Лирический набат

Рецензия на сборник стихов Александра Проханова «Оплавленный янтарь»

Рубрика в газете: В бушующем мире, № 2021 / 4, 05.02.2021, автор: Николай ПАЛУБНЕВ

Вывести идейно народ из кризиса сегодня способна только творческая интеллигенция. Её рецепты облечены в проповеди, статьи, романы, пьесы и даже в стихи.

Во второй раз после «Наскальной книги» взялся за написание стихотворений Александр Андреевич Проханов. Скептическая реакция либеральной читающей публики довольно предсказуема. Но нельзя отметать и мистическую сторону представления писателя с непривычной, несвойственной, ему ипостаси. Выразить творческую волю, отталкиваясь от романного повседневного будничного начала, с помощью праздничных лирических и патетических миниатюр – только так возможно пробудить дремлющее сознание нынешнего гражданина. Что может сказать о человеке его история, судьба, грехи и добрые поступки? Польза обществу от этого высказывания только тогда будет обострена, когда жизнь выстрадана самим рассказчиком, в пучине событий, страхов, лишений, несчастий и бед закалена, выкристаллизовалась беспокойная, со шрамами, слезами и болями за свободу, справедливость и равенство в бушующем мире на планете, душа, способная теперь подарить мудрость решения всем страждущим людям.

Природа крепко держит в своих руках героя, земля не отпускает Сына Земли Русской, не договорив святое слово и преклонив осветлённую голову:

Последних снов обугленные тени.

Последних слов осенняя трава.

Последний вздох несбывшихся хотений.

И выпал снег. Настали Покрова.

Море души и драгоценный камень, как весть в будущее, сохранить потомкам созданную русскую цивилизацию, детище вождей, царей и императоров:

Я погибал в последний день сраженья.

Моей любви оплавленный янтарь.

Где на воде струятся отраженья.

Дворцовый мост и золотой фонарь.

Смерть временна, все доводы Александра Проханова вынесены не за писательским столом, а получены кровью и потом, утратами друзей и не родившимися из-за войн и катаклизмов поколениями всех народов Земли:

Весь этот опыт с кровью и слезами

Я никому на свете не отдам.

Я смерть встречал с открытыми глазами,

Закрыв глаза убитым городам.

 

Только любовь двигала человеком войны; писатель любит людей, мир, свободные народы и свою ответственность за будущее детей и внуков, кому продолжать выбранное великое освободительное дело:

Я – прорубь в прошлое.

На дне моём – цветы,

И девять войн, и лица милых женщин.

Но если в глубину вглядишься ты,

Увидишь дым, сочащийся из трещин.

Герою не чужды человеческие слабости, но он всегда найдёт зримое объяснение своим героическим поступкам, жизнь боевая и мирная по заветам вождей прожита не зря:

Река в цветах и небо голубое.

Тяжёлый кольт и полный магазин.

Втроём мы пили пиво перед боем.

Из сельвы возвратился я один.

Величина в собственных глазах, пусть гордость, но с верой, подкреплённая рядами соратников и единомышленников, сваливается на читателя и ошеломляет, ему уже не оправится от лавины образов, спасением будет только решительный протест против варварских законов наживы и отстаивание завоёванных предками человеческих свобод и справедливости общественного строя:

Моих несбывшихся молений,

Как дым остывших очагов.

Гора обугленных поленьев

В кострах ликующих врагов.

Слеза последнего мгновенья.

Расстрел при утренней луне.

Цветы, и звери, и каменья, –

Все будут плакать обо мне.

Книга удалась, оценки всегда ангажированы и относительны, только время способно показать истинную ценность нашей современной литературы. Но Александр Проханов полнокровной жизнью вписал своё имя в летопись современной российской словесности, а его новые стихи – только повод укрепиться в силе таланта и духовной мощи прославленного писателя.

 

 

15 комментариев на «“Лирический набат”»

  1. Бил в лирический набат
    И блажил на весь Арбат.
    Дяди Васи, тети Вали
    Все равно не подавали.

  2. Был в советское время плавленый сырок Янтарь, отличная закуска для алкоголиков, под грибок на детской площадке, пропили мы свою Россию с вами, и нет нам оправдания!

  3. Для # 3. Откуда знаете, что алкоголики ‘Янтарем» закусывали? Сами там компанействовали? Тогда и пишите, пожалуйста, «я пропил», «мне нет оправдания». Я вот не отношусь к вашему «мы», и вы меня к себе не приверстывайте.

  4. Стоп! Мы с вами не пили, а потому прошу не обобщать. Если вы чего-то там пропили — родину, убеждения, последнюю пятерочку, не надо раскладывать ответственность на всех. Пропили — отвечайте.
    От себя прибавлю: до какой же степени надо было набраться, чтобы закусывать «Янтарем»? Насколько помню, это мягкий плавленый сыр, выпускался только в коробочках, его оттуда надо было доставать, откусывать, ну, никак не получится, если с коробочкой только, а доставать — пальцем выковыривать и палец облизывать. Иных вариантов, кажется, не имелось. Вот если бы «Волна» или «Дружба», тогда совсем другое дело. Они кусочком были. Развернул обертку и кусай. Можно, впрочем, не разворачивать (это я для автора статьи), обертка совсем дрянь, схаваешь и не заметишь, после упаковки-то с «Янтарем»-то.

  5. Втроём мы пили пиво перед боем.
    Из сельвы возвратился я один.
    Бай-бай, друзья! Я наливал обоим —
    И оба пили… Не подвел стрихнин!

  6. Все равно пропили Россию, господа, с закуской или нет — не так важно, но шанс спасти пятую империю есть, во всем слушаться Проханова, он поведет грешный народ к новым завоеванным в горниле будущих революции высотам.

  7. №9. Разные граждане живут в России! Есть Певцы златословные, есть Бояны краснобайные, есть Сочинители безудержные «Сказаний о земле россиянской», а есть и такие, которые сами Белогорье видели, и туда отвести обещают. А вот имена у всех разные, почти былинные: дедушка прохиндеем был, и внучку фамилию оставил, а другого люди Захердуччи зовут, поскольку предки итальянские. Россия большая, народу в ней много, сразу и не разберёшься, кто это на базаре стельками торгует: думаешь, мордва что-ли? А он — немец! Тут надо стельки пощупать…

  8. Он не поэт… Но гражданин!
    По этому критерию
    Давай поляжем, как один,
    За пятую империю!

  9. Сзывая ежиков на баттл,
    Гремел лирический набат,
    Но ежики, привычно пьяны,
    Лежали, подстелив нирвану.

  10. красивая пустая образность. лушее это: лети моя печальная граната за терек, за дунай, до штаб-квартиры нато…

  11. Тогда уж «последняя граната», в этом есть духовная правда. Чтоб живьем не взяли — раз, и за Дунай, куда запорожцы то и дело пешком ходили.

  12. Кстати, в каких годах пили они перед боем пиво? Зачем — уж и не спрашиваю, в бою после пива в самый раз. Так вот, тяжелый кольт производился с 1990 по 1997. Совсем был неподъемный, потому и снят с производства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *