ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД

№ 2015 / 37, 21.10.2015

Газета в моей судьбе 

 

Меня попросили вспомнить о том времени, когда я работал в «Литературной России». С удовольствием это делаю, хотя меня нельзя назвать авторитетным очевидцем. Во-первых, я работал здесь мало – с января 1984-го года по август 1985-го. Да и в редакцию приходил не каждый день. Будучи ведущим полосы сатиры и юмора «Ревизор» считался внештатным сотрудником, нагрузка небольшая. Отдел был тогда популярен. Свои новые произведения охотно давали ведущие сатирики. Так что, без материалов не сидел.

Вот что характерно: некоторые авторы вручали свои опусы с опаской, приговаривая, мол, это у вас всё равно не пройдёт, это слишком остро. Тем не менее почти все удачные, даже сравнительно острые материалы публиковались.

Алгоритм подготовки «Ревизора» был таков: я сдавал все материалы заведующему отделом литературы А.Боброву, дальше тот передавал по инстанциям. Если Бобров что-то браковал, мы с ним разбирались «в рабочем порядке». Бывало, он что-то разрешал к печати, а это не нравилось ответственному секретарю Н.Лейкину. Тогда он вызывал меня «на ковёр». И уж совсем редко – пару раз за всё время – вызывал и распекал главный редактор Михаил Макарович Колосов.

При этом все разборки носили характер дружеской критики, не было вызывающих раздражение антагонистических противоречий. Впрочем, это был вообще весьма мирный период в редакции. Не помню каких-либо громких конфликтов. Я ходил в редакцию чаще, чем положено, потому что там была хорошая обстановка. Стол мне выделили в торцевой комнате на шестом этаже. Там сидел один из ветеранов редакции Павел Исаакович Павловский, автор нашумевшей в те года пьесы про Тургенева и Полину Виардо «Элегия». Там же обитал редактор Андрей Гурьев. Он вскоре уволился и на его место пришёл поэт Юрий Гусинский. До этого он редактировал газету «Спортивная Москва», оттуда его убрали за какой-то критический материал, кажется, связанный с футбольной командой «Торпедо».

Сотрудники редакции пересказывали всякие случавшиеся курьёзы. Много было связано с читательской почтой. Мне тоже запомнились два случая. Один автор из Магнитогорска прислал свой рассказик, напечатанный на машинке в перевёрнутом виде: он неправильно вставил копирку и текст оказался на тыльной стороне предыдущей страницы. В «сопроводиловке» он с извиняющейся интонацией писал, что у него нет навыка обращения с машинкой. Ошибку он заметил, но снова заряжать машинку и набирать текст – сил нет. Закончил своё послание такими словами: «Поэтому убедительно прошу вас – прочитайте мой рассказ перед зеркалом». (Разумеется, я ответил ему тоже шиворот-навыворот).

Другой автор наоборот – постарался максимально облегчить работу редакции. Он один и тот же рассказ напечатал два раза, сообщив в сопроводительном письме: «Посылаю вам два экземпляра своего рассказа. На всякий случай оба – первые».

Александр ХОРТ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *