«НОВОРОССИЙСК»

Рубрика в газете: Драма, № 2020 / 40, 29.10.2020, автор: Вадим КУЛИНЧЕНКО (пос. КУПАВНА, Московская обл.)

…Женщины рыдали и голосили, проклиная море, судьбу, корабль, адмирала… В их глазах ещё стояла страшное ночное видение: чёрная туша опрокинувшегося линкора, скопище людских голов в воде, бурлящей от вырывающегося из корпуса корабля воздуха, от предсмертных вздохов, от взмахов сотен рук, плывущих и утопающих. Они пыли к берегу, где с высоты железнодорожной насыпи взывали к ним их жёны и дети … Они тонули у них на глазах. И жёны, мертвея, превращались во вдов, дети – в сирот…
Стена людского горя остановила ночной экспресс, шедший в Севастополь 29 октября 1955 года. Члены поездной бригады и пассажиры, разбуженные, горестным воем, вглядывались в темноту бухты, исполосованную лучами прожекторов. Там разыгрывалась одна из самых страшных в истории мореплавания трагедий – 657 моряков линкора «Новороссийск» погибли при взрыве корабля в водах Чёрного моря….


В середине прошлого столетия и в начале этого в российском (советском) ВМФ произошли две трагедии, по известности в мире соизмеримые с гибелью «Титаника». Но если причина гибели «Титаника» «ясна как Божий день», то причины трагедии гибели линкора «Новороссийск» 29 октября 1955 года и АПЛ «Курск» 12 августа 2000 года останутся тайной надолго, возможно, что навсегда. А любые тайны рождают массу версий и догадок, которые игнорируют официальные заключения правительственных комиссий, к которым всегда нет доверия. Почему – это большой вопрос и отдельная тема.
Прошло уже более полувека, когда 29.10.1955 года в 1 час 30 минут 48,5 секунд Севастополь проснулся от взрыва под флагманом Черноморского флота линкором «Новороссийск». Гибель самого мощного по вооружению корабля Черноморского флота в главной базе флота, в бухте с глубиной 17 метров, с подтянутой к берегу на 100-130 метров кормой, стоявшего на якоре в окружении многих кораблей эскадры, была и остаётся крупнейшей катастрофой в истории всех флотов. Тем более, происшедшей с боевым кораблём, в мирное время.
Правительственная комиссия по расследованию обстоятельств гибели линкора «Новороссийск» (погибло 657 моряков) ответила на вопросы о причине потери кораблём остойчивости и непотопляемости, о возможности спасения корабля команды, о виновниках гибели корабля и моряков. Но необоснованно назвала причиной взрыва старую немецкую мину, к тому же выводы комиссии были засекречены.
Мог ли задеть донную мину якорь, отданный с левого борта, если взрыв произошёл под днищем корабля со стороны правого борта?

Валерио Боргезе

Со дня трагедии прошло 65 лет, мало осталось участников тех событий, но много написано статей и десятки книг, авторами которых являются опытные моряки и публицисты. Тайна порождает много домыслов и версий. Дошло до того, что известный писатель-маринист Игорь Львович Бунич в 1995 году в газете «Аргументы и Факты. Санкт-Петербург» выдвинул свою версию – «Линкор «Новороссийск» был потоплен по приказу Г.К. Жукова, чтобы насолить Н.Г. Кузнецову». Действительно, после этой трагедии Н.Г. Кузнецов был снят с должности Главнокомандующего ВМФ и отправлен в отставку, но никакой вины его абсолютно в этой трагедии нет. А абсурдность этой версии И. Бунича видна невооружённым глазом.
Вот как думали по этому поводу участники той трагедии: «Много слёз пролито нами, чудом уцелевшими, но главная обида, что за эту трагедию со взрывом линкора «Новороссийск» пострадали и были наказаны как раз те, кто не был виноват в этом. Это адмирал Кузнецов, капитан 1-го ранга Кухта и ещё несколько офицеров. А я, при всей любви и уважении к маршалу Жукову, так и не мог его понять и простить – за что же маршал уничтожил в расцвете сил и таланта адмирала Кузнецова?! Ведь этим он нанёс огромнейший урон государству и ВМФ, зато, правда, удовлетворил прихоть Хрущёва, который не любил адмирала Кузнецова за его прямоту и флотскую грамотность. Николай Герасимович очень хорошо знал заботы флота. И даже Сталин признавал высокий авторитет адмирала и считался с его мнением, а тут…». (Выдержка из письма Виктора Тарана, ветерана Краснознамённого Черноморского флота, почётного члена Совета ветеранов линкора «Новороссийск», опубликованного в прессе в 2000 году).
Возможно, Бунич и попытался разыграть эту карту недоверия, но это явный абсурд. Большинство исследователей этой трагедии отдают предпочтение версии диверсии. Ведь и в выводах правительственной комиссии как вариант возможность диверсии не исключалась.
Линейный корабль «Новороссийск» – это бывший итальянский линкор «Джулио Чезаре» (Юлий Цезарь), доставшийся после Второй мировой войны Советскому ВМФ вместе с другими трофейными кораблями в счёт репарации. На Апеннинах открыто звучали призывы не допустить этого, вплоть до потопления линкора.
Для этого всё имелось…
Во время войны на Чёрном и Средиземных морях с большим успехом действовали итальянские подводные диверсанты 10-й флотилии штурмовых средств из прославившейся «Дечима МАС». Флотилией командовал «Чёрный князь» Валерио Боргезе. Он был идейным фашистом – фанатом. Самое интересное, что этот отряд почти легально существовал и после капитуляции Италии. Во время войны флотилия «Дечима МАС» базировалась в портах Крыма и хорошо знала акваторию Севастопольской бухты и, конечно, пловцы отлично знали самое, уязвимое место линкора – днище возле носовых артиллерийских погребов главного калибра. Во всяком случае, многие действия и совпадения говорят в пользу того, что это диверсия. В пользу этого говорит и то, что в конце октября в акватории Чёрного моря находилось несколько итальянских торговых судов или камуфлированных под них, а в Стамбуле стоял отряд кораблей НАТО, которые по времени взрыва, к 29 октября, мгновенно и организованно покинули пределы Чёрного моря. А в газетах стран блока НАТО уже в этот же день появились снимки гибнущего линкора, снятого со стороны госпиталя. Князь Боргезе вскоре после подрыва «Новороссийска» в срочном порядке переселился в Испанию под крылышко генералиссимуса Франко. Прошло и сообщение в зарубежной прессе, что за выполнение неизвестного специального задания была отмечена высшими военными наградами анонимная группа итальянских военнослужащих.
Не исключено и английское участие. После выхода Италии из войны англичане долгое время задерживали «Джулио Чезаре» на Мальте, а главное, на нём проводили тренировки совместно с более подготовленными итальянскими, боевыми пловцами.
Когда проанализировали весь комплекс связанных с этим вопросом обстоятельств и фактов, вывод напрашивался сам собой. Что было потом? Надо было наказать виновников той трагедии.
По отрывочным кусочкам фактов, слухов, осторожных реплик тех, кто находился близко от некоторых эпизодов, деталей последующих действий после страшного взрыва, через более полувека можно сложить предположительную мозаику ответных действий. Почему предположительную? Потому что, на всё, связанное с этим, наложено вето на 100 лет.
Началась подготовка операции «Возмездие», направленной против боевых пловцов Боргезе. В этой организации были задействованы многие структуры ВМФ.
Как представляется, для приманки решено было использовать плавучий док, который по заказу Тихоокеанского флота строился в Ленинграде на судостроительном заводе имени Жданова. Плавдок внушительных размеров готовились перегонять Северным морским путём, но потом, мотивируя тяжёлой ледовой обстановкой, решили перегонять южным путём через Суэцкий канал.
В док был вделан секретный специальный отсек, где размещался отряд боевых пловцов ТОФ, тренированных для встречи с боевыми пловцами «Дечима МАС». Впервые применялось подводное оружие, пришедшее на смену подводному ножу и ружью, типа ружья для подводной охоты. Отряд боевых пловцов прилетел в Ленинград самолётом гражданской авиации. Плавдок готовился к отплытию как гражданское судно Министерства Морского флота СССР.
То, что гигантский док был заказан Тихоокеанским флотом, были в сообщениях печати многих стран ещё при его закладке на судостроительном заводе. Сейчас, вышедший из Ленинградского порта под гражданским флагом Министерства морского флота СССР для тех, кто отслеживал перемещение военных кораблей, был сигналом перехода военного судна под камуфляжем гражданского. При этом водоизмещение судна было в несколько раз больше линкора «Новороссийск». Прекрасная мишень в тайной войне! Но мишень была непростой, а подставной и, учитывая огромный расход флотского мазута и малый ход, объективными были остановки судна для заправки топливом практически во всех крупных портах Европы и далее по пути следования. Естественно, что в портах легче, чем в открытом море подвести мину или другие заряды. На доке всё было готово для нейтрализации этих намерений. Судя по последующей реакции ряда лиц таких намерений было немало.
Наступала решающая фаза операции. Док приближался к портам Италии. Разведки стран, в которых уже побывал плавучий док, и где были попытки нанести ущерб доку, были жестоко наказаны. Их подводные диверсионные отряды понесли невосполнимые потери. Придраться было не к чему, кто будет кричать, что он причастен к попыткам подрыва судов иностранных государств?
Лето было в разгаре. На траверсе был итальянский порт. Порт проглядывался через марево жаркого воздуха…. В порту получили живую информацию о намерениях «Дечима МАС». Операция в целом прошла успешно. Но и в этой схватке не обошлось без потерь. Погибли четыре боевых пловца. Подразделение боевых пловцов Тихоокеанского флота заплатило дорогую цену, за одержанную победу. К сожалению, на войне без потерь не бывает.
К концу года плавучий док ошвартовался на 30-м причале Владивостока. Одно можно сказать – после этих событий сообщений, о былых успехах подводных диверсантов из знаменитой «Дечима МАС», в печати уже не появлялось.
В одной из провинциальных газет Испании сообщалось, что в завещании своим потомкам князь Боргезе, якобы, объявил своими личными врагами тех, кто в 50-е годы прошлого столетия расправился с подводными диверсантами «Децима МАС».
Возможно, подробности о тех далёких событиях точно узнают наши потомки, а пока архивы хранят тайны.

Р.S. В 1956 году был снят с должности и в 1957 г. скоропостижно скончался в возрасте 54 лет начальник разведки ЧФ генерал-майор Д.Намгладзе. Он, очевидно, был наказан за свои упущения, приведшие к гибели линкора «Новороссийск». Только в 1988 году в газете «Красная звезда» от 21 мая было опубликовано мнение начальника разведки ВМФ СССР контр-адмирала Б.Н. Бобкова, которое он высказывал ещё в 1955 году. Он указывал, что ещё тогда (1955 г.) он сразу пришёл к выводу, что взрыв под линкором – дело рук диверсантов Боргезе. Акт правительственной комиссии, где предполагается диверсия, не был доведён до сведения специалистов и большей части командования ВМФ. Во всех документах после 1955 года стали утверждать, что был взрыв донной мины. (А почему свидетели говорят о двух взрывах? – В.К.). Отсутствие за рубежом свидетельств о диверсии объясняется тем, что скрывается акт международного терроризма в мирное время, который был предпринят, по-видимому, по личной инициативе лидера неофашистов послевоенной Италии «чёрного князя» Боргезе.

Вадим КУЛИНЧЕНКО,
капитан 1 ранга в отставке

 

2 комментария на «“«НОВОРОССИЙСК»”»

  1. Не знаю, как насчет Бунича, но по мне версия диверсии «извне» еще абсурднее. Тем более «по личной инициативе Боргезе». Это же не голливудский боевик, в самом деле:) Чтобы совершить диверсию на самой защищенной на тот момент военно-морской базе СССР одной только команды боевых пловцов не достаточно. Нужны средства доставки, взрывчатка, долгая кропотливая подготовка, сбор сведений об акватории, о местах стоянки корабля, о противодиверсионных мероприятиях (ни за что не поверю, что командование на них забило), нужна так же агентурная сеть в Севастополе (который вдоль и поперек контролировался КГБ и контрразведкой), наконец всё это вместе требует изрядных финансовых затрат… Откуда такие внушительные средства и возможности у частных лиц, коими тогда являлись диверсанты Боргезе? И, наконец, ради чего всё это? Чтобы «ни один итальянский корабль не ходил под флагом большевиков»? Как не относись к Боргезе и его команде, но они прежде всего были профессионалами, хоть и с убеждениями. А серьезный профессионал в таких серьезных делах никогда не будет руководствоваться эмоциями. «Призывы не допустить» — это еще не приказ и не руководство к действию.

    Ну допустим даже, что эти ребята действовали не сами по себе, а при поддержке НАТО, как вариант. Допустим, отпадает вопрос о средствах и подготовке. Но опять же — а этим-то зачем? Не слишком ли много трудозатрат ради корыта постройки времен Первой мировой? А риск международного скандала, а вдруг кто-то из диверсантов попал бы в плен? Тогда ведь «разрядкой» и не пахло, времена были суровые, нервы у всех на пределе, и последствия могли бы быть самыми «веселыми». Ради чего «вероятному противнику» вписываться в эту авантюру с неопределенным результатом? Ради того, чтобы лишить советский ВМФ единственного корабля, орудия ГК которого могли стрелять ядерными снарядами? Оно того явно не стоит.

    На этом фоне, должен заметить, вероятность диверсии «внутренней» даже как-то повыше представляется. Когда на свое базе «работают» свои же, да еще и при поддержке на «верху». И военно-морской спецназ у нас свой был, чего уж там. Хотя и здесь уже в третий раз возникает вопрос — а на кой? Потому что один маршал одному адмиралу подгадить захотел? Этого мало, наверняка здесь интрига посерьезнее затевалась. А вот то, что «наши такого устроить не могли, потому что так не бывает» — вот этого не надо, всякое бывало. Ну погибнет сколько-то моряков, подумаешь, государственный интерес же. Общеизвестно, как тот же Жуков к жертвам относился.
    (А в данном случае жертв вообще могло бы быть намного меньше, если бы линкор сразу дал ход к берегу, на мель. И если бы вице-адмирал Пархоменко под ногами не мешался и позволил бы экипажу эвакуироваться).

    Вобщем, «ищите, кому выгодно».

  2. Странный какой-то комментарий без глубокого анализа. И автору, вроде, всё безразлично.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *