ФУТБОЛ ПРОТИВ СМЕРТИ

Рубрика в газете: Спорт всерьёз, № 2018 / 22, 15.06.2018, автор: Вадим КУЛИНЧЕНКО (пос. Купавна, Московская обл.)

Футбол – самая зрелищная игра. Его можно назвать всенародным игрищем, магией которого очарованы все – от короля и президента до последнего бомжа. И очень жаль, что в последнее время огромные гонорары спортсменам вскружили головы, но не прибавили мастерства. Подобное заставляет предположить, что воля к победе не всегда зависит от материальной заинтересованности. Гораздо более мощными стимулами могут быть азарт, жажда славы, спортивная злость и, наконец, желание отстоять честь своей Родины.

 

История отечественного футбола знает примеры, когда футболисты бились и побеждали, даже под угрозой смерти за победу над противником…

 

 

Современные фанаты, увлечённые противостоянием с болельщиками других команд, мало интересуются историей отечественного футбола. Незнание настоящей истории футбола породило, на мой взгляд, нездоровое движение «фанатизм» – мало совместимое с настоящей поддержкой своей команды. Кого ни спрашивал из молодёжи, никто не знает о таких играх, как «матч жизни» в блокадном Ленинграде (31 мая 1942 г.) на стадионе «Динамо». Матч между командой, укомплектованной игроками «Динамо», и командой «Металлического завода». Кто победил – неважно, но эта игра вселила в ленинградцев веру, что Ленинград выстоит. Второй – «матч смерти» в Киеве (9 августа 1942 г.), который оброс массой легенд, часто не соответствующих действительности. Первое, самое главное, – матч был не один, а целых десять игр, и второе – команда называлась «Старт», большинство её составляли игроки киевского «Динамо». В противовес ей весной 1942 года в Киеве появилась футбольная команда украинских националистов «Рух» (движение), которую возглавил тренер бывшего «Локомотива» Швецов. Он-то и предал игроков «Старта», обвинив их в саботаже против немцев.

 

Я начал писать этот материал в момент нашего «досадного» проигрыша сборной Словении. Но такой ли он досадный – скорее, закономерный! И вина здесь не болельщиков: они верили игрокам, а они их подвели. Почему? Главный недостаток нашей сборной – отсутствие морального воспитания, иными словами, патриотизма, боли за Родину, именно за Родину, страны у нас уже давно нет. Какому иностранному тренеру или игроку дорога судьба и слава России? Они работают за деньги, чем заразили и наш футбол, и наш хоккей, и вообще весь спорт. Ещё в советское время мой покойный брат, отличный игрок и болельщик, говорил: «Пойдём, брат, смотреть игру «дворовых» команд. У них больше азарта и воли к победе, чем у «мастеров»!».

 

Но я отвлёкся от своей темы, хотя она и имеет прямое отношение к этому короткому отступлению. Я хотел напомнить правду о «матче смерти» в Киеве в 1942 году.

 

Вот что есть в Интернете: «… В конце 1942 в Киеве гестапо арестовало более 10 футболистов бывшего киевского «Динамо» по подозрению в связях с подпольем. Узнав о том, что все – мастера «кожаного мяча», немцы приказали им сыграть «товарищеский» матч против сборной дивизии «Люфтваффе». Сыграть с условием: «Если проиграете или будет ничья – сохраним вам жизнь. Если выиграете – всех расстреляем…» и т.д.. Это легенда.

 

На самом деле:

– Летом 1941 года, после того, как матч 22 июля, приуроченный к открытию нового стадиона «Республиканский», так и не состоялся («Киев бомбили, нам объявили, что началася война!»), все игроки киевского «Динамо» были направлены в части действующей армии. Все они были военнообязанными. В первые недели войны погибли Дишкант, Рейнгольд, Трофимов. Чуть позже в Бабьем Яру, вместе с другими евреями, нацисты расстреляли Когана и руководителя команды Чернобыльского. Оставшиеся девять футболистов – Тарасевич, Свиридовский, Кузьменко, Клименко, Балакин, Гончаренко, Чернега, Коротких и Комаров – в сентябре 1941 года попали в окружение в 70 км от Киева. Естественно, они пробрались в родной Киев и, сняв военную форму, превратились в мирных жителей оккупированного города.

 

Надо было жить, и они устроились на хлебозавод, выпекающий хлеб для немецкой армии. Заместителем директора этого хлебозавода был австриец по национальности, но коренной киевлянин. Ярый болельщик футбола, он знал всех игроков в лицо и, опознав их, он предложил им создать заводскую футбольную команду. К динамовцам присоединилось несколько игроков «Локомотива», и хлебозавод обзавёлся собственной командой, которая назвалась «Старт». По предложению председателя киевской управы (бургомистр) Леонтия Форостовского, футболисты стали тренироваться на стадионе «Зенит», который немцы освободили от содержавшихся там военнопленных.

 

За всё это футболисты получали по 200 грамм хлеба дополнительно в день, к тому, что зарабатывали на хлебозаводе. Немцы понимали: чтобы народ не бунтовал, ему нужно дать хлеба и зрелищ (сегодня у нас зрелищ предостаточно, а хлеба не для всех… – В.К.). Весной 1942 года оккупационное командование ввело продовольственные карточки. Хлеб, хотя и в мизерном количестве, у киевлян появился. Теперь дело оставалось за зрелищами. Какое зрелище может быть лучше футбола?

 

Весной 1942 года в Киеве появилась ещё одна футбольная команда «Рух» (движение). Её возглавил тренер бывшего «Локомотива» Шевцов. В состав команды вошли те футболисты, которые сочувствовали украинским националистам (ОУН). Первая встреча между командами состоялась 7 июня 1942 г. и закончилась блестящей победой «Старта» (7:2). Уже в этом матче проявились политические мотивы. По сути, игра шла не между двумя киевскими командами, а командами двух разных воззрений на свою Родину.

 

А затем в играх появились и другие участники. Оккупанты – европейцы в значительной своей массе увлекались футболом. В составе оккупационных войск в Киеве находились части румынской и венгерской армий. Между тремя «союзниками» существовал устойчивый антагонизм, чему автор сам свидетель – в детстве был на оккупированной территории в Воронежской области и все отношения между «союзниками» видел собственными глазами. Поэтому при игре с командой одного из «союзников» «Старт» приобретал болельщиков со стороны двух других «союзников», а киевляне всегда болели за «Старт». Эти межсоюзнические противоречия помогли команде успешно провести сезон 1942 года. В противном случае футболистов «Старта», скорее всего, арестовали бы после первой же победы над оккупантами.

 

Первоначально померяться со «Стартом» решили мадьяры (венгры) 21 июня 1942 г. «Стартовцы» удовлетворили их со счётом 6:2 в свою пользу. 5 июля румыны пропустили в свои ворота 11 безответных мячей.

 

Позорные поражения союзников вызвали у немцев приступ злорадства. «Истинные арийцы» не смогут допустить победы «славянских свиней». Однако они переоценили свои силы. Вместо сильной сборной против «Старта» немцы выпустили команду какой-то пехотной дивизии. Этот матч назначили на 12 июля, приурочив его к открытию того самого стадиона «Республиканский», только теперь его называли «Украинский».

 

Реклама матча была великолепной для оккупированного города, поэтому на стадион набилось много народа и, конечно, большинство зрителей болели за «Старт».

 

Уже в начале первого тайма немцы, бывшие в отличной физической форме, взяли ворота «Старта». Немецкие болельщики вели себя сдержанно, в полной уверенности, что славяне, даже такие как Трусевич и Свиридовский, которых они помнили ещё по Олимпиаде 1936 года, не могут противостоять арийцам.

 

Однако на двадцатой минуте, когда «стартовцы» забили ответный гол, а на 30-й, когда повели в счёте, германские солдаты и офицеры уже во всю ревели от возмущения.

 

В перерыве в раздевалку «стартовцев» пожаловал адъютант киевского коменданта генерал-майора Эберхардта и приказал «не играть так сильно», угрожая расстрелом в случае выигрыша. Наши футболисты в тот момент действительно почувствовали дыхание смерти. Но, выйдя на поле и увидев своих болельщиков, которые неистовствовали от радости, не сговариваясь, они решили играть в полную силу и добиться победы даже ценою жизни.

 

Во втором тайме мяч ещё дважды влетал в ворота немцев. Все их попытки противостоять игрокам «Старта» не имели успеха. В отличие от немцев, взбешённых и растерянных, наши футболисты при счёте 1:4 уходили со стадиона триумфаторами и … почти покойниками.

 

Впоследствии получила распространение легенда, будто после матча всех советских футболистов немедленно расстреляли. Но было совсем по-другому.

 

Фашисты были не такие глупые, как их пытаются представить. Они отлично понимали, что немедленный арест футболистов «Старта» может спровоцировать восстание в Киеве. А зачем им головные боли?

 

Футболисты продолжали играть. Следующая игра состоялась 17 июля со сборной из лучших игроков танковой дивизии РZS. Результат оказался разгромным. Танкисты проиграли всухую 6:0. Газеты украинских националистов пытались оправдать поражение немцев. Конечно, анализ игр был необъективен.

 

19 июля «Старт» нанёс поражение венграм со счётом 5:2. Мадьяры тут же предложили матч – реванш и доставили из Венгрии нескольких профессиональных футболистов. Новая игра прошла 26 июля и была самой трудной в «сезоне смерти» для «Старта». Однако и на этот раз киевляне выстояли, победив с минимальным счётом 3:2.

 

Затем в игру опять вступили немцы, которые собрали команду из представителей различных авиационных частей, базировавшихся в Украине. Большинство игроков были из зенитных частей, поэтому команда и получила название «Зенитчики» (Flakelf).

 

Теперь матч не рекламировался, и на стадионе 5 августа присутствовало очень мало болельщиков «Старта». Известно лишь, что «стартовцы» в очередной раз оказались победителями. «Зенитчики» не успокоились и настояли на матче – реванше, который был назначен на 9 августа 1942 года.

 

 

В газете «Нове украiнсько слово» (пронемецкая) появилось объявление: «Сегодня, 9 августа 1942 года, на стадионе «Зенит» в 5 часов вечера состоится вторая товарищеская встреча лучших команд города: «Flakelf» и хлебозавода №1 – «Старт».

 

Тем не менее, матч был назначен не на стадионе «Украинский», а на менее вместительном «Зените», который находился на окраине города. Несмотря на это стадион был переполнен, люди толпились в проходах и гроздьями висели на деревьях. Страсти, кипевшие среди зрителей, быстро перестали носить чисто футбольный характер. Едва ли не у всех присутствующих киевлян кто-то воевал или погиб на фронте, и теперь происходивший матч выглядел так, будто сражались не две команды, а две сборные – Вермахта и Красной Армии. Обстановка накалилась настолько, что охране стадиона пришлось стрелять в воздух. Несколько наиболее ярых болельщиков были арестованы и навсегда сгинули в застенках гестапо.

 

Весь первый тайм чаша весов колебалась в обе стороны, и среди болельщиков пошли слухи, что оккупантам всё-таки удалось запугать футболистов. Однако во втором тайме оборону немцев удалось взломать, так что и на этот раз победа оказалась более чем убедительной – 5:3.

 

Как вспоминал один из главных героев матча Макар Гончаренко, забивший два из пяти голов, «мы спокойно покинули стадион, хотя атмосфера вокруг царила накалённая».

 

Арестовать футболистов в момент их победы, когда весь Киев говорил об этом, было неразумным. Немцы решили выждать, когда утихнет всеобщее возбуждение. Правда, уже никто из «союзников» не решался испытывать судьбу. Провокатором явился «Рух», который «стартовцы» шутя разгромили 16 августа со счётом 8:0. Тренер «Руха» Шевцов после проигрыша «настучал» на игроков «Старта». Немцы незамедлительно воспользовались этим и арестовали восьмерых «стартовцев». Только один из них, Павел Комаров, пошёл на сделку с оккупантами и избег смерти. Перед приходом Советской Армии он скрылся из Киева и объявился уже в Канаде.

 

Р. S. После освобождения Киева советская власть не сразу определилась со своим отношениям к футболистам. С одной стороны, они были героями, с другой – их действия подпадали под сотрудничество с оккупантами. Выживших футболистов допрашивали в органах, но репрессиям не подвергли. А уже во времена Хрущёва их игру приравняли к подвигу.

 

Прошедшим через концлагеря Свиридовскому и Гончаренко вручили медаль «За боевые заслуги». Трусевича, Кузьменко, Коротких и Клименко посмертно наградили медалью «За отвагу». На стадионе «Динамо» в их честь возвели памятник, а писатель Борщаговский написал о них повесть «Тревожные облака». В 1962 году на экраны вышел фильм Карелова «Третий тайм», который в первый же год проката посмотрели около 30 миллионов зрителей…

 

История «Старта» обрастала легендами, а все десять матчей, выигранных нашими футболистами, постепенно слились в один отчаянный и героический матч смерти. Сегодня и легенду мало кто знает.

 

2 комментария на «“ФУТБОЛ ПРОТИВ СМЕРТИ”»

  1. Да какая разница — легенда или реальность? По-моему, время приводит и тех, и других к одному знаменателю. Пример: 28 панфиловцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *