Досвидос, амиго

Рубрика в газете: Наша анкета, № 2020 / 18, 14.05.2020, автор: Наталья АХПАШЕВА (г. АБАКАН, Республика Хакасия)

1) Два года назад новым руководителем Союза писателей России стал Николай Иванов. Удалось ли за это время переломить негативное отношение общества к СПР? Или всё стало ещё хуже? Иванов показал себя как лидер или как аутсайдер?
2) Что-то ещё может реанимировать Союз писателей? Или этой организации уже ничто не поможет, и она обречена?
3) Так нужен ли в нынешних условиях Союз писателей вообще в том или ином виде? Или надобность в нём давно пропала?


Наталья  АХПАШЕВА, поэт

1) Негативное отношение какого общества? Если внешний, не связанный с текущей литературой мир, то там присутствуют разве что схематичные представления о Союзе писателей как таковом, СПР и РСП не различают и вряд ли характеризуют их деятельность в оценочных категориях. И пусть себе!

В литературной (и около) общественности регионов, в которых сформирована бюджетная поддержка литпроцесса, отдельные случаи негативного отношения к СПР наблюдаются. Потому что его отделения на местах, в силу традиции и количественного состава, имеют неслабый голос в вопросе, кому персонально посчастливится. Понятно, когда есть виды на поощрение, всем не угодишь. На этом же фоне актуализировался и вопрос вступления в Союз. Недовольные, само собой, вправе выдвигать претензии и даже иски. Вполне ожидаемо.
Об отношении самих членов СПР к своему руководству, могу сказать как региональный литератор. В Абакане зарегистрирована только одна писательская организация – Союз писателей Хакасии, в который входят исключительно члены СПР, проживающие на территории республики. Уверена, мои коллеги относятся к союзному руководству без всякого негатива. Напротив, мы рады бы принимать у себя столичных гостей и в свою очередь участвовать в общесоюзных мероприятиях. Однако нам до Москвы на поезде трое суток с лишним и за свой счёт. Не удивительно, что коммуникация ограничивается вопросами приёма. Уже хорошо, что про нас вспомнили, когда билеты обменивали (хотя на сайте «Российского писателя» в разделе региональных отделений СПР Союз писателей Хакасии, увы, не значится).

Между тем, на уровне региона, как и у других, у нас кое-что отлажено – плановый выпуск изданий, премиальное поощрение писательской деятельности, стимулирование переводческого труда, работа с творческой молодёжью, участие в грантовых конкурсах. Не всем сёстрам выходит по серьгам (да и серьги невелики), но система функционирует. В подобных условиях – поскольку сами справляемся – вроде нет нужды тревожить головной офис. Соответственно, головной офис и не тревожится. Но при таком подходе регионы рискуют замкнуться каждый на себя (уже складывается впечатление, что литературный процесс по нашу сторону Урала и по вашу, это два разных процесса, а ближе к Тихому океану, по-видимому, ещё нечто третье).

Да, отдельные силы противостоят такой в прямом смысле самоизоляции, но они имеют своим источником локальные инициативы. Это политика некоторых центральных периодических изданий, генерализационные принципы организаторов литературных мероприятий и, немаловажно, личные связи между писателями. Столь мощная организация как СПР могла бы внести заметную лепту в реанимирование писательского общения. Стать, так сказать, собирателем литературного пространства России. Я не в курсе, что делается в этом направлении под руководством лично Николая Федоровича Иванова, нашего уважаемого председателя. Но, если что-то предпринимается, то до Хакасии, к моему глубокому сожалению, пока не дошло.

2) Впрочем, учитывая историческую ситуацию, пространственные масштабы страны и финансовые проблемы организации, доведение её мобильности и оперативности до кондиционных параметров представляется маловероятным. Единственное решение, полагаю, – перевод деятельности в киберпространство.

СПР нужен свой портал. Спасибо «Российскому писателю», благодаря которому некоторое движение ощущается. Опять же, авторы там интересны, а комментаторы активны. Только вот СПР на этой территории не то постоялец, не то приживалка. И кто, в случае чего, понесёт моральную, административную и прочие виды ответственности, не понятно.

Нужна легальная площадка, на которой СПР будет полновластным хозяином. Чтобы контент главного сайта формировался новостями–анонсами, официальной информацией и документами центрального руководства, а список региональных отделений содержал веб-ссылки на их же подсайты. Конечно, нужны страницы с персоналиями, электронная библиотека, чаты и т.п. Сетевой журнал тоже, думаю, нужен. Обязательно должны быть выходы на дружественные порталы – тот же «Российский писатель», сайты периодических изданий, издательств и т.п. Я бы ещё от возможности личных кабинетов не отказалась…

В конце концов, мы живём в информационном мире, где главная ценность – информация. Литература – это тоже, простите мне технический термин, информация. И это лучшая информация, потому что её ценность не зависит от темпорального фактора. В свою очередь члены СПР, которых, заметим, больше, чем восемь тысяч, хотят быть в курсе событий, происходящих в литературных кругах, желают высказываться по самым разным вопросам и общаться между собой. То есть СПР в перспективе перехода на онлайн – золотая жила. Жаль, если не будет разработана. Нынче-то, если какой-нибудь общественный феномен отсутствует в интернете, рано или поздно исчезает и в реале.

3) Конечно, состоявшемуся писателю, с возрастом неизбежно обросшему поколенческими, направленческими и прочими связями, Союз писателей, вроде, и не нужен. Его и так знают в издательствах и редакциях, в читальных залах и во властных структурах. Когда у человека всё хорошо, становишься индивидуалистом, а вот когда не очень – просыпается инстинкт коллективности. Союз писателей не нужен писателю с благополучной творческой судьбой и, подчёркиваю, в благополучное историческое время. А время, сами знаете, бывает разное.

В 90-е годы я была председателем Союза писателей Хакасии. Сейчас понимаю, что это был трудный период, а тогда особо не задумывалась. Планового финансирования, как при Советах, уже не было, но без поддержки мы не остались. Бизнес помогал деньгами, а представители власти – своим влиянием. Поэтому нам удавалось кое-что делать – издавать книги наших писателей, оказывать материальную помощь членам СП и молодым авторам и т.д. Но обращаю внимание, что работа по привлечению средств велась организованно, а средства поступали не абы кому, а именно организации – писательской организации, отделению Союза писателей России.

В те времена и аппарат СПР не оставлял нас без внимания. Мне кажется, в 90-е мы общались чаще, чем сейчас, хотя электронной почты и мессенджеров ещё не существовало. Тогда официальное письмо с Комсомольского проспекта могло значительно ускорить решение местной проблемы. Дорого стоила и вручённая юбиляру почётная грамота СПР – свидетельство, что человека не забывают. Я очень благодарна Марьяне Васильевне Зубавиной за то, что всегда могла обратиться к ней и получить действенный совет. Валерия Николаевича Ганичева тоже вспоминаю с добром – он понимал наши проблемы и старался найти время, чтобы их выслушать. Я была крайне разочарована, когда узнала, что никто из руководства СПР не удосужился пообщаться с представителем Хакасии, который приезжал как раз в связи с обменом билетов (приняли деньги, выдали билеты и – досвидос, амиго).

Союз писателей нужен, задачи его известны, и решаться они всё равно должны и будут. Вопрос только в том, пойдёт ли полк под прежним знаменем?

 

3 комментария на «“Досвидос, амиго”»

  1. Наталья Ахпашева – талантливый поэт. Но ее суждения о сегодняшнем состоянии дел в Союзе писателей России наивны, если не смешны.
    Этот «региональный литератор», как она отрекомендовалась, считает (видимо), что всё происходящее в последние годы на Комсомольском проспекте – пусть и с некоторыми недостатками, но по сути правильно, грамотно, целесообразно. «Уж там-то, в Москве, знают, как надо… Вот и обмен билетов провели…»
    Похоже, она и ведать не ведает, что происходит тут на самом деле. Не догадывается, что к власти в СПР давно уже пришла «шарага» полуграмотных маргиналов, ничего из себя не представляющих в творческом отношении, но вдруг увидевших, что огромный столичный особняк на Комсомольском проспекте не имеет хозяина. Сама собою пришла к ним мысль: надо захватить особняк, поставить во главе СПР бравого свадебного полковника вместо дряхлого Ганичева – и править! Так они и сделали. А потом собрали с восьми тысяч покорных обладателей писательских билетов первую дань…
    Вот что на самом деле произошло в столице, пока Наталья Ахпашева и подобные ей энтузиасты налаживали в своих регионах литературную жизнь. И огромное спасибо «Литературной России», которая навела на особняк и на полковника свое увеличительное стекло, позволившее всей читающей России увидеть, как обстоят дела на самом деле.
    Если кто-то считает, что конфликт ЛР с «Комсомольским проспектом» – частная ссора двух литераторов, Огрызко и Иванова, тот глубоко ошибается. Этот конфликт обнажил глубочайшую пропасть между людьми, привыкшими шагать строем и выполнять приказы, и людьми подлинно творческими. И эта пропасть будет шириться. Чем талантливее пишущий человек, тем он независимей, тем менее он склонен подчиняться кому бы то ни было.
    Слова «Досвидос, амиго» будут звучать всё чаще. И адресованы они будут бравому полковнику с его котомкиными и дворцовыми.

  2. Мне понравился взвешенное и доброжелательное описание Натальей Ахпашевой ситуации, сложившейся у писателей Хакассии. По моему мнению, она правильно видит и понимает задачи Союза писателей России. Своё мнение высказала спокойно и уважительно, не унижая мелко руководство СПР, не обзывая их бездарными или марширующими строем, потому что вопросы нельзя решать на мелком уровне. У нее своё мнение. Что касается особняка на Комсомольском проспекте в Москве, то почему писатели Хакассии должны озаботиться этой проблемой? Это вообще ничьё дело. Это не главная проблема СПР. Не понимаю даже, что предлагают насчёт особняка? Отказаться от него и арендовать другое помещение на окраине в хрущевке? Пришла уже пора перейти от мелких претензий к решению вопросов более важных, чем обсуждение Дорошенко и Иванова. Наталья Ахпашева совершенно правильно, на мой взгляд, понимает проблему сайта Союза писателей, она разбирается в этом. Думаю, что пора уже прекратить споры и ссоры, которые разъединяют Союз, отвлекают писателей от действительно важных вопросов, мешают творчеству, разъединяют писателей регионов. Похоже, оппонентам следует найти точки взаимодействия, сесть за стол переговоров, сдержать амбиции и подумать о массе писателей — членов СПР.

  3. Насчет особняка на Комсомольском проспекте предлагается вот что: пусть СПР прекратит собирать с регионов дань на содержание особняка (дань под видом обмена билетов или еще под каким-нибудь будущим «видом») – и передаст особняк московской мэрии для дальнейшего устройства по этому адресу Ассоциации писательских союзов Российской Федерации. Все писательские союзы (прежде всего, Союз российских писателей) должны иметь в этом особняке место для своего представительства. А то больно жирно устроилась компания котомко-полковников (или полковно-котомкиных, все равно).
    У этой Ассоциации, действительно, должен быть свой сайт (достойный, наподобие того, о каком пишет Ахпашева). А полковники и котомкины пускай обходятся тем пакостным интернет-ресурсом, какой имеют и сейчас. И само собой разумеется, что во главе Ассоциации должен стоять настоящий писатель, уважаемый человек, а не придурок с амбициями.
    Если же говорить о «Литературной России», то руководство этого средства массовой информации совершенно не обязано «садиться за стол переговоров» ни с кем – и, уж тем более, с руководством всего лишь одного из десятков творческих союзов России. У газеты совсем другие задачи. Полковники и котомкины должны сказать газете спасибо за справедливую критику, а затем освободить свои кресла для более вменяемых людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *