Эпидемия и после

Рубрика в газете: Мнения, № 2020 / 18, 14.05.2020, автор: Владимир РЫБИН (г. ЧЕЛЯБИНСК)

Вызванные коронавирусом изменения в привычном течении нашей жизни оказались настолько резкими, что наряду с надеждами на скорое возвращение её в привычное русло, в массовом сознании сформировалось представление, что после окончания эпидемии «Всё будет по-другому!» Кто-то делает ставку на ускоренную цифровизацию всех сторон жизни. Кто-то, напротив, усматривает в этом начало Апокалипсиса. А кое-кто утверждает, что если изменения и придут, то будут мелкими и незначительными. Кто прав? Попробуем ответить на этот вопрос, одновременно делая выводы более общего порядка.


 

 

Что такое
«золотой понос»?

В мировой истории отмечен один парадоксальный факт: богатства Нового Света, которыми Испания овладела после открытий Колумба, не пошли ей впрок. Беспрерывный поток золота из рудников Южной Америки в государственные кладовые породил явление, метко названное историками «золотой понос»: сравнительная простота обогащения привела к тому, что власти Испании утратили интерес к совершенствованию хозяйства страны и повышению жизни её народа. Это привело к их истощению, и мощная когда-то держава навсегда выбыла из числа мировых лидеров.
Нечто похожее наблюдается в отношении современного человечества к биосфере, если рассматривать её как аналог Нового Света, с той только разницей, что бесконтрольное потребление природных богатств (где в роли золота выступают блага «общества массового потребления») оборачивается не распадом империи, а деградацией природно-биологической среды существования людей. Эпидемия коронавируса – одно из проявлений этой деградации.

О медицине и биологии

В пользу подобного умозаключения свидетельствуют достоверные медицинские факты. Это, во-первых, география эпидемии, которая захватывает не просто зоны компактного проживания людей, но самые развитые промышленные регионы: в Китае это Ухань, район ускоренной индустриализации; в Италии – Ломбардия, северная провинция, технологический центр страны; в прочей Европе и США – урбанизированные территории. Во-вторых, особенность танатогенеза (процесса умирания), отмеченная нашими военными врачами, которые оказывали помощь медикам Италии: заболевшие COVID-19 люди умирали без агонии, как бы «засыпая» на фоне отключения всех жизненных функций. В-третьих, выясняется, что коронавирус, вызывая образование мельчайших тромбов в мозгу, печени, сердце, поражает весь организм, а не только лёгкие, – блокируются все функции организма, и прежде всего главная из них – защитная, иммунная. Это напоминает завершающие стадии СПИД-а, когда организм больного просто перестаёт сопротивляться.
На первый взгляд, в образе коронавируса мы сталкиваемся с чем-то абсолютно непостижимым и чудовищным, подобным монстрам из сиквела «Чужие». Кое-кто из учёных и политиков так и рассуждает. Однако если учесть, что вирус, обладая природным происхождением, до последнего времени оставался весьма безобидным, то напрашивается другой, вполне рациональный вывод: причина заболевания – отнюдь не особая агрессивность («вирулентность») возбудителя, а резкое снижение иммунитета людей, живущих в зонах интенсивной «цивилизации». Вследствие разрушительного воздействия самых разных факторов – от физико-химических до информационных – человеческий организм ослабляется настолько, что становится жертвой простейшей природной «пакости».

Что с нами происходит?

Отсюда вытекает и другой, более общий вывод: мы переживаем исторический момент самого радикального, с момента возникновения культуры, изменения условий существования человека в природе. Дело в том, что создавая искусственную среду своего обитания, человек всегда жил за счёт природы, бесконтрольно «выедая» её, в лучшем случае «откупаясь» разного рода имитациями («борьба за экологию», Красная Книга, климатические соглашения, проповеди Греты Тунберг и т.д.). В конце-концов, на пике такого одностороннего сверхпотребления природа дала свой ответ, причём не прямым и ожидаемым способом – в виде экологической катастрофы, а опосредованным образом – в виде поражения организма человека, иммунитет которого замолчал!
Отсюда, кстати, следует, что массовая вакцинация, на которую возлагаются большие надежды, вряд ли даст ожидаемый эффект: коронавирус, как и вирус гриппа, мутирует, не создавая прочного иммунитета. К тому же, если дело в иммунитете, следует ожидать новых превращений «фоновых» микроорганизмов в злобных возбудителей. Череда вспышек атипичной пневмонии, птичьего и свиного гриппа, лихорадки Эбола свидетельствует как раз об этом!
Одновременно напрашивается единственное продуктивное решение проблемы – требуется целенаправленно и в массовом порядке повышать иммунитет людей, но не пассивным способом по принципу «пусть все переболеют!», а посредством изменения самих принципов существования человеческой популяции в биосфере. Конкретнее, путём отказа от того сложившегося за всю предшествующую историю отношения к природе и людям (которые тоже суть природа), когда они рассматриваются как ресурс для нужд государства (пример Испанской империи) или стимул для расширения ориентированного на прибыль производства (пример нынешнего рыночного общества). Если этого не будет сделано, то дальнейшая перспектива – вымирание современного человечества от новых эпидемий или, что не лучше, преобразование в иной биологический вид.

Что это означает?

Разумеется, можно запросто отмахнуться от таких прогнозов, но суровая действительность всё равно заставит с собою считаться. Таким образом, в текущей ситуации существует только два варианта действий – либо в надежде на благоприятный исход ничего не делать (фактически дожидаясь, когда «жареный петух клюнет в темечко»), либо мыслить и действовать на опережение.
В основе первого варианта – желание «пересидеть ситуацию» и вернуться к состоянию, когда можно управлять, ни за что не отвечая. Наглядный пример: госпожа Голикова (под руководством которой была начата «оптимизация» отечественного здравоохранения, поспособствовавшая, как мы теперь убеждаемся, существенному снижению его потенциала) заявляет о желательности ослабить – в разгар эпидемии! – режим изоляции! Между тем другая, не менее осведомлённая дама из сферы управления, госпожа Меркель, наоборот, говорит, что мы сегодня переживаем лишь начальный этап эпидемического процесса. Излишне говорить, кто рассуждает более ответственно!
Как бы то ни было, убеждение, что всё пройдёт, а изменения будут малозначительными, выражает самую неверную точку зрения. Нас ждёт серьёзное снижение и уровня жизни, и её устойчивости, хотя бы по той причине, что обусловленное медицинскими мерами сокращение производства во всех сферах экономики, от малого бизнеса до государственных корпораций, означает, что весь «средний класс» и примыкающие к нему слои (на благополучии которых основана стабильность развитого рыночного общества) прочно выпадают из игры вместе с теми «излишествами», которые они воплощали и обслуживали. А раз так, то немалая «псевдотрудовая» часть населения может опуститься на уровень «люмпен-пролетариата» (как это звучало в марксистской парадигме) или «прекариата» (как принято выражаться сегодня), превратившись в незанятую, но взрывоопасную массу со всеми вытекающими последствиями.

Кто они?

Потенциальный источник нестабильности – массово сформировавшийся на российских просторах, вслед за Западом, тип человека-потребителя, который, утратив минимальную мотивацию к труду, пребывает в уверенности, будто ему все должны. В самом деле, как назвать тех наших соотечественников, которые, осев в Лондоне, Гоа, Патайе и других райских местах, теперь требуют, чтобы их спецрейсами срочно вывозили в Россию? «Попрыгунья-стрекоза»? Но в басне Крылова ничего не говорилось про коронавирус, который подобные «стрекозы» везут с собой!
Ввиду широкого распространения иждивенческих настроений этого слоя, нет смысла абсолютизировать лозунг «Раздать деньги населению!». Тем, кто работает – безусловно, необходимо добавить. А прочим? Допустим, получат они 30 или 50 тысяч, а потом? Истратят их за месяц и войдут во вкус ничегонеделания? Вряд ли это выход.

Что делать?

Необходимо иное – создавать новые производства и новые рабочие места, восстанавливая выпавшие звенья технологических цепочек и заново соединяя их друг с другом. Это под силу лишь государству, которое обязано серьёзно взяться за стратегическое планирование, избавившись от надежд на то, что развитие страны и в дальнейшем будет осуществляться, как прежде, – стихийно, за счёт нефтедолларов и рыночной самоорганизации.
Готово ли руководство к этому в центре и на местах? Вопрос риторический. Во всяком случае, мы видим, что проводятся совещания с участием финансистов, перевозчиков, рестораторов, руководителей гостиничного бизнеса, иных отраслей, но представители аграрного сектора явно не находятся на первом плане. Похоже, продовольственная безопасность не выглядит предметом первоочередного внимания.
Между тем данная проблема встаёт всё более остро. В современном мире, где господствуют финансы, попросту забыт тот факт, что промышленность, экономика, культура, искусство, досуг и пр. базируются на одном-единственном основании – производстве продуктов питания. Сельское хозяйство – источник всего, и если оно сорвётся, то угроза голода в самых разных вариантах – от снижения качества продовольствия до авитаминоза и даже голодной смерти, как было в США во время Великой депрессии и у нас в период коллективизации, – может стать реальностью. В общем, надо действовать, но по иным стандартом, нежели те, что закрепились в России за последние тридцать лет.

А что в регионе?

Относительно нашего Челябинского региона приходится констатировать, что за год, прошедший со времени начала работы новой администрации, заменившей команду прежнего бесславно снятого со своего поста губернатора Дубровского, каких-либо явных признаков сдвига к лучшему не наблюдается. Новый губернатор Алексей Текслер при вступлении в должность многое обещал — от улучшения экологической обстановки до возобновления строительства метро. Год — немалый срок, но за этот период не удалось привести в порядок даже центр города: скелеты многоэтажных недостроев без каких-либо признаков строительного оживления как определяли силуэт Челябинска ещё до эпидемии, так задают его и сейчас. Деятельность по подготовке к мероприятиям ШОС и БРИКС, часть которых планировалось проводить в Челябинске, понятно, замерла. Если работы где и продолжаются без существенного снижения темпов, то на полигоне Томинского ГОК-а — в зоне осуществляемой силами Русской медной компании (которой, как утверждают, благоволит губернатор) разработки медного месторождения в паре десятков километров от миллионного города! И хотя нас уверяют, что в плане экологии «ситуация под контролем», что это, как не пример стандартного и, главное, отживающего мироотношения?

Что потом?

Ясно одно: время нашей жизни совпало с радикальным переломом в существовании всей человеческой цивилизации. Отныне речь надо вести уже не о существовании человека в природе, а о сосуществовании человека с природой, которую надлежит рассматривать по-новому – не как ресурс сырьевого потребления и резервуар для сброса отходов, но и не как предмет суеверного поклонения в духе возврата к традиционности. Сохранение природы в образе биосферы и, главное, самого человека, его жизни и здоровья – вот условие выживания всего человечества и основа нового миропонимания. Конкретнее, это выражается в необходимости перенаправить потенциал современного общества на одну цель – на сохранение и развитие самого человека, на формирование нового, в полном смысле разумного его типа. Надо вырабатывать практически эффективные модели ориентированного на эту цель жизнеустройства. И чем скорее, тем лучше.

Владимир РЫБИН,
доктор философских наук

 

10 комментариев на «“Эпидемия и после”»

  1. Диалог:

    — Ты куда полетишь отдыхать после коронавируса?
    — Я не полечу, я боюсь самолётов…
    — Дак ты выпей перед тем как лететь.
    — Когда я выпью, мне и здесь хорошо…

  2. А некоторых, таких, как автор этой статьи, надо бы сократить. И пусть ищет новое рабочее место, копает, что ли, что-нибудь, если не умеет анализировать и сопоставлять. А там на это есть прораб.

  3. Надо признать,что человек-венец творения
    на Земле слаб;пока что к-вирус не преодолели/несмотря на некоторые ограничения режима на Западе/.Прозорливо писал Герберт Уэллс о «войне миров» в своём одноимённом романе,только вместо марсиан надо поставить землян,а вместо бактерий-к-вирус…
    Ясно,что лето нынешнего года/в лучшем случае/уйдёт на преодоление к-вируса.Ну,а «цыплят по осени считают»…
    Анатолий Хомяков

  4. И ещё размышления о концепуальной статье.Читаю ныне сборник статей выдающегося немецкого физика-теоретика
    Вернера Гейзенберга/1901-1976 гг/»Шаги за горизонт».Есть в нём и статья»Естествознание и техника в политических событиях нашего времени»/Мюнхен,1960 г/.Учёный,отталкиваясь от взглядов Карла Я.Буркхардта/тот в качестве Верховного комиссара Союза народов в Гданьске пытался/!/в 1937-1939 гг предотвратить вторую мировую войну/,пишет,что и целесообразность/имеется в виду научно-техническая-А.Х/может толкать к хаосу/что мы и видим в современном мире-прав В.Рыбин/.
    Где же спасение?Есть смысл вспомнить принцип Эрнста Маха;связь между физическим макромиром,в котором живёт человек и космосом/Вселенной/…
    Мы-песчинки в необозримом мире и ответственны за него,а не только за своё животное существование…
    Мне повезло;в маминой-педагогической-библиотеке была замечательная книга Сергея Вальгарда»О Земле и о Вселенной»,которую я в детстве с упоением прочитал,поняв уже тогда,что человек включён в Большой Космос…
    Анатолий Хомяков

  5. Отличная и архи-актуальная статья! Конечно, автора можно уличить в излишнем пессимизме, но «надеясь на лучшее, готовься к худшему». Мы, кстати, не знаем, что твориться в технологически отсталых глубинных районах Африки и Азии — доносятся лишь слухи при полном отсутствии статистики. К тому же формирование идеального-мыслящего человека при отсутствии чтения книг у нонешней молодежи вряд ли достижимо — только полу принудительно, в условиях изоляции при ограничении интернета.

  6. Автор несомненно нашел ответ на поставленный им же самим традиционный вопрос «что делать?». «Надо действовать», — говорит он.
    Гениально!
    Он, правда, забыл спросить, кто виноват. Зато ответ зашифровал в тексте. Это конечно же Текслер и РМК вместе с ним.
    Не являясь их безусловной поклонницей осмелюсь все же спросить, разве «создавать новые производства…» не имеет отношения к РМК?
    А вот про «иждивенческое отношение» совершенно с автором согласна.

  7. Уважаемая Полина!

    Новые производства, сколько я могу судить по статье, совершенно точно не состоят в том, чтобы разрыть котлован в двадцати километрах от миллионного города и сбрасывать продукты протравки сульфидов меди кислотой в хвостохранилища в непосредственной близости от единственного источника воды для всё того же города.

    Речь у автора, сколько я могу судить, о тех производствах, которые потребляют не так много энергии и куда менее опасны, завязаны на более природное преобразование среды, а не на примитивное извлечение полезных ископаемых.

    К тому же, извлечение сульфидов меди (порфирита) сложно назвать «новым производством».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *