Отвечает Алексей ТОМТОСОВ (Блиц-опрос лауреатов «ЛР»)

№ 2017 / 1, 12.01.2017

Алексей ТОМТОСОВ,

президент «Якутского фонда»

Tomtosov na vybor

– Появились ли, на Ваш взгляд, за последние годы какие-то произведения искусства или общественно-философской мысли, которые бы ярко и убедительно отразили наше драматичное и очень противоречивое время? Или наша эпоха пока ещё никем в должной мере не осмыслена?

– Смотря в какой сфере искать… Самое доступное народу искусство – на экране. Но я-то ничего не могу сказать о кино и о телевидении, поскольку не любитель ни всего ТВ, ни каких-то телеканалов в отдельности. О книгах готов говорить охотнее. Когда переезжали из Якутска – 4 тысячи книг перевезли. И жена у меня – книголюб заслуженный, она и в Москве еженедельно обходит такие книжные магазины, как «Фаланстер», «Циолковский», принося мне оттуда новинки. Но читаю я и читал всегда в основном и в первую очередь то, что связано с моей работой – и когда работал в Министерстве по делам национальностей, и когда был проректором Северо-Восточного университета, изучал, искал в разных книгах, у разных авторов всё про национальные автономии и ценности, связанные с ними.

Из современных писателей люблю читать Проханова, хотя часто (особенно во время министерской работы) и по диагонали. Он понюхал пороха и в Афганистане, и ещё очень много где. Он пишет, что чувствует – причём в доступной форме и на хорошем, образно богатом русском языке.

Читаю и Владимира Бондаренко, он ведь, говорят, стабильно в год по книге пишет. С интересом прочитал его книгу о «русском поэте Бродском» – там поэт, которого вроде бы навеки причислили к «своим» ненавистники СССР, предстаёт едва ли не единственным шестидесятником, который в США не ругал ворота, из которых вышел. И кстати, поэты-эстрадники его поэтому не признавали до последнего. Еврей, который не стремился в Израиль (что тоже показательно), имевший образование всего 8 классов, но при этом его эссе на английском в США изучают уже как классику…

Ещё читаю с интересом Павла Басинского – о Горьком и о Толстом. И должен с уверенностью сказать, что Россия литературная всё же жива, хоть и не в тех условных границах-тиражах, что прежде.

В минувшем году порадовала в ноябре премьера в Большом театре – «Князь Игорь». В этой постановке, помимо высочайшего вокального уровня выступлений и энергии национальных традиций, современными световыми средствами достигается эффект, затмевающий времена декораций, которые «делали» обычно добрую половину спектакля. Помню другую премьеру, в 2001-м «Борис Годунов» – но он уступает «Князю Игорю», ту премьеру в целом промолчали, эта же вызвала почти у всех, с кем я общался, восторг.

Прочёл разрекламированную книгу Юзефовича, «Зимнюю дорогу», хотя, справедливо говорят, и много «балласта» в его прозе и многовато ему премий присуждено… Что могу сказать? Я вырос на улице Ивана Строда, где жили ещё красноармейцы из его отряда – вот, как минимум, эту улицу он прославил, хотел того или нет.

Из книг ещё хотел бы вспомнить «Татарский век глазами национальной элиты» – книгу 2005-го года, в которой явно учтено пожелание Набокова: «Размер портрета государя должен быть не больше почтовой марки». Шаймиев там именно такой, а вот Агдаса Бурганова, татарина и историка, диссертацию которого в 1966-м году «зарезали» (ВАК отменил), хотя в 90-х её «реабилитировали» – его можно было бы дать и покрупнее. В диссертации «о буржуазных партиях в канун Октябрьской революции» он писал, что большевики были только бандой во главе с Троцким и без какой-либо программы, а вот меньшевики и эсеры имели солидные политические программы…

Кстати, если уж мы коснулись странных диссертаций – был приятно удивлён, выяснив в минувшем году, что один из авторов «Диссер.нета», Андрей Заякин, выпускник якутской школы. Мне как педагогу это всегда приятно. Значит, и из «Яблока» нашего рождается порой что-то достойное. В 2016-м прочёл в новой для меня книге Артура Конан-Дойля, в его эссе о липовых дипломах, что врачи с такими дипломами – преступники и убийцы. В 1884-м году это было написано – как предвосхитил классик борьбу с невеждами в наших высших эшелонах!

 

– Для постиндустриального XXI века характерно всё ускоряющееся время и усиливающийся поток разнородной информации. Каких перемен в культуре, литературе, искусстве и вообще в жизни нашей страны и мира лично Вы ждёте в 2017 году?

– Слово «постиндустриальное» ассоциируется чётко с экономистом Иноземцевым. Тут, видимо, к нему вопрос или сразу к Михаилу Горбачёву. Только он легко умел на такие вопросы отвечать «с лёта». Я же в наступившем году жду коренных перемен в отношениях России и США. Я ведь по диссертации – американист, она посвящена Мартину-Лютеру Кингу. Очень надеюсь, что откроется новая страница во внешней политике, причём не только в отношениях РФ и США, но и в отношениях США и Китая. Китайскую философию, конфуцианство, которым пронизана вся их политика и экономика, ведь до сих пор никто в США всерьёз не принимал. Смотрели только на демпинговые цены и таможенные пошлины, которыми китайцы обеспечивают сбыт своей продукции во всём мире. Но китайскую философию впервые из всех политиков США понял Трамп, судя по его выступлениям. И он уже нашёл новые подходы к интересам избирателей. Кстати, права этих избирателей гарантировал ещё наш флот, стоявший неподалёку от этих выборов, что мало кому известно… Вообще в США кризис идентичности начался одновременно с распадом СССР. Ведь она во многом строилась на образе врага, на «доказательстве от противного». В голливудских кинофильмах девяностых годов (даже в кинокомедиях) ещё мелькает гипертрофированный образ коммунистов-чудовищ: эта фантомная боль – следствие многолетней пропаганды – даже в свободомыслящей творческой среде никак не проходит. Тем сильнее они были поражены тем, что в 2001-м после теракта «9.11» российский президент так открыто выразил американцам моральную поддержку и обещал помощь в отмщении. Когда я встречался с академиком Арбатовым, незадолго до его смерти, он говорил, что противостояние России и США по-прежнему съедает огромные ресурсы, и нужно от этого ускоренно уходить. Кстати, и после 2000-го года наш агитпроп, настроенный на «обличение» и «разоблачение» США, сжирал немало денег, но плоды приносил отрицательные – об этом недавно рассказывал Владимир Викторович Согрин, вот таких бы специалистов поближе к президенту сейчас надо переместить.

Хотел бы пожелать, чтоб в 2017-м в окружении Путина появились умные советники, способные отвечать за избранные ими стратегии, а не плыть по течению наудачу, – в общем, не такие пустозвоны и лизоблюды, как Сергей Марков, Максим Шевченко, Михаил Леонтьев и Сергей Пушков. И уж от таких министров, которые даже взятки берут заляпанные нефтью, хотелось бы в новом году застраховаться! Помню, когда я нёс свою диссертацию показать Валентину Зорину (был такой телевизионный американист), он в своём кабинете даже в мою сторону не взглянул: такими мелочами не занимаемся, только для ЦК КПСС пишем. Ну и к чему такой подход привёл? «Негритянский народ в наступлении» – его «научная» формулировочка времён пребывания завотделом внутренней политики Института США и Канады. Однако наступление это было не на их власть и не на их Систему, и уж точно не в пользу СССР, в итоге. А в МГИМО, когда сын поступал, его обещали легко выучить английскому – как сами выразились, «ведь мы даже Зорина научили». Что Зорин, что нынешние голоса «новой холодной войны» – проигрывают в пропаганде, хоть и владеют, как Шевченко недавно хвастался без повода, «двумя-тремя языками». Так что хотелось бы впредь видеть в окружении президента побольше разумных людей, способных глобальные трансформации ценностей воспринимать адекватно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *