Алла БЕГУНОВА — ОПЕРЕДИВШАЯ ВРЕМЯ

№ 2006 / 25, 23.02.2015


Надежду Дурову называли русской Жанной д’Арк, к ней благоволили император Александр I и фельдмаршал Кутузов, её воинской отвагой и литературной одарённостью восхищались Жуковский, Пушкин, Белинский. Даже Денис Давыдов признал за ней право быть боевым офицером: «Время было такое, что некогда было разбираться, какого она пола». Но в последние годы жажда сенсаций не миновала и фигуры знаменитой кавалерист-девицы. Появляются броские статьи о Дуровой, содержание которых на самом-то деле оказывается плодом журналистского воображения или воскрешением старых, давно признанных ложью сплетен.

– Алла Игоревна, вы написали две книги о Надежде Андреевне Дуровой. Почему именно она привлекла ваше внимание?
– Наверное, начать надо с того, что документальную книгу о Дуровой я написала по договору с издательством «Молодая гвардия» для серии «Жизнь замечательных людей». У меня было много материалов, потому что до этого я написала роман о ней «С любовью, верой и отвагой». Он вышел в издательстве «Армада» в 1992 году. Рукопись была сдана в срок, а потом начались странные вещи – «Молодая гвардия», полностью подготовив иллюстрации, оформив обложку, проведя редакционную подготовку, прорекламировав книгу, ни с того ни с сего сняла её с плана. Мне сказали, что коммерческий отдел издательства пришёл к решению, что книга о Надежде Андреевне Дуровой не будет иметь спроса, что этот человек мало кому известен, и поэтому книгу они выпускать не будут. В итоге я передала рукопись Музею-усадьбе Дуровой в Елабуге. Ими получен грант на её издание, появилась надежда, что книга всё же увидит свет.
Мне непонятно решение «Молодой гвардии». Имя Дуровой и сегодня на слуху, а было время, когда Надежда Андреевна становилась национальной героиней, о ней много писали, говорили. К примеру, в годы Великой Отечественной войны. В начале 1942 года в Казани состоялась премьера пьесы «Давным-давно», затем появилась пьеса «Надежда Дурова» Кочеткова, в которой играла Марецкая в Малом театре. Между прочим, Вера Петровна Марецкая была похожа на Надежду Андреевну… Наверное, из тех 900 тысяч женщин, которые ушли на фронт, многие прекрасно знали, кто такая Надежда Дурова, и что-то для них было примером в её биографии, её судьбе… В 1962 году, в годы «оттепели», вышел на экраны фильм Эльдара Рязанова «Гусарская баллада», и вновь – всплеск интереса к этому человеку. Сегодня о Дуровой снова говорят и пишут. Но что? Иначе взглянули на её службу в армии. И мне очень жаль, что появляются скандальные, порочащие память Надежды Андреевны публикации.
Дурова была женщиной совершенно современной, биография у неё обыкновенна для женщины наших дней. Но она опередила своё время. Она была не только первой русской женщиной-офицером, то бишь первой, кого приняли на государственную службу, но стала и первой пенсионеркой – она получала пенсион за свою службу. В то время женщин, как известно, не допускали в публичную сферу, они не работали, их место было в семье. Надежда Андреевна первая, кто проломил эту стену, хотя какой ценой…
– Расскажите, пожалуйста, какие новые факты из жизни Дуровой вам удалось найти в процессе работы над книгами?
– Отец её был офицером пехотного полка, он прослужил в конном Полтавском полку только полтора года и вышел в отставку. Поэтому рассказ Надежды Андреевны в «Записках» о том, что отец у неё был гусар, не соответствует действительности. Но я думаю, что каждый человек, каждый автор тем более, имеет право на домысел. Дурова писала о своей жизни не документальное произведение, а во многом художественное. И когда говорят, что она там-то и там-то солгала, то это неверно. Это её жизнь, и она была вправе что-то переиначить, о чем-то умолчать, потому что жила в определённое время, в определённом обществе. В главном она не солгала ни грамма… Очень много вопросов возникает в связи с её замужеством и рождением ребёнка. И это не простое любопытство – ответы на эти вопросы, считаю, могут защитить память Надежды Андреевны. К примеру, не так давно в одной из центральных, популярнейших газет был опубликован огромный материал «Легенды рода Дуровых». Что же написано в первом же абзаце? «Надежда Дурова была гермафродит, как известно». И эта тема в последние годы упорно муссируется.
Факт рождения ребёнка Надежде Андреевне приходилось скрывать, но то, что у неё был сын, документально известно. Есть церковные книги, и там указаны и дата выхода замуж Дуровой, и фамилия, имя, должность её мужа, и спустя десять месяцев запись о том, что был крещён ребёнок, их сын, Иван Васильевич Чернов. Поэтому подвергать сомнению это невозможно. И я жалею, что книга о Дуровой не вышла в серии «ЖЗЛ» – серия очень популярна, её читают, и, наверное, гнусных толков о её каких-то отклонениях после предоставления документальных материалов, было бы значительно меньше. Я считаю, что выход статей, подобных «Легендам рода Дуровых», дело далеко не безобидное. Нельзя безнаказанно поливать грязью национальных героев. А то, что Надежа Андреевна героиня – непреложный факт. Она прослужила в армии десять лет, участвовала в трёх наполеоновских кампаниях, служила хорошо, командовала взводом, ни в каких штабах не отиралась, подобно Шурочке Азаровой из фильма «Гусарская баллада». Она честно служила строевым офицером.
– Простите, но, например, в Большой советской энциклопедии написано, что Дурова была ординарцем у Кутузова.
– Это не так. Сохранился журнал штаб-квартиры главнокомандующего Кутузова, и никаких отметок, что Дурова была принята в ординарцы – нет. Есть только указание на то, что ей, поручику Александрову… Дурова, кстати сказать, служила сначала как «Александр Дуров», а затем, когда открылось, что она женщина, с разрешения императора Александра Первого стала носить фамилию «Александров». Так вот, есть указание, что поручику Александрову была выдана сумма на путешествие от Москвы до Казани и Сарапула, где жили её родители, из экстраординарных сумм главнокомандующего Кутузова. Это и дало повод самой Дуровой создать легенду о том, что она служила ординарцем Михаила Илларионовича… Понимаете, факты для статей в энциклопедиях базировались на её «Записках» и не так-то легко было докопаться до истины. Доступ в архив Военного министерства был закрыт.
– Расскажите поподробнее, кем был муж Надежды Андреевны и как получилось, что она попала на военную службу.
– Василий Чернов был из дворян, он служил председателем земского суда, получал оклад двести рублей в год. Земские суды появились вследствие реформ Екатерины Второй, они контролировали дороги и мосты, проверяли торговлю на рынках, качество продукции, гири, занимались делами о наследстве, поимкой беглых, контролировали нищих, которые, между прочим, платили в казну налог. Председатель избирался дворянским обществом раз в пять лет. Чернов с Дуровой обвенчались в 1801 году, но прожили вместе всего два года. Затем следы Василия Чернова теряются. Он упоминается в Административном справочнике на 1803 год, а после – справочник этот выходил в Российской империи ежегодно – его фамилия отсутствует. Может быть, умер, спился. Неизвестно. В 1806 году Надежда Андреевна по поддельным бумагам определилась на военную службу.
– А о судьбе сына Дуровой и Чернова что-то удалось узнать?
– Историкам из Елабуги удалось найти грамоту о его рождении, документы, в которых говорится, что Иван Чернов был отправлен в Императорский военно-сиротский дом. Найдена переписка по поводу оплаты его поездки туда – это обошлось в 147 рублей 30 копеек. Это было привилегированное заведение для сирот офицеров, погибших в бою. То, что Ивана туда взяли, явилось результатом разговора Надежды Андреевны с императором Александром. У Дуровой в «Записках» есть интересная фраза: «Я рассказала ему всё». Это «всё», надо понимать, – неудачный брак с Черновым, рождение сына. И император просил Дурову не разглашать эти факты, потому что вырвать женщину из семьи, разлучить её с ребёнком являлось преступлением. А Дурова, благодаря императору, сохраняя эту тайну, продолжила служить под фамилией «Александров».
– После того как Надежда Андреевна вышла в отставку, они с сыном соединились?
– К сожалению, следы Ивана, как и его отца, теряются. Сохранилась часть документов Императорского военно-сиротского дома. В них мальчик фигурирует как «Чернов IV». Черновых было много. Учился он прилично. И дальше – обрыв. Мы проверили списки выпускников за несколько лет – ничего. Но, во-первых, дети болели и умирали, во-вторых, их могли забирать родители или родственники, в-третьих, их могли отчислять за проступки. Так или иначе, но дальнейшая судьба Ивана Чернова нам неизвестна.
– Интересно, а как отец Дуровой отнёсся к тому, что дочь поступила на военную службу?
– Крайне отрицательно. Отец хотел, чтобы она вернулась. Есть жалоба, которую Дуров написал Александру Первому с просьбой, чтобы дочь вернули домой. Но тем не менее Надежда Андреевна старалась помогать семье. Я обнаружила письмо, где она просит о денежной помощи её отцу. Крайне интересная бумага, подписанная «поручик Александров, лично Государю известный». Дурова пишет, что отец её впал в крайнюю бедность, но бедным он не был, он тогда ещё служил, и вышел в отставку в 1824 году коллежским советником – это чин шестого класса, полковник…
– А когда Надежда Андреевна поселилась в Елабуге?
– Выйдя в отставку в 1816 году, после окончания наполеоновских войн, Дурова поселилась сначала в Сарапуле, но вскоре перебралась в Елабугу вместе со своим братом Василием. Благодаря её связям, Василий был принят в Лейб-гвардии уланский полк, и некоторое время они служили вместе. Он был весёлым, храбрым человеком, хотя и не без странностей, как многие офицеры в то время. В Елабугу он был назначен городничим… Существует целая переписка по поводу пенсии. Поначалу Надежда Андреевна её не попросила, потом у неё появилась возможность получить орден, но она попросила заменить его на две тысячи рублей… Годы, проведённые в Елабуге, были самым плодотворным периодом её писательской деятельности. Ещё во время службы, кстати сказать, Дурова входила в литературный кружок, а в Елабуге это стало её главным делом. В 1836 году она приехала в Петербург, встречалась с Пушкиным, который способствовал публикации её «Записок». Но у неё было не только это – она привезла в Петербург целый чемодан рукописей, и всё это было напечатано, прочитано, её полюбили. Дурова заработала шесть тысяч рублей, вернулась в Елабугу, купила дом и спокойно доживала свои дни. Есть её фотографии. Умерла Надежда Андреевна в 1866 году.
– А как, на ваш взгляд, сегодня её проза может пользоваться успехом? «Записки», конечно, наверняка будут переиздаваться, а остальное?
– «Записки», дополнение к ним, кое-какие рассказы, примыкающие к «Запискам», «Один год жизни в Петербурге» – по-моему, лучшее. Остальное этим высотам не соответствует. Романы её написаны в романтической манере, есть в них некоторая наивность. Они напоминают по форме нынешние дамские романы. И свои «Записки» Дурова сначала хотела назвать романтически – «Записки амазонки». Пушкин уговорил этого не делать. Но в то время Дурова была очень модным писателем, её романы были нарасхват. Сегодня в Елабуге книги Дуровой переиздаются, и это хорошо – как документы они нужны и интересны.
– Алла Игоревна, помогали ли вам сотрудники Музея-усадьбы Дуровой, когда вы работали над книгой?
– Наши контакты с Елабугой начались после того, как там был восстановлен дом Надежды Андреевны. В доме находились три коммунальные квартиры, и после расселения жильцов, ремонта встала задача наполнить его вещами, сделать музеем. Члены нашего Военно-исторического клуба съездили в Елабугу, рассказали мне, что там очень хорошие люди и им надо помочь. Потом, когда я решила написать о Дуровой, то обратилась к ним за помощью в предоставлении материала. Директор музея Фарида Хакимовна Валитова очень мне помогла – она приезжала в Москву, мы обменивались документами, выписками из церковных книг, копиями из Военно-исторического и Кировского архивов. Наше общение продолжается – ещё далеко не всё известно, и, скорее всего, нас ждут впереди новые открытия неизвестных фактов жизни Надежды Андреевны Дуровой. Она была неординарной личностью, а такие люди всегда вызывают интерес, и часто случается так, что голоса противников, пасквилянтов звучат громче, чем сторонников. Задача историков – защитить память человека от лжи.
Беседу вёл Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *