Обсуждаем беседу Полины Жуковой с Алексеем Татариновым «Последняя нобелевская премия – попытка убить литературу» (№ 1, 2015)

№ 2016 / 2, 20.01.2016

Елена КОЛЯДИНА

Огромное спасибо Алексею Татаринову и Полине Жуковой за отличное интервью! Одно время я читала авторские колонки Алексея с обзорами «толстых» журналов – читала с энтузиазмом и ждала их выхода. Но это интервью, безусловно, невозможно сравнивать с колонками – оно плотно по смыслам, логично, концентрированно, ёмко, но при этом полно свободы. Ещё раз спасибо! Откровенно – даже не ожидала от ЛР подобного интервью, так как часто большую часть материалов сайта составляют, скажем так, ворчание, свары и разборки по дележу среди литераторов всё тех же «пыжиковых шапок» из повести Войновича.

 2425

 

Галина (verbatt@rambler.ru)
Браво, Алексей Татаринов!
Как много у нас на Руси интересных, самостоятельно мыслящих людей!

 

Николай АНДРИЯШИН

Алексей Татаринов преувеличивает положительное воздействие литературы на сознание читателя.

Сталин много читал, но оставался палачом-изувером. Есть версия – взбешённый смыслом рассказа Андрея Платонова «Усомнившийся Макар», Сталин начертал на полях рассказа: «Сволочь!» Это адресовалось, вероятно, и герою рассказа, и автору. Тут воздействие литературы есть, но далёкое от положительного. Палач-изувер добрее не стал от прочитанных книг. Но он якобы плакал, видя в кино Чарли Чаплина, будто бы даже говорил: «Ведь это я!» А любимая песня Сталина – «Сулико», слушая которую, он плакал. Но он со злорадством уничтожал старых политкаторжан и представителей ленинской «гвардии», которых, впрочем, не так жалко, как миллионы лучших людей, уничтоженных в годы большого террора. Сталин – сложный субъект с признаками душевной аномалии.

Горький вроде бы искренне заявил: «Всем лучшим во мне я обязан книге». Но это не помешало ему стать холуём сталинской диктатуры, восхвалять каторгу Беломорканала, содействовать аресту и расстрелу Павла Васильева. И всё-таки есть версия: Горький был отравлен как не вполне надёжный прислужник власти.

В общем-то литература воздействует сколько-то положительно на становление личности, но не каждый воспринимает такое воздействие.

Глубоко неправ Алексей Татаринов в оценке трудов Светланы Алексиевич, которой Нобелевская премия присуждена, думаю, не только за «Время секонд хэнд», где, по мнению видного литературоведа, что-то болтают некие «тётки и дядьки». В книге «У войны не женское лицо» рассказывают о своём участи в войне героини той битвы. Может, напрасной и ненужной считает Татаринов и книгу «Цинковые мальчики»? А в книге «Время секонд хэнд» высказываются и бывшие райкомовцы, и участники протестной демонстрации в Минске после третьих выборов Лукашенко на трон президента. Милиционеры били парней дубинками по промежности, приговаривая: «По яйцам их, по яйцам!» Было много задержанных, и одной девушке фашиствующий следователь сказал: «Я тебя, детка, сейчас оттрахаю во все дырки и брошу в камеру уголовников». Я цитирую записанное Светланой Алексиевич, и жутко от этих картин! Лукашенко откровенно симпатизирует Гитлеру и пользуется его методами расправ над лучшими людьми.

Результат воздействия книг Светланы Алексиевич на сознание читателей – это гневное, грозное возмущение. А Путин отправляет Лукашенко по 5–6 миллиардов в год, надо же хорошо оплачивать, откармливать ОМОН, КГБ и прочую карательную армаду. Лукашенко заявил, что Алексиевич «обливает грязью страну», хотя она выдаёт факты, идущие из уст угнетённого народа, пострадавших демонстрантов, а Лукашенко нравится быть живым двойником Гитлера.

Вряд ли я ошибусь, если скажу, что филологу Алексею Татаринову явно не хватает гуманности при оценке подвижнического труда Светланы Алексиевич, которой заслуженно присуждена Нобелевская премия по литературе. Ибо более гуманных произведений нынче не видно.

г. АЛЕКСИН, Тульская область

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *