Элина АМРОМИНА: «Наш фильм – это гимн театру»

№ 2015 / 46, 23.12.2015

Фильм режиссёра Михаила Учителева «Выход» вошёл в программу Каннского фестиваля (уголок короткого метра), получил Гран-при на фестивале «Отражения духа» в Германии, три номинации на фестивале в Лондоне, четыре – в Нью-Йорке и приз за лучшую мужскую роль. Картина снята в формате короткого метра (33 минуты) и затрагивает тему Холокоста в страшное и жестокое время нацисткой оккупации. Михаил – выпускник высших курсов сценаристов и режиссёров (Мастерская Владимира Меньшова, Натальи Рязанцевой и Владимира Тумаева) и это его дипломная работа. Главную роль оперной певицы в фильме сыграла жена Михаила – Элина Амромина, певица и оперный режиссёр. В интервью Элина рассказала о том, как работается с мужем на одной съёмочной площадке, характере своей героини и о главном герое фильма – оперном театре.

 

01Элина, ваш муж Михаил после присуждения фильму Гран-при написал в соц. сети: «Этот приз, в том числе, и награда для Элины Амроминой, благодаря которой вообще был снят этот фильм, и благодаря чьему кропотливому труду было проделано 80% всей работы над фильмом». Какая это была работа, конечно, помимо вашей главной роли в фильме?

Для той части съёмок, которая проходила в Санкт-Петербурге (в Театре Консерватории, на улицах города и в павильонах «Ленфильма») я выполняла основную административную работу – искала места для съёмок, выбирала актёров массовых сцен, договаривалась об аренде съёмочной техники, а потом, уже в стадии так называемого «постпродакшена», занималась монтажом, координировала работу по цветокоррекции и звуковому оформлению, записывала музыку для фильма – все арии моей героини звучат в моём исполнении. Для меня это первая работа в кино, основная моя профессия – режиссёр оперного театра. Было сложно, не буду скрывать. Надо было «освоиться» в новой для себя сфере, научиться особенностям киноязыка (мои предыдущие актёрские работы были театральными – под руководством моих мастеров н.а. СССР Николая Николаевича Трофимова и н.а. России Александра Аркадиевича Белинского). Мне надо было понять, как сделать Эдит не абстрактной страдающей «жертвой преследования», а живой героиней, меняющейся, с перепадами настроений, принимающей сложные решения. Как получилось – решать зрителю.

Как работается на одной съёмочной площадке с мужем?

Нервно! Очень нервно! Спорим, ругаемся, оба упираемся и не уступаем… Сражение при Фермопилах в миниатюре. Съёмочная группа наблюдала за этим шоу с особым интересом, и несколько раз звучало предложение снять не сам фильм, а то, как мы вдвоём работаем на съёмочной площадке. Замечательная, талантливейшая художник-постановщик Яна Ковальская однажды приветствовала наше прибытие на съёмочную площадку возгласами: «Клоуны прибыли! Цирк приехал!». Поскольку я сама режиссёр, то если чувствую, что какие-то вопросы решены неточно, я вмешиваюсь и поправляю, включаюсь в работу в полную силу, так что Михаил пару раз на руках уносил меня с площадки к режиссёрскому монитору, а потом, спохватившись, возвращал обратно – я же играла главную роль. Но это в общем-то нормальный рабочий процесс, просто с повышенным процентным содержанием сумасшедшинки.

Расскажите немного о сюжете фильма, чтобы было понятнее для наших читателей.

В центре действия – оперный театр: его директор, обрусевший немец Густав, примадонна театра Эдит Гольдшмидт и эсэсовец – комендант города, выискивающий укрывающихся от нацистов евреев. Меломан и тонкий любитель оперной музыки, он наслаждается талантом других и из числа пойманных евреев особо выделяет музыкантов… для того, чтобы услышать их последний раз в кабинете комендатуры, перед тем как расстрелять. Но в его коллекции не хватает самого ценного экспоната – еврейской примадонны местного театра. Её укрывает в подвале театра директор. Узнавший про это комендант ставит Густаву ультиматум: в течение 24-х часов Эдит должна быть выдана или директор будет расстрелян (то, что директор этнический немец спасает его от немедленной расправы, но и только). Эдит принимает решение – не дать Густаву ради неё пожертвовать собой и выходит на сцену во время спектакля, на котором присутствует комендант.

Это фильм о спасении, о выходе из, казалось бы, безвыходного положения, в которое загоняет человека фашистская машина, но главный герой здесь даже не человек, главный герой – сам театр, и результат столкновения «двух миров» не так легко предсказать.

Вы играете оперную певицу, для вас это естественно и близко. Вы похожи на свою героиню?

Моя героиня более сдержанное существо, она менее экспрессивна, вероятно, лучше воспитана, по крайней мере, ей удалось какое-то время тихо сидеть в укрытии в подвале. Я бы наверняка сразу выкинула какой-нибудь фортель. Но потом моя героиня всё же проявила характер оперной певицы, а они, как известно, девушки совсем не тихие (и в буквальном смысле, и по характеру), и оправдала представление о том, как ведут себя настоящие примадонны. Эдит выходит на сцену, зная, что идёт на погибель и это её последние шаги. Для неё этот путь становится возвращением к себе, обретением заново человеческого достоинства, и она совершает его «по своим правилам» – представ перед залом в своей лучшей оперной роли, во всём блеске. В этом тоже проявление сильного характера – выйти и «уйти» красиво.

Почему вы обратились к теме войны, Холокоста?

Такая тема даёт возможность выстроить историю максимально графично – подобно тому, как в мифах её линия проявляется с кристальной чистотой. В обычной жизни невозможно так ярко разделить тёмные и светлые силы, тогда как в военное время полутона выцветают, и перед нами возникает «дистиллированный» вариант противостояния насилия и зла – героизму и самоотверженности: либо ты там, либо ты здесь. Эта повышенная контрастность позволяет точнее высветить темы, затронутые в фильме, вопросы нравственного выбора – уйти из жизни или остаться жить, но ценой жизни тех, кто тебя спас. Такой выбор противоестественен для человека, но героям приходится иметь с ним дело.

Есть и ещё один мотив обращения к теме войны: к сожалению, искусство оказалось бессильным, и «Великий диктатор» не остановил Гитлера. Гений Чаплина, а позднее гений Шостаковича, Эренбурга не смогли поставить точку в самой чудовищной из войн. В сценарии нашего фильма воссозданы условия, при которых могло проявиться обратное, когда искусство становится действенным, оказывает не просто моральную поддержку, но помогает физически спасти жизнь.

Существовала реальная история, по которой написан сценарий к фильму?

Есть несколько подобных историй. Одна из них – из биографии замечательного советского режиссёра Сергея Эрнестовича Радлова, в 30 – 40-е годы руководившего ленинградским Театром имени Ленсовета, который во время войны попал в оккупацию. Сам Радлов был наполовину немец (как и директор театра в нашем фильме – Густав), и это спасло ему жизнь. Примадонной его театра в то время была выдающаяся актриса Тамара Якобсон – еврейка по национальности. Чтобы спасти её, Радлов поменял одну букву в документах, и она стала шведкой Якобсен. Понятно, что ожидало их обоих, если бы обман открылся.

Есть история про немца-крестьянина, который жил на Западной Украине и сумел спасти несколько евреев, выдав их за своих работников.

Оперный театр не существует без музыки. Наверно выбрать подходящую музыку было сложно и ответственно?

Музыку из оперы Глюка «Альцеста» предложил Михаил. Она подходит не только по настроению, но и по сюжету фильма, потому что прообразом нашего героя Густава (спасшего певицу Эдит) был Геракл, который спасал жену Адмета (Альцесту) от бога смерти. Первоначально сюжетная линия фильма была ближе к трагедии Еврипида, на основе которой и была написана опера, но потом уже в процессе съёмок сюжет самостоятельно (и несколько даже независимо от нас) изменился, однако связующая нить с Гераклом всё равно осталась. А музыку из оперы Беллини «Сомнамбула» выбрала я, и Михаил со мной согласился: она подошла и по «техническим характеристикам» под требования сюжета (нужна была определённым образом построенная выходная ария сопрано), и по музыкальному контрасту к жёсткой жизненной ситуации, в которой оказалась героиня. И потом, это просто невероятно красивая музыка.

Я обратила внимание, что актёры в фильме исполняют свои роли «по-театральному» (как если бы они играли в спектакле), и создаётся впечатление некоторой декоративности фильма. Так специально было задумано?

Да, конечно. Я думаю, главный герой в этом фильме – театр, причём это оперный театр, то есть театр «в квадрате». И главный герой несомненно задаёт стилистику фильма – наш герой красив, романтичен, необходимо было ему соответствовать. Этим определяется и визуальный ряд, и настрой фильма: театр чужд «заурядности», свойственной квазидокументалистике, он «искривляет пространство», придавая обычному новый причудливый вид. Театр по своей сути – мастер иллюзий и превращений, и чтобы рассказать театральную историю, нужно говорить на языке приближённом к нему. Более того, и в самом конце остаётся пространство для размышления – где правда, а где вымысел, фантазия. Такой финал – это гимн театру, который делает «невозможные» вещи, не просто придаёт фантазиям вид реальности, но и, как в нашем фильме, воплощает их в реальность.

В связи с театральностью ещё интересна рецензия, написанная на английском фестивале – наш фильм сравнили с картинами «великих русских режиссёров», отметив, что в нём заключён тот же романтизм, внимание к характерам и классический подход к мизансценам. Картину рекомендовали к просмотру интеллектуалам и тем, кому не хватает сейчас «старого доброго классического кино».

Какие актёры задействованы в фильме?

Вообще, основной актёрский состав в нашем фильме подобрался очень удачный: Артур Харитоненко, Алексей Морозов, Татьяна Рябоконь, Александр Чередник – замечательные актёры и прекрасные коллеги, с которыми было одно удовольствие работать.

Для нас всех было большой радостью, что наш актёр Александр Владимирович Алексеев (заслуженный артист РФ), сыгравший Густава, недавно получил приз за лучшую мужскую роль на кинофестивале в Нью-Йорке. Это, вообще, история удивительного совпадения актёра и персонажа: мы долго искали, кто бы мог исполнить эту роль, и образцом для нас служил немецкий актёр, звезда 40-х Ганс Альберс (интересно, кстати, что этот актёр также укрывал от нацистов актрису-еврейку – свою жену). Мы никак не могли подобрать подобный типаж, поиски казались уже безуспешными, когда нам пришёл на помощь замечательный актёр и режиссёр, человек феноменальной эрудиции Сергей Петрович Реммех, он-то и посоветовал Александра Владимировича и мы все единодушно воскликнули – да, он лучше Альберса! Мы встретились с ним, начали совместную работу и только потом уже узнали, что у Александра Владимировича есть немецкие корни, а так же, что он несколько лет работал директором театра – то есть удивительное стопроцентное попадание в роль, и это, видимо, среди прочего оценили члены жюри.

Выйдет ли фильм на большой экран и когда его смогут увидеть зрители в России?

Сейчас мы пока «фестивалимся», но скоро будем думать о выходе фильма к зрителю.

 

Беседу вела Ирина ТЕРРА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *