НЕ НАЗЫВАЙТЕ ИХ ИМЁН

О недавней так называемой «премии поэзии»

Рубрика в газете: Достучаться до олухов, № 2021 / 46, 08.12.2021, автор: Владимир БЕРЯЗЕВ (г. НОВОСИБИРСК)

Помилуйте, нет никакой принципиальной разницы между псевдовокалом Бузовой во МХАТе и раскруткой победительниц недавнего всероссийского (якобы) конкурса поэток-сочинительниц, «работающих» в жанре вагинального верлибра, ибо даже стихотворчеством это их занятие назвать, увы, невозможно.
Цель и участниц, и организаторов – создать инфоповод для СМИ и блогеров, прогреметь и событием, и именами, после чего как можно более успешно монетизировать сей скандал. Поэтому, единственно,чем мы можем этому противостоять, по-возможности, не называть имён, чтобы сорвать то, что называется поганым словом «хайп».


*
Мне скажут, что я погорячился, взяв слово «работающих» в кавычки, ведь у дамочек масса публикаций в уважаемых изданиях, есть книги, за плечами поэток и образование соответствующее, и студийная школа у видных мастеров поэтического цеха, но, видать, не в кобылу корм. Да и сам я, грешен, в давние уже годы, приложил руку к выпуску на волю упомянутого вагинострадательного существа, которое было тогда юной, подающей большие надежды 20-летней омской поэтессой. Помнится, мы в 2010 году опубликовали её стихи в «Сибирских огнях». Ничто не предвещало, что через 10 лет в её текстах возобладает тотально-генитальная озабоченность.
Я не зря зоастряю внимание на сочинительстве как работе. Да. Дамочки трудятся в поте лица, хотя, думаю, безо всякого удовольствия. Судя по публикациям и по вовлечённости в определённый круг тусовочной Московии, им приходится отрабатывать принятую на вооружение идеологему этого клуба.
А это довольно жёсткие рамки:
– отказ от традиции (и литературной, и отечественной);
– отказ от морали консервативного общества;
– отказ от пола и продолжения рода;
– отказ от национального в языке.
*
Мои друзья столичные Ефим Бершин и Олеся Николаева, в связи с последними событиями в стане стихосочинителей, вспоминали вчера о пророчестве, услышанном из уст Розановой Марьи Васильевны, произнесённом ещё 20 лет назад в Париже. Вот цитата:
Olesia Nikolaeva
Между прочим, Марья Васильевна, умница наша, предупреждала об этом ещё лет двадцать пять назад: РАПП, пока РАПП, но дальше только хардкор, только вагина…
Ефим Бершин
Да, именно лет двадцать назад мы с Марьей Васильевной тоже об этом говорили, когда я жил у них в Париже. Но сейчас ситуация уже полностью проявилась. А вагина с хардкором уже давно пришли. Даже не знаю, куда дальше. Я там жил в 2004-м.
Olesia Nikolaeva
О, и в 2004, и раньше! Марья наша Васильевна – гениальная женщина! Я помню дословно, что она говорила о том, что нас ждёт! Хочу тебя послушать, что именно помнишь ты!
Ефим Бершин
Олеся, дословно я не помню. Просто я ей рассказал, как мое «Дикое поле» с трудом проходило в печать. Потому что для патриотов я был либералом, а для либералов – патриотом. Хотя я был сам по себе. Вот тогда Розанова и сказала что-то про грядущие РАППы – причем, про целых два. Они ведь с Синявским тоже подверглись обструкции после своего заявления 1993-го. Сейчас, кажется, ситуация еще хуже. Потому что тогда речь шла все-таки о литературе, а теперь грядет победа профанации…

*
Я, милостивые государи, осмелюсь напомнить, что такое РАПП (российская ассоциация пролетарских писателей). Представитель РАППа некто Родов организовывал травлю Павла Васильева с момента его появления 18-летним юношей в Новосибирске, в журнале «Сибирские огни». Потом были погромные статьи в журнале «Настоящее», потом доносы, клевета, провокации и снова доносы, в результате которых величайшие таланты той эпохи были уничтожены. Кто расстрелян и замучен как Павел Васильев, Борис Корнилов, Осип Мандельштам, кто сломлен и перемолот машиной идеологического террора с её «кровавыми костями в колесе» как Леонид Мартынов, Сергей Марков, Николай Заболоцкий, Дмитрий Кедрин и др.
РАПП – это не просто сборище серости и ничтожества, РАПП это литературное ответвление троцкизма с его идеей мировой революции и всемирного Интернационала. У сегодняшней либеральной западной идеи глобализма именно отсюда ноги растут и рожки торчат.

*
Когда мне говорят: ну, вас с вашей кондовостью, мы не такие, мы толерантные, то есть современные, нам всё равно кто как одевается (или раздевается), кто с кем спит, кто как и с каким правописанием использует язык, кто по каким программам учится в школе или в ВУЗе. Мол, человек свободен и это личное дело каждого.
Я на это отвечаю – вот когда от вас уведут духовно, разорвав кровно-родственные связи, детей, а пуще и хуже того – внуков, когда часть души ампутируют и отправят представителей младых поколений на поиски новой космопоэтической «Гренады», а на самом деле в Содом, где всё и всем позволено, вот тогда вы, может быть, задумаетесь.
Но будет поздно.
P.S. Ещё в конце сентября я, как бы предчувствую сегодняшнюю ситуацию написал стихотворение «Кузькина мать», показал коллегам, получил, в некоторой степени, одобрение, но публично комментировать никто не решился. Ограничились сдержанными: «Да, всё так. Справедливо». А некоторые рекомендовали не публиковать вовсе, мол, уж слишком могущественны силы языкового Интернационала, обязательно прилетит ответка.
Поглядим…
Я уже давно не дорожу любовию народной, а, тем паче, любовью сильных мира сего. Всё это уже было в жизни, было и прошло.
Коллеги из «Сибирских огней», в несколько провокативном плане, разместили мою вышеупомянутую филиппику на сайте журнала.
Я же посчитал, что долг свой на этом этапе и на этом участке обороны – выполнил. А там – как Бог даст.

*
Есть загадочный и, в то же время, близкий душе афоризм: «НескАзанное – непоправимо. То, что сказано, можно исправить».
В этом сокрыта сама суть поэзии.
Если говорить об абсолютной ценности творения, читатель и не нужен, слово работает само по себе, уже тем, что явлено. Отсюда множество пословиц на эту тему, про непредсказуемое действие выпущенного на волю слова.
Блок незадолго до смерти писал:
«Дело поэта вовсе не в том, чтобы достучаться непременно до всех олухов; скорее добытая им гармония производит отбор между ними, с целью добыть нечто более интересное, чем среднечеловеческое, из груды человеческого шлака».
Когда-то в молодых стихах я писал о священнике новосибирского храма А. Невского, вещь называлась «Пропустите отца Александра ко Гробу Господню», приведу две строфы:

Я боюсь промолчать.
Я боюсь и обмолвится всуе.
Я не ведаю всей
ужасающей бездны потерь.
Но я знаю ещё,
если я перед словом спасую,
Не пройдёт Александр
сквозь зажатую злобою дверь.
Каждый должен сказать,
поддержать, подкрепить, помолиться.
Он ведь вправду воскрес!
Значит можно просить за родню.
Мы с тобой Александр
на дороге Иерусалимской.
Послужи, Александр,
полнарода горит на корню.

P.P.S. И в завершении текст стихотворение «Кузькина мать», вещь написанная, как предчувствие, за месяц до описываемых событий. Коллеги из Литинститута подтверждают, что это насаждаемая, тщательно продуманная и в долговременном плане осуществляемая программа. Но не такое переживали…

 

5 комментариев на «“НЕ НАЗЫВАЙТЕ ИХ ИМЁН”»

  1. Не редакции ли толстых журналов и всякого рода премий породили это явление? При том, что гражданскую лирику, например, упорно никуда не пускали и не пускают. А теперь слёзы льют…

  2. Только-только стали дамы говорить на своем родном языке, а из зала уже кричат: «Прекратить! Задолбали! Лука Прудищев покраснел!».
    Но русские мужики вагины не боятся!
    Говорите, девчонки, кричите, шепчите, стоните, только не молчите!

  3. Евгению. А вы не читайте ‘вагинисток”. Получилось,что вы невольно их афишируете, иной чататель заинтересуется, дескать, кто они такие и что пишут? Разве мало в России настоящей поэзии?Писали бы о хороших авторах и печатали бы их здесь… Если вы ругаете тех, кто вам не мил, значит, сами их прочитали: а иначе как вы узнали, что они недостойные авторы и не стоит их читать другим?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.