КВАЗИПРОФИ

№ 2014 / 39, 23.02.2015
 

Открыл новую профессию – идунахер.

Это специалист, который ходит на хер.

(Алексей Иванов. Блуда и МУДО)

 

Идол языковой моды нигде не требует больших жертвоприношений, чем в сфере именования профессий. Вот уж где воистину красота – страшная сила, престиж – социальный наркотик, статус – не пустой звук, а полный… эээ… Но лучше сразу к примерам.

Давно канули в прошлое тётеньки с обыденными и легковесными названиями кассирша, маникюрша, уборщица – на смену им гордой поступью явились хозяйка кассы, мастер ногтевого сервиса, специалист по клинингу.

Бригадиры превратились в супервайзеров, коробейники – в сейлзменов, уличные зазывалы – в промоутеров.

Педагоги освоили специальности тьюторов, фасилитаторов, социальных продюсеров.

Врачи предложили услуги нутрициологов, космохирургов, арт-терапевтов.

Общепит ответил на вызов эпохи целой обоймой кофе-леди (кофе-боев), пиццамейкеров, сушистов, фуд-стилистов, гастрономических журналистов и наимоднейшим спитингом – занятиями иностранным языком в кафе и ресторанах.

Худ. Каземир Малевич
Худ. Каземир Малевич

Ну, и всякий член общества сверхпотребления, не обременённый спецподготовкой или особыми талантами, обрёл счастье стать персональным шопером – совершая для кого-то покупки, или заделаться мобилографом – снимая всё подряд на телефон, наладонник и т.п., в данном случае гордо именуемые «электронными приборами со встроенной цифровой фотокамерой, первоначально не предназначенными для профессиональной фотосъёмки». Кто не знал – пусть запомнит и отныне почтительно кланяется согражданам, нарезающим круги по торговым залам и синхронным жестом «хайль гитлер» достающим мобильники едва завидев хоть что-то достойное съёмки. Господа, вы уяснили? Это новые профессии! И между прочим вредные, за которые впору давать молоко, а лучше дополнительные скидки на распродажах.

Есть и вовсе шедевральные наименования должностей: этичный хакер (определяющий «слабые места в сети компании»); продавец половины дня (работающий посменно), специалист по порождению идей (без пояснений). Тут уже вообще высокая поэзия – звукопись, символика, ассоциативные ряды… И – давно забытый древнегреческий спор о «природе имени».

Названия профессий не только маркеры социального успеха и атрибуты языковой моды. Искусственные слова и мнимые понятия образуют поле псевдосмыслов. По принципу: зарой монетки в лунную ночь, скажи «крекс-пекс-фекс», и наутро вырастет денежное деревце. Вдуматься: в лучшем случае обыденные, в худшем – пустейшие занятия, зато какой статус благодаря названиям! Профи-хлестаковщина. Эрзац-опыт без опоры на культурную традицию. За профессию выдаётся набор прикладных умений и сугубо бытовых навыков. К вечным русским вопросам «Что делать?» и «Кто виноват?» добавился ещё один, самый сейчас актуальный: «Кто все эти люди?»

Обнажается ещё и такая закономерность: профессий всё больше – подлинности всё меньше. Причём последнюю связывают не с делами, а с предметами: «авто для настоящих мужчин», «косметика для настоящих девчонок», «журнал для настоящих леди»… Настоящий человек современности – не делатель, а владелец. Модной вещи, яркого имиджа, профессии с громким названием.

Особая статья – квазидеятельность в области писательства и создания текстов вообще. Писательство – эффективный механизм создания авторитета и встраивания в публичное пространство. Оставьте наивное нытьё и бесплодные сетования по поводу утраты значимости литкритиков, и нечего размахивать дипломами всяких там филфаков, выкрикивать названия каких-то литинститутов. Нынешний рядовой читатель самостоятельно овладевает окололитературными специальностями.

Например, сочинитель отзывов на книги. В организованной компанией OZON «Книжной премии Рунета» появилась специальная номинация – «Лучший книжный блогер» и красивое звание – «Человек слова». В Сети также трудятся буктуберы – ведущие персональных литературных онлайн-видеоканалов. Любой интернет-пользователь на правах профессионала расскажет вам о своих книжных вкусах, представит обзор литературных новинок, перескажет сюжеты произведений, даст комментарии и оценки прочитанного. Всё сплочённее и ряды сторителлеров – рассказчиков историй для решения деловых, творческих, психологических и массы прочих задач.

Въедливые книгочеи могут попробовать себя в роли бета-ридеров – экспертов, дающих советы авторам и предпубликационные оценки текстам. В зависимости от конкретной ситуации бета-ридер может быть редактором, корректором, внутренним рецензентом, тем же литкритиком и даже библиопсихологом. За это можно получить не только денежную оплату или экземпляр книжки с автографом, но и почётное упоминание в разделе «Благодарности».

Предпочитающие чтению письмо обретут себя в качестве рерайтеров – переработчиков чужих текстов с изменением формы изложения при сохранении фактологии, или по-простому «заливщиков». Наделённые ещё и способностью сочинять становятся гострайтерами – сочинителями на заказ, или попросту литературными неграми. Но даже в этих случаях находятся названия, возвышающие трудящихся до признанных, уважаемых, статусных специалистов: технический писатель, контент-писатель; творческий помощник, литературный секретарь, художественный редактор.

Совсем уж в крайнем случае можно стать и… просто писателем, настоящим. Здесь нынче тоже особо востребованы профессионалы, в буквальном смысле: на пике моды производственный роман. За перо всё охотнее берутся врачи и учителя, политики и священники, модели и спортсмены, антиквары и ювелиры. За литературное произведение можно также выдать персональный блог, «записки очевидца», повседневный «поток сознания» или интимные откровения. Можно и вовсе не сочинять никакой роман, а просто попросить себе писательскую карьеру в подарок от богатого покровителя или приобрести телефон «Vertu» и получить от компании-производителя именное «удостоверение писателя» и предложение «вписать свою главу в книгу Vertu»…

Дальше есть соблазн удариться в занимательную футурологию – попытаться вообразить окололитературные профессии будущего. Причём многие фантазии легко и быстро могут стать реальностью.

Скажем, автописатель, или киберлитератор – разработчик произведений по технологиям и алгоритмам автоматической генерации текстов. Подобными экспериментами уже увлеклись западные учёные, например, профессор экономики Филип Паркер, запатентовавший компьютерную программу создания книги за 20 минут. В настоящее время интернет-магазин «Amazon» предлагает почти 116 тысяч изданий этого автора. А российский холдинг АСТ выпустил книгу «Настоящая любовь. Идеальный роман», представленную как «Первая книга, написанная компьютером».

Или вот, например, литдизайнер – разработчик окололитературной продукции. Такая специальность фактически уже существует, только пока не получила самостоятельного наименования. Ценители внешних эффектов могут приобрести антибуки – забавные или эпатажные фальш-обложки для книг; обзавестись блокнотами, стилизованными хошь под томик «Записок сумасшедшего», хошь под трактат «О пользе лени»; нацепить брошки с изображениями писателей –Достоевского, Маяковского, Довлатова… А как вам серёжки и кулончики из микрокниг или наборы чайных пакетиков с картонными фигурками классиков? Пушкин, Толстой, Достоевский не только на книжных полках, но теперь также у вас в ушах и в чае.

Можно также прогнозировать появление профессии библиомен – организатор культмассовых акций и досуговых мероприятий, связанных с читательскими практиками (по аналогии с «шоумен»). Начиная от организации автограф-сессий и курирования передвижных библиотек – заканчивая проведением книжных балов, читательских марафонов, буккроссингов и прочих либмобов.

Не за горами и появление профессиональных мастридеров – составителей рекомендательных списков литературы для разных читательских групп (школьники, домохозяйки, бизнесмены) и разных случаев («когда грустно», «на сон грядущий», «накануне свидания»). Будут также сформированы «профессиональные» перечни книг – для нутрициологов, персональных шоперов, продавцов половины дня… Фуд-стилистов обяжут читать про державинскую «шекснинску стерлядь золотую»; мастерам ногтевого сервиса не дадут сертификат, пока не выучат пушкинский пассаж о «красе ногтей»; поступающие на службу чиновники должны будут сдать экзамен по творчеству Гоголя…

 

В отдалённое будущее заглядывать трудно, но пофантазировать не грех. Модными и востребованными окололитературными профессиями могут стать, например, следующие.

Букнеймер – изобретатель названий книг и издательских серий.

Антибукер, или букиллер – специалист по разрушению писательских репутаций, профессиональный книгоубийца.

Библиольфактор – эксперт, оценивающий премиальные шансы книги по запаху обложки и типографского шрифта.

 

Ну а если серьёзно, без иронии и без фантазий, то всё описанное – какой-то онтологический апокалипсис. И, может, лучше бы всем этим словам не вылезать на свет божий, а вернуться в «первозданный мрак», back to black.

Улица. Ночь. Фонарь Диогена. Аптеки нет. Какие будут предложения?

Юлия ЩЕРБИНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *