НА МОГИЛЕ СЛОВЕСНОСТИ

Рубрика в газете: Покой нам только снится, № 2020 / 7, 27.02.2020, автор: Юрий КОЗЛОВ
Юрий КОЗЛОВ, писатель, главный редактор журнала «Роман-газета»

Литература – это всегда образ будущего. По этому образу можно судить о состоянии общества и его перспективах.
В современной российской литературе отчётливо просматриваются несколько видовых признаков, определяющих степень успешности и значимости того или иного произведения.
Препарирование, точнее вивисекция советского периода исторической России, с неизбежными негативными выводами. Вампиры, пьющие кровь пионеров («Пищеблок» Алексея Иванова). Преследуемые злой властью татары и немцы (романы Гузели Яхиной). Изнемогающие под «пятым пунктом» евреи (произведения Дмитрия Быкова, Алексея Варламова и других лауреатов «Большой книги»).
Игровая (по Бахтину) карнавализация реальности. Больные или психически неадекватные люди попадают в разного рода невозможные и невообразимые с точки зрения нормального человека ситуации. Отличительная черта этих произведений – мозаичное построение сюжета и «невыносимая лёгкость» авторского взгляда на происходящий абсурд. Подобная литература – «пушечное мясо» лонг-листов «престижных» литературных премий.
Поверх премиальных барьеров, как невидимый знак бытия, мерцает литература «золотого рыночного сечения». Её скользящий жанр можно определить, как негативную иронично-презрительную по отношению к обществу, власти, традициям и прочему утопию. Но это непростая утопия. Она отрицает действительность, но не призывает её изменить, сделать лучше. Она скорее примиряет с «царюющим злом», поскольку предполагаемое будущее обещает быть куда более жестоким, страшным и безнадёжным. Ежегодные (как смена сезонов) романы Виктора Пелевина и не столь частые – Владимира Сорокина (последнее время в этот ряд с трудом протискивается Евгений Водолазкин) обрели в современной России статус необсуждаемой классики. Если кто-то из «рукопожатных» критиков и отваживается критиковать новых классиков, то только сквозь (по умолчанию) признание и восхищение. Эта литература пользуется наибольшей популярностью у читателей и издателей. Романы Пелевина выполняют функцию умиротворяющей анестезии для больного и встревоженного общественного сознания, аккумулируют в себе невидимый опосредованно-охранительный посыл. Любые изменения – зло. Стабильность и несменяемость существующего порядка – благо. Собственно, это и есть основополагающий принцип официальной культурной политики. Недавний яркий пример – фильм о восстании декабристов «Союз спасения».
И, наконец, «на дне» – под всеми премиальными и издательскими шлагбаумами влачит скромное существование литература протестного реализма, живописующая «свинцовые мерзости» современной жизни. Это произведения русских писателей, исповедующих стихийный государственный патриотизм, стремящихся донести до власти (кого же ещё?) свои гнев и боль. Народная по духу и стилю литература, но, увы, далеко не всегда яркая и талантливая. Книги таких писателей, если и издаются, то ничтожными тиражами и без малейшей надежды попасть в централизованную, тоже, кстати, монополизированную, систему распространения, то есть дойти хотя бы до библиотек.
Писатель, особенно живущий вдали от столиц, не имеет шансов стать сколь-нибудь известным. Сама профессия писателя перестала быть престижной и уважаемой. Заработать на жизнь литературным трудом невозможно. Издатели смотрят на не ангажированного, пришедшего «с улицы» или «по холодному звонку» литератора как на маргинальную личность, предлагающую ненужные им услуги.
Перед современными российскими писателями сегодня два пути: бороться за свои права, или надеяться на счастливый билет, принимать условия игры, когда судьбу литературного произведения решает менеджер по продажам. К сожалению, российские писатели не смогли выступить единым фронтом в защиту творческого труда. Литературное сообщество распалось. Естественный литературный процесс в стране подменён премиальным. Оптика восприятия литературы у читателей сбита, точнее искажена. Результатом стало ежегодное падение тиражей и названий, повсеместное закрытие книжных магазинов, отчуждение народа от книги и повседневного чтения.
Государственно-рыночная машина сегодня не мешает писателям свободно творить, но при этом жёстко контролирует выход тех или иных авторов в лидеры продаж и властители дум. Издательства-монополисты «держат за горло» рынок продаж и премиальный процесс. Они работают по западным лекалам, публикуют большими тиражами зарубежных, как правило, авторов, которых должны читать на всех языках и всюду.
Во все времена «скрепами», «обручами» в литературном процессе считалась критика. Белинский, Писарев, а в советское время Кожинов с Палиевским или Алла Латынина с Игорем Дедковым создавали и уничтожали писательские репутации. Сегодня системно занимающиеся текущей литературой, отслеживающие новинки, держащие в голове «творческий путь» того или иного писателя критики практически исчезли. Остался лишь один «прозектор» – Александр Кузьменков, резавший правду-матку при Юрии Полякове в «Литературной газете», а нынче перекочевавший в сетевой журнал «Камертон». Но его одного на всю российскую литературу не хватает, да и по части новых идей он особо не заморачивается. Его конёк – саркастический анализ стиля и текста.
Писательница и публицистка Светлана Замлелова называет современных критиков «могильщиками словесности»: «Это с их не то что молчаливого согласия, а велеречивого славословия, посредственные, не слишком талантливые и умные, даже не очень мастеровитые авторы стали сегодня лучшими писателями России. В то же время множество действительно хороших писателей до публики просто не доходят. Это именно с подачи критиков отпала для писателя необходимость владеть языком как инструментом. С подачи критиков стало нормальным писать кое-как. Критик развратил писателя. Почему? Потому что наиболее удачливые критики стали лакеями книгоиздательского бизнеса».
Вырождение литературной критики, как жанра, объясняется многими причинами. Можно говорить о системе высшего гуманитарного образования, не дающего молодым специалистам необходимых для критической мысли знаний. Можно – об идейной ничтожности общественного дискурса, переквалифицировавшегося (посредством сетей и интернета) с обсуждения серьёзных проблем на обсуждение щекочущих нервы деталей. Можно горестно признать: каждая литература имеет ту критику, которую заслуживает. Или вспомнить про объективные (материальные) причины. Какие издания нынче печатают критику? Кто платит гонорары за честные, идущие от ума и сердца статьи? Где мотивированные читатели, готовые воспринять слово критика, разделить его гражданскую боль, какие были когда-то у Белинского и Писарева? Где, наконец, поддерживаемая обществом идейная платформа, на которой критик выстраивает свою концепцию?
Одним словом, где живительная для литпроцесса среда?
Остаётся только надеяться, что скоро появится жгущий глаголом сердца читателей критик, который во весь голос заявит о том, что король современной российской литературы – голый. И не просто голый, а бесплотный, как терзавший простодушных пионеров призрак-вампир из романа Алексея Иванова «Пищеблок». И что литературный процесс сегодня – всего лишь суета и возня вокруг премиального «пищеблока», подходы к которому надёжно охраняются критиками, названными Светланой Замлеловой «лакеями книгоиздательского бизнеса».
Он скажет, и все его услышат.

38 комментариев на «“НА МОГИЛЕ СЛОВЕСНОСТИ”»

  1. Всё сказано, вроде бы, и верно…
    Но это взгляд советского литератора, духовно развращенного «золотым брежневским веком», привыкшего к государственной опеке, к огромным тиражам и гонорарам — и готового расплачиваться за это «фигурой постоянного умолчания». Применительно к подлости, так сказать.
    Давайте, Юрий Козлов, попробуем пожить, как все добрые люди во всех странах мира, при нормальном рыночном устройстве жизни. Пожить как граждане — и как писатели. Давайте найдем для российского писателя место в этом жизненном пространстве — жестоком, но справедливом.
    Или Вы считаете, что Пушкин с Лермонтовым, перенесись они в советское время, рукоплескали бы тому общественному устройству? Да они сгнили бы в ГУЛаге!

  2. А церкви как будто и не существует для автора… А ведь наличие храма рядом с библиотекой и книжным магазином и поменяло всю картину.

  3. Первая книга писателя никогда раньше не имела тиража 100-150 тысяч экз. Стандартный тираж первой книги поэта был 10 тыс. экз., хотя этому «минимуму» далеко даже до теперешнего «максимума», особенно для поэтов. Если, конечно, это не так называемые «великие» и богатые.

  4. А зачем нам критик, который всего лишь объявит, что нынешний литературный король голый? Какая от него польза? В 2011 году в журнале Светланы Замлеловой была опубликована моя статья «О крахе руской культуры», которая заканчивалась так:
    «Довольно скоро алчные издатели утратят свою власть. Уже сейчас электронные публикации всё более теснят бумажные издания. Пресловутая «борьба с пиратством» — на самом деле судорожные попытки коммерсантов от культуры удержать в своих руках власть и доходы. Сами писатели, как и во времена Пушкина, оставившего после своей смерти огромные долги, практически не могут прожить на свои гонорары. За исключением весьма немногочисленной горстки производителей именно коммерческого развлекательного чтива. Нынешним пушкиным и достоевским больше нет необходимости обивать пороги издательств. Всего лишь нужны новые белинские, которые могли бы отыскать их произведения в электронной бездне интернета и указать взыскующим новых гениев русской словесности. Всего лишь… »
    Я согласен, что нужен критик, но с другой целью. Статья здесь — http://www.velykoross.ru/1160/

  5. Литература — это создание образа будущего через констатацию настоящего и осмысление прошлого. То есть: литература — это форма национального самосознания, процесс осуществления которого происходит на основе национальной культуры (национального менталитета и языка). Нет нации — нет литературы! Формулу блестяще подтвердили итоги «советского эксперимента». Может ли подобный процесс оставаться без внимания и попыток фальсификации со стороны «социальных режиссёров»? Не может! Что и констатирует автор текста, поскольку наличие «неуправляемого процесса осознания окружающей действительности» противоречит осуществлению глобальных задач, о которых, в отличие от советского периода, нам просто перестали сообщать. Произведения авторов, чей творческий процесс протекает в русле национального менталитета, всячески замалчиваются, игнорируются и не допускаются до популяризации в широкой аудитории. А произведения других ( для себя, я употребляю термин «россиянских»), в которых образ действительности препарируется — наоборот. Одним из наиболее известных подобных авторов (не названных в статье) является А.Проханов. А теперь, об актуальном: как стало известно, легитимации понятия «русская нация» новый «проект Конституции РФ» не предусматривает. И, по этому поводу нет никакой реакции со стороны ОНО «Союз писателей России», Правления СПР, его Председателя г-на Иванова, и всей той массы писателей, которая пишет на русском языке. Видимо, все они смирились с перспективой стать «писателями россиянскими».

  6. При своём создании СПР сделал непоправимую ошибку, не заявив о себе как о СОЮЗЕ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ, и произошло это от недопонимания сути национального вопроса, из-за совершенно необоснованного страха обидеть национальных писателей. У нас ни правительство, ни наши писатели не понимают, что культуры народов равноценны, но неравнозначны по тому вкладу, который они внесли и продолжают вносить в мировую культуру. Вклад русской культуры – во многом есть вклад великой русской литературной классики, и кому, как ни современным русским писателям, быть продолжателями этой традиции, однако редко кто из них в наши дни ощущает себя писателем Земли Русской во всей её глубине и духовном единстве. Прочитайте основополагающие документы СРП, и вы не найдете в них ни слова о предназначении русского писателя. Послушайте наших самых известных писателей, и вы не услышите от них ни слова от коренной сути писательского призвания, ибо они зачастую сами не ведают, что творят и зачем.
    Руководством Союза писателей России так до конца и не осознано, что русская литература, начиная с 1917 года, находится в состоянии раскола. В настоящее время она разделена на три потока.
    Существует коренная, вытекающая из глубинных недр русской культуры литературная классика, чье течение прекратилось в 1917 году, но её значение для Русского мира продолжает неуклонно расти и вряд ли когда оно прекратится ,и если остановится, то вместе с завершением судьбы России.
    Существует до сих пор советская русская литература, которая, лишившись своего идеала – ЧЕЛОВЕКА КОММУНИСТИЧЕСКОГО БУДУЩЕГО, еще тридцать лет назад утратила смысл своего существования и сейчас представляет собой многолюдное собрание писателей, которые пытаются её оживить, поднять на ноги отправить к читателю. Но все усилия напрасны: русская литература без идеала немыслима.
    Третий поток представляет русскоязычная литература как идеология буржуазной пошлости, которая явно антинародна, но пользуется поддержкой правящей элиты. Она не имеет ни каких художественных достоинств и является средством пропаганды либеральных ценностей западного образца.

  7. Не слишком различаю масти я,
    Но знаю уж наверняка —
    Козловых целая династия.
    И нет работать у станка.

  8. Маэстро Овечкин. Как остроумно пометили. Конечно, бы сгнили Пушкин с Лермонтовым в Гулаге…Вместе с Твардовским, Полевым, Юрием Трифоновым, Пастернаком и еще многими и многими.
    Вы , прежде чем писать, изменяйте температуру. Сейчас вирусов гуляет множество, иным даже по темечку от них достается

  9. В Отличие от Кугеля- приветствую блестящую статью Юрия Козлова.
    Он — прав на все сто процентов. (Добавил бы, что , к сожалению, критикой ещё практически сегодня выступает власть…Создавая из ничего верных ей литераторов ? А ?)И надо просвещать нашу уже не думающую публику. Одновременно- и тиражом в 5 тысяч, и 90 тысяч.Но , как порядочный человек, Юрий не печатает два одинаковых текста- а варианты…БРАВО!
    Наверное, потому, что был знаком с Юрием в далёкой юности,думаю с ним одновременно. Горжусь , что где-то рядом с ним . 24 февраля я сочинил , и тут же опубликовал два раза в Интернете в Фейсбуке и в Макспарке про Андерсена, его образ взял » Голого Короля»… Кусочек из моих прозрений ?
    Родись сегодня Шолохов- беда.
    Иль Пушкин , оба завопят :» О ,Боже,
    Послать свои творения куда ?…»
    И Иоффе:» Стать- бомжом ?»…Мороз по коже.
    Творенья — прежде, Божий дар- сперва,
    Продюсеры — потом( Не гонорары )
    У нас вначале — Из Кремля братва:
    Евреи будто все или татары.
    Народ отдельно и отдельно власть.,
    А Путин — Мачо, только жаль — бесполый.
    Ему не написать и не попасть
    К нему.А Почему ? Король -то — голый !

  10. — Давно слежу за качеством сатирической, иронической и шуточной поэзии в России. И уверенно могу сказать: ее качество здорово упало.
    Причину этого вижу в том, что нет (совсем нет!) настоящей критики этой части поэзии. Наоборот, есть один «певец пародий» (но не критик).
    Еще отмечу, что критиков не любят не только «поэты», но и некоторые «литературные публицисты» и редакторы некоторых известных литературных сайтов-газет (мол, не трогайте наших друзей).
    — И чисто по человечески жаль объективных критиков — критики сегодня являются изгоями в «пишущей» среде (мол, «выносят сор из избы»).

  11. Кугель не против статьи, где многое подмечено верно. Вот только писательские династии, которые ветвятся, разрастаются, роднятся и т.п., вызывают неприятие. Родоначальника помним, продолжателя знаем, дочуру лицезрели, бывшего зятя, который вот-вот новые высоты в писательском зале заседаний обсидит, видели. А там и унуки пойдут своими двоими, им тоже писать-издаваться, как ни крути, надо. Иначе с голоду зачахнут. Руками-то никто из них работать не привык. В чем заблуждается Кугель? Поправь,, если видишь ошибку.

  12. 1. Ю. Козлов заявил, что «скрепами», «обручами» в литературном процессе считалась критика. Белинский, Писарев, а в советское время Кожинов с Палиевским или Алла Латынина с Игорем Дедковым…»
    По критикам от Ю.Козлова в 19-м веке — ориентиры — западники Бел. и Пис. , а не Гоголь со статьями из «Выбранные места…» и не Аксаковы…
    2. А в 20-м веке Ю,Козлов «забыл» Ю.И.Селезнева и М.П.Лобанова. С таким подходом и авторы «Роман-газеты» будут писучие текстовики-пустозвоны, у которых даже одно жемчужное зерно не найти.
    3. С.Замлелова (текст от Ю.Козлова) вообще пишет неопровержимые банальные истины,
    3.1.цитирую: «….посредственные, не слишком талантливые и умные, даже не очень мастеровитые авторы стали сегодня лучшими писателями России»» Давайте Имена!.
    3.2.Цитирую ещё С.З.: «…В то же время множество действительно хороших писателей до публики просто не доходят». Кто это из Множества?
    3.3 От С.З., цитирую: «Это именно с подачи критиков отпала для писателя необходимость владеть языком как инструментом. С подачи критиков стало нормальным писать кое-как». Ну, если писателю не дано владеть лексикой, а главное Содержательностью повести, романа, то никакой критик не поможет. А вот протежировать (не бесплатно) могут (читайте пиарстатьи о продвинутых лауреатах). У Ю.Козлова — ориентир Св. З. ?
    4. Абсолютно тем же отличается «Николай Денисов» (ком. 10). Ни одного имени. Дайте Ф.И.О. необъективных и ваших объективных критиков.

  13. Кугелю. Яблоко от яблони недалеко падает. Вильям Козлов был очень плодовитым автором, но сдавал свои произведения в «Лениздат» в таком виде, что их пару раз отказались принимать, в докладной записке написав так: «Вильям Козлов принёс нам очередной ЧЕРНОВИК» — то есть Вильям Козлов переваливал на редактора значительную часть работы. Так не поступает тот, кто ценит своё слово на вес золота. Писателю-сыну (Юрию Вильямовичу Козлову) и редактор не нужен: компьютер за нас сегодня делает половину работы… Но и его произведения легко сокращаются наполовину без потери смысла… Творения дочери, увы, читать не приходилось. Под «зятем» Г-н Кугель имеет в виду Сергея Котькало — зятя покойного В. Ганичева? Тут возразить нечего: действительно, увы, на редкость скучный писатель (С. Котькало.) Но он понимает невысокий уровень своих дарований и пишет скупо: по рассказику-статейке в год… Чтобы не слишком перегружать бедного читателя. Спасибо ему!

  14. Кириенко опять судит о Замлеловой, хотя очевидно, что он мало смыслит в значении ее творчества в современной литературы. Светлана Георгиевна очень проницательный и умный критик, поэтому на глупом сайте «Росписатель»ей не нашлось места. Она пыталась и не раз провести квалифицированное обсуждение современной русской литературы, но уровень ее собеседников был так удручающе пошл, что ей не с кем было говорить. Она классически образована и талантлива.

  15. На ком. 14 «Николай Полотнянко». Смотрите «в корень»!
    1. На посыл «о значении ее (прим. С. Замлеловой) творчества в современной литературы», отвечаю. Читайте ещё раз п. 3 и п.п. 3.1, 3.2, и 3,3 комм. № 12.
    2. У Св.З. нет Нигде ссылок на русских национальных критиков Ю,И.Селезнёва и М.П.Лобанова. Создаёт впечатление, что до неё не было традиционной философской литературной критики. Нет у Св. З. глубины понимания лит. проблем (общие фразы), она — журналистка, кочующая по «СР», «ЛГ и др., и теперь увидевшая актуальность «Лит. России». Комментарии по её статьям 2019 года читайте на сайте «ЛР».
    3. Меня печатали в «Росписателе» до 2005 года, а потом после блокирования статьи «Тютчев и Рубцов» (рекомендованного Дорошенко, но изъятого из сигнального экз. ! — после вмешательства зама. Дорошенко), я сам перестал давать туда лит. материал.
    4. По какой причине С.Замлеловой (цитирую вас) «на глупом сайте «Росписатель» ей не нашлось места», я не интересовался.

  16. Мне нравятся статьи С.Замлеловой. Читаю с удовольствием и разделяю её мнения.

  17. 16-ой. Яблоко от яблони недалеко падает. Особенно от безвкусной.
    Посмотрел коммы, на всякий случай. Оказывается «скептично уже такое сказал. Признаю приоритет.

  18. Зять, б.у., сам Шаргунов. Творчество дочуры представлено в «Литературной России» достаточно полно. И вообще я не о качестве писни говорю, а о том, что как-то не представляют жизнь эти люди иначе, нежели, писней заниматься. Ничего другого не умеют делать. И не хотят. А когда и это не очень выходит, по разным причинам — талант, лень, скоропись и проч., то совсем уж наводит на мысли.

  19. По теме можете что-то сказать? Вместо сплетен и домыслов. Здесь на некоторых «яблонях» вообще не яблоки родятся, а невесть что. Так и висят годами.

  20. 1. По теме и претендентам (-ткам) на Гуру уже всё сказано. См. комм. 5, 7, 11, 12, 13, 15 и 18. Повторяться нет смысла.
    2.По безвкусным яблоням разобрались, неудовлетворённые могут перелезать на Пальмы.

  21. Кугель, и все остальные, поясняю: везде подлинная литература, в Европе — на дотации государственной. Только здесь, в России, оболганная кугелями от чиновников она унижена.

  22. Что за чудак на букву М этот «кугель»!
    Всех пытается мазать дерьмом, о себе пишет в 3-м лице. Клоун. Этакие кугеля-клоуны в чиновничестве и оболгали литературу.

  23. 1. Вынужден заступиться за «кугеля» , который метко «мазками», часто удачно припечатает болтунов. Думаю он (судя по комм. — лит. критик неангажированный и сейчас не промолчит).
    2. А что в Европе (для клички «Николай» и не только)? Писателей не готовят специально — они появляются спонтанно (при их пис. способностях и изворотливости) и их признают, если признает местная элита (пример, нобелевские «наш» Солженицын» или «эта» «патриотка»-обличитель Алексиевич)
    3. Литинститут им. А.М.Г. даёт диплом «литработник» (для журналов, газет, издательств), а не писателя и не поэта.
    4. Гоголь, Есенин и Шолохов не имели высшего образования , а на исследовании их Творчества несостоявшиеся поэты и педагоги с гуман. дипломами защитили десятки докторских диссертаций.
    5. Так что по русски: «каждый сверчок должен знать свой шесток». И объективно себя оценивать.

  24. В словаре понятие «писатель» определяется как «человек, занимающийся литературным трудом, создающий литературные произведения». Так что «литработник» и «писатель» — одно и то же, синонимы, а в журналах, газетах, издательствах могут работать и писатели, и журналисты и многие другие. Гоголь, Есенин и Шолохов не имели высшего образования, а вот здешний самый активный комментатор Кириенко кичится даже и не только высшим (то и дело хвастается), а достижений вышеупомянутых классиков ему вовек не иметь. Так что «знай сверчок, свой шесток», и оценивай себя объективно вместо того, чтобы назидать.

  25. Надо признать слом громадного государства-Советского Союза;несомненно,он отразился и на состоянии литературного процесса.Можно спорить о конкретных персонах,но очевидно,что и тиражи книг были большими и бумаги хватало и т.п.
    И ещё-лидеры Советского государства/и молодого и возрастного/искренне интересовались литературой.Ведь новый строй подразумевал всестороннее развитие личности,а литература помогала
    -и еще как!-в этом.
    Ленин много читал современных ему писателей-встречался с Г.Уэллсом-цитировал Маяковского.Троцкий принял в Кремле/как нарком/Есенина,писал о литературе.Излишне говорить о Сталине/от его воли зависели судьбы писателей,которых он знал и читал.
    Хрущев,несмотря на свою запальчивость,дал добро на публикацию»Ивана Денисовича».Брежнев любил поэзию…
    Мне могут возразить;а нужен ли такой патронаж?!А как иначе?Как?Рынок в основном интересуется продажами,функцией.Выходит,не обойтись без государства/умного вмешательства/.В свое время Есенин хотел издать «Москву кабацкую» в ГУМе/то есть ГУМ мог издавать и литературные произведения,а сейчас?!/.»Москву…» он издал в Питере,в Госиздате/тираж 3 тыс экз/,вскоре тираж был продан.А ныне тиражи сборников стихов/сам издавал четыре раза/100 эк-ров.Так нет смысла больше-во всяком случае в провинции.500 экз-ров-рекорд!
    Вот и судите о состоянии литературы.Где они-читатели?!Читальные залы прекрасные,но пустые-нет публики!В годы СССР они были заполнены под завязку.
    В целом-хорошо,что Юрий Козлов поднял актуальную тему.Вот еще факт.Я-филолог,литератор-а его произведения не читал.Читал роман его дочери/о шизофреничках/.Сознаюсь,что у меня упал интерес к современной литературе/и ,похоже,не только у меня/.Читаю,что полезно/научно-популярные издания,история,публицистика,экономика,политика…/.А из литературы лишь то,что отсеялось временем-классику…
    Анатолий Хомяков.

  26. Не обижайтесь, Галина. И не маневрируйте. Кроме моего ««знай сверчок, свой шесток», своего не можете вставить — недостаток образования!
    1. Литработник» — работает на окладе (зарплате), условно — служит в каком-то учреждении, пишет по заданиям (рецензии, рефераты, доклады и т.п.).
    2. А «писатель» — как свободная личность Создаёт Художественное произведение, не в рамках занятости на окладе. «Писатель» может подрабатывать где-то, как правило, временно.
    Это вам для Ликбеза.

  27. Юрию Кириенко на 12 (4):
    — Я не назвал фамилии, чтобы не напоминать то, о чем уже писал.
    Посмотрите здесь мою полемику с секретарем СПР (родитель №1 фестиваля «Русский смех») и председателем Нижегородского городского отделения СПР (родитель №2 фестиваля «Русский смех») :
    https://www.stihi.ru/avtor/poik
    Хотя бы эту критическую статью:
    Фестиваль русский смех — 18. Черный юмор в золоте 16.11.2018 22:33
    и эту:
    Фестиваль Русский смех-18. Война за черный юмор 02.12.2018 16:56

  28. Галя, не суди, и не пойдешь по статье. За твои комментарии надо за 101 километр ссылать. Чтобы бездарность подальше находилась от скопления народа. Тут и так не продохнуть. Можешь еще и Колю с собой прихватить. Парой валенкам легче ходится.

  29. Кугелю. » Козловых целая династия
    И нет работать у станка». — тоже отменно, по-татарски сказано, без лица, без числа, без местоимения. «Не в склад, не в лад, …..».
    А что плохого в династиях? Вот если бы у кугеля папа был бы литератор, и дедущка, или мама, хотя бы библиотекарем подрабатывала… не было бы и сраму читать его, кугеля, заметки. Или В. Козлов был плохой писатель? Напишита Вы так, как писали и пишут они, Козловы! Напишите, кугель свой «Колодец пророков». Нет? К станку из газеты!
    101 км. Статья…. слабые угрозы.

  30. №30. Правильно рассуждаете: написал одну толстую книгу «Война и мир», и обеспечил потомков должностями при всех непредсказуемых поворотах истории… Помню из «Дня поэзии» за 1980г (?):
    У поэта Огурцова подрастает сын — поэт!… что было, то и будет!

  31. Писатели всегда либо работали на окладе, как правило, заняты были не каждый день (преподаватели, учителя, редакторы в журналах и тп.), либо зарабатывали переводами национальных поэтов и прозаиков). Смешно считать, что писатель не должен находиться в социуме, а должен сидеть дома и «творить». Литературный работник и писатель — одно и то же. Он создаёт литературу, участвует в литературном процессе. Не хочется тратить время и перечислять писателей, закончивших Литературный институт и
    и считающихся не «литературными работниками», как написано в дипломах об окончании, а писателями. Кириенко пора выходить из уровня ликбеза и всех к себе приверстывать. Вот станете писателем, тогда и учите.

  32. «Guest»-у.
    1. Вы поподробнее о писателях, которые — цитирую ваши откровения: «зарабатывали (!!!) переводами национальных поэтов и прозаиков». А «шедевры» этих «писателей» переводили на какой-то иностр. язык. Пару примеров, дайте!
    2. Поскольку я давно в СПР, сообщите а вы ходите в «кандидатах в члены СП» или?

  33. Иосиф Гинзбург, «по-татарски», «ни в склад, ни в лад» -ты, кажется, не понимаешь, что тут налицо другая статья. Пояснить какая и сколько за это дают?

  34. На 29: Кугя, пронесло тебя? Полегчало? За меня не бойся: за 101 километр ты уже своими доносами, как давеча, никого уже не пошлёшь. К тому же, как по-твоему, Питер разве ближе 101-го?

  35. В советские времена в каждом московском издательстве был обязательно отдел национальных литератур. Там издавали книги национальных поэтов и прозаиков в русских переводах. Работы была уйма, переводчики были на вес золота, потому что тогда национальные авторы знали русский язык и сами выбирали переводчика. Любого назови московского поэта, обязательно кого-то да переводил. Платили 70 коп. за строчку, 1р.10 к., еще, кажется, была ставка 1р.40 к. Давали подстрочники, заключали договор, платили гонорар и ждали результата. Потом уже платили остальное. Плюс в перерыве переводы можно было опубликовать в журнале каком-нибудь, тоже доход. И национальные издательства были заинтересованы издать у себя книгу своего автора в русском переводе. Вполне можно было жить на эти доходы. Сейчас «националы» почти не заинтересованы в переводах на русский язык: они смотрят на дальнее зарубежье.

  36. Кому авансы за несделанные переводы платили? Если уж совсем фигурантам — какому-нибудь В. Цыбину. А насчет национальной редакции в каждом московском издательстве и совсем смешно. Была такая редакция в «Московском рабочем»? А в «Советской России»? А в «ДОСААФе»? А в «Профиздате»? А в «Искусстве»? А в «Науке»? А в «Советской энциклопедии»?

  37. Галя, без Коли у тебя совсем ерунда получается. Вы только единством сильны. Тучей ходите. А вот доносы в жизни не писал. Я просто-напросто предложил самый мягкий для тебя вариант. И для всех приемлемый. Ты слишком много чистого воздуха поглощаешь, выдыхая исключительно углекислый газ. Так нельзя. Накладно очень. Что скажет Грета Тунберг?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *