На тебя давно досье собрали

Рубрика в газете: Поэтический альбом, № 2021 / 16, 29.04.2021, автор: Владимир ГУРЕЕВ (г. МАРКС, Саратовская обл.)

 

***

Я мог бы быть водителем –
педаль акселератора
давить согласно правилам
дорожного движения.

Я мог бы стать строителем –
класть кирпичи по ниточке,
чтоб стены были ровные,
как сосны корабельные.

Я мог бы быть бухгалтером –
большие числа складывать,
где надо ставить нолики,
а где не надо – крестики.

Но лучше не придумаешь –
ни физиком, ни плотником,
ответственным работником
не стал, за что отдельное
спасибо журналистике.

Теперь пишу о плотниках,
Шахтёрах и охотниках,
строителях, водителях,
больших руководителях.

И жизнь как свитер меряю
то рыбака, то пекаря,
солдата и аптекаря,
посла, библиотекаря.

И замечаю общее
для всех занятий в обществе:
банкиром будь иль слесарем,
послом или сантехником –
дышать нельзя без лёгкого,
а водку пить без печени.

И счастья не прибавится
От положенья в обществе.
Без сердца не полюбится,
А без любви не сбудется.

***
В каком же вагоне топится? –
Ищу желанный вагон.
Колёса по стыкам колотятся,
То лес за окном, то перрон.

Вагоны, зубами стучащие,
Млеют от знойной мечты.
Курящий вцепившись в курящего,
Цигарками греют рты.

Орёт громогласно мороженщик,
Торгуя ледышками фраз:
– В жару вы за мною побегаете,
Покупайте сейчас!

Но люди, уткнувшись тулупами,
Послали его и весь мир…
Лишь дети с улыбками глупыми
Плачут и просят пломбир.

***
Еду, пролетают мимо станции –
То заснеженные, то в цветах.
Еду по оплаченной квитанции
В пригородно-дальних поездах.

И твердит товарищ мне подвыпивший,
Что до пенсии работая вот так,
В жизни никуда своей не съездивши,
Он состарился в электропоездах.

***
Мне всегда было жаль студентов –
Они учат уроки в электричках,
Они курят и целуются в подъездах,
Отмечая День Святого Валентина.

Мне всегда было жалко женщин
Тех, что будто бы, на охоте –
Ловят счастье, любовь и верность,
А находят морщинки и старость.

Мне всегда было жаль красивых,
Молча терпящих боль от тиранов,
Или знающих только зависть
К тем, кто их, красивых, счастливей.

Мне всегда было жаль военных —
И на стрельбище, и в окопах.
И кочующих, словно табор,
И уставших от неба в алмазах.

Мне всегда было жаль космонавтов:
Покидая земные орбиты,
Они так привязаны к жизни,
Что обязаны снова вернуться.

Ну, а как не жалеть первоклашек,
Что как кошки на выставке смотрят
В жизнь своими большими глазами
И задают недетские вопросы?

Позавидую только старцам,
Что за пять минут до маразма,
Оглушённые мудростью, помнят
Свои первые детские слёзы…

***
Собрав последние гроши
На горькие напитки,
Угрюмо пили алкаши
За все свои ошибки.

За дом, что был, и за семью,
За сломленную волю,
За жизнь никчёмную свою
И нищенскую долю.

За примирение с бедой,
Что стала им подружкой,
Налить ещё бы по одной —
Да кончилась чекушка…

И разбрелись они опять
За податью суровой
Христом прохожих умолять,
Чтобы запить по новой.

За то, что сдались без борьбы,
Себя не отстояли,
И сами у своей судьбы
Надежды все украли.

Напопрошайничав гроши,
(А всё же не в убытке)
Устало топят алкаши
В спиртном свои ошибки.

***
В нашем городе стало душно,
И не солнце в том виновато.
Мы живём законопослушно,
А за это нас рвут, как вату.

В нашем городе стало страшно,
Словно к горлу приставлен ножик.
Власть обманчива и продажна,
Сберегает себя и множит.

В нашем городе стало серо,
Хоть назначены дни веселья.
У людей истощилась вера,
Став микстурою от похмелья.

В нашем городе нет Героя —
Люди дышат, как им прикажут.
А за выход на шаг из строя
У других на глазах накажут.

***
Мне приснилось – Путин мне сказал,
Что в своих поступках каждый волен:
Чемодан, билеты и вокзал,
Если ты режимом недоволен.

И добавил в утренней тиши,
Словно репродуктор на вокзале:
Ты, Володя, в рифму напиши,
Чтобы и поэты это знали.

Взяли моду баловать умы
Всякими свободами и прочим.
Будто от тюрьмы и от сумы,
Ну ты понял, мы уже хохочем.

Родина и так в кругу врагов,
Делает колючими границы.
Нам нужны такие, кто готов
Молча с нищетою примириться.

Кстати, парень, сам-то ты в пути?
На тебя давно досье собрали.
Все твои крамольные статьи
Те, кому положено, читали.

Я хотел ответить, но смеюсь
(Против смеха нет ещё законов?)
Вдруг не он, а я ему приснюсь,
И ещё 140 миллионов.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *