Чаша Даши Намдакова

№ 2023 / 13, 07.04.2023, автор: Александр БАЛТИН

Чаша Чингисхана тяжела: подъятая к небу, полна историей, и – вечностью. Шаманские камлания раздаются: звучат, летят, связуя миры, неожиданной поэзией врываются в бездны… Ветвист Чингисхан, ветвист его замерший, сюрреалистический конь в исполнении Даши Намдакова, и духи словно витают вокруг, и сорвётся сейчас в полёт неистовый всадник истории.

Ветвистость своеобразия – будто корни из глубин, прочувствованные европеизированным бурятом-скульптором; корни, связующие шаманское камлание с европейской стрелой, проносящейся сквозным ветром: никого не убьёт. Гроздья образов Намдакова неистовы, иные из тугой суммарной связи страшны: тёмные миры проглядывают, врывается в повседневность потустороннее, бередя, завораживая.

Посверкивая бронзой, как золотом, сидит статуарный грифон, отдающий древним Египтом: хотя там не ведали подобных существ…

Искажённый слон с огромными ушами – не из кошмаров ли Босха явлен в скульптуре?

Есть в калейдоскопе-хороводе неистовых намдаковских скульптур нечто от вечно вращающейся босхианы: завораживающее, в багровых тонах.

Лошади, исполненные мастером… Иные распластаны в полёте, другие – застыли, впечатанные в воздух, как кости вымерших существ в пласты грядущей породы.

«Трансформация» сложна и загадочна: будто представленная въяве алхимия превращения одного в другое – человека в нечто техническое…

Фантазии, соединённые дугами со средневековьем, и – с Дали; невероятное зрение Намдакова будто позволяет ему видеть душевные деформации, воплощаемые чудищами…

Иногда – черепами, прорастающими новыми сложностями.

«Царская охота» мчит, луки натянуты – и тетива не нужна – стрелы сорвутся и так, подвластные онтологическому ветру, словно почувствованному мастером…

Всё в движении: плазма своеобразия и полёты, великолепно совмещаясь, определяют сад скульптур, разбитый для мира Даши Намдаковым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.