В.В. Виноградов, сильно невзлюбивший за что-то своего коллегу и вообще не отличавшийся добротой и чувством благодарности, каким-то образом воспрепятствовал первой поездке Зильберштейна в Париж в 1959 году.

При ближайшем участии И.С. Зильберштейна и В.Д. Бонч-Бруевича весной 1941 года, перед самым началом войны, был основан и открыт Центральный литературный архив, позднее ЦГАЛИ, а теперь имеющий наименование РГАЛИ. Впоследствии его долголетним директором (с 1963 по 2001 год) была жена И.С. Зильберштейна, человек бесконечно преданный ему, его делу и его памяти, Наталья Борисовна Волкова.

Знаменитые поездки И.С. Зильберштейна за рубеж, вначале в Чехословакию, а затем трижды – в Париж, состоялись лишь в 1960–1970-х годах. (В 1946 году выезд ему не был разрешён, невзирая на всевозможные хлопоты.) Они были исключительно плодотворны с точки зрения общения с такими деятелями культуры, как Андрэ Мазон, Виктор Лебрен, Серж Лифарь, Б.К. Зайцев и др.

Зильберштейну ценой невероятных усилий и сложностей удалось вернуть в Советский Союз ценнейшие материалы по истории русской культуры – как литературы, так и живописи. Этим Зильберштейн, несомненно, поставил себе памятник. В значительной мере плодом этих поездок, помимо многочисленных публичных выступлений, явилась его книга «Парижские находки. Эпоха Пушкина», вначале выходившая отдельными выпусками в библиотеке «Огонька», и лишь посмертно, в 1993 году великолепно изданная отдельным томом, прекрасно иллюстрированная.

12 апреля 1957 года на основании 60-го тома «Литературного наследства» «Декабристы-литераторы» И.С. Зильберштейну была присуждена учёная степень доктора искусствоведения – до этого он был всего лишь кандидатом филологических наук. Впоследствии он был принят и в Союз писателей. А двадцать с лишним лет спустя, в 1979 году за книгу «Художник-декабрист Николай Бестужев» он был удостоен Государственной премии СССР. Учёный в разные годы также был награждён орденами «Дружбы народов» и «Знак почёта».

Скончался Зильберштейн 22 мая 1988 года в Кунцевской больнице на 84-м году жизни после перелома шейки бедра. Прощание с ним происходило при большом стечении публики в известном Итальянском дворике Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Похоронен учёный на Кунцевском кладбище.

Александр РУДНЕВ,
г. КОЛОМНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *