Андрей ТАРХАНОВ. ИЗ НАСЛЕДИЯ МАНСИЙСКОГО КЛАССИКА

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2018 / 30, 10.08.2018, автор: Андрей ТАРХАНОВ

 

Андрей Тарханов (1936–2017) – мансийский поэт.

 

 

Тропа язычника

 

Тропа язычника видна

Среди озёр и мудрых кедров.

И молоком луны она,

Как детский сон, напоена.

 

Тропой язычника меня

Отец водил, как рысь, сторожко.

И целовала нас хвоя,

И был впервые счастлив я.

 

Дивился я друзьям отца:

Бобру – речному работяге,

Медведю – сторожу котца*,

Глухарке, греющей птенца.

 

Я их в наследство получил.

Под стать князьям моё наследство:

Священная протока Ил,

Кедровник, где с отцом бродил.

 

Шли годы вёсен для страны.

Шли годы страшных испытаний.

Отец мой не пришёл с войны,

Сгорел кедровник в час луны.

 

Но, будто в сказке, и трава

Тяжёлый камень поднимает.

Тропа язычника едва

Видна,

но ведь жива, жива!

И смело силу набирает.

 

Она зовёт меня. Иду.

В любви я был и есть язычник.

И лес весёлый вновь со мной,

Мы с ним идём тропой одной.

 

* Котец– ловушка для рыбы.

 

 

Час Быка

 

Час Быка в Космосе заканчивается,

когда лошади укладываются перед утром

на землю – это определение исходит

от монголов Центральной Азии.

 

Сгорают в поднебесье облака,

И Космос дарит древний Час Быка.

Тогда её сиятельство Луна,

Как друг, великодушия полна.

 

Луга огнём её освещены.

Ваш час настал, лихие табуны.

Зовёт вас на альпийский луг табун,

В цветастых травах растворился гул.

 

Здесь царство рыжих смелых кобылиц.

Лобзанье, ржанье, стоны, звонкий визг.

Игра в любовь у круч – безумный риск.

И вновь погони.

Словно море, луг.

Валы желаний, позабыт испуг.

 

Торопит Час Быка своих коней,

Сейчас неуправляемых детей.

Избавясь от огня былых страстей,

Бредут, шатаясь.

Всё, как у людей.

 

Ложатся кони, ноги под себя,

Небесный праздник в сердце затая.

Закончился разгульный Час Быка.

И – новые летят к нам облака.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *