Поэзия как художественное созерцание

Рубрика в газете: Литературное наследие – XXI век: Имена и Фигуры, № 2024 / 2, 19.01.2024, автор: Максим БУРДИН
Владимир Шугля

 

Бытует мнение, что поэты – люди не от мира сего и мало приспособлены для практической деятельности. Однако в действительности это далеко не всегда оказывалось правдой. Так, например, в истории русской литературы с лёгкостью можно назвать не одну всем известную фамилию, обладатель которой совмещал государственную дипломатическую службу со служением музам. К числу таковых принадлежали, в частности, автор знаменитой пьесы «Недоросль» Денис Фонвизин, один из крупнейших поэтов допушкинского периода Антиох Кантемир, основоположник русской традиции романтизма Константин Батюшков, а также, разумеется, гении Золотого века Александр Грибоедов и Фёдор Тютчев. Вполне закономерно, что и среди наших современников подобное сочетание – вовсе не редкость.

 

Владимир Шугля

 

Поэт, публицист и прозаик, опубликовавший более 16 авторских книг, Владимир Шугля на всём протяжении своего долгого жизненного пути совмещал служение духовной лире с большой научной, управленческой и дипломатической карьерой, вершиной которой, с 2015 года и до настоящего момента, стала должность Почётного Генерального консула Республики Беларусь в Российской Федерации в Тюмени – городе, где автор провёл значительную часть жизни. Обладатель ряда высоких государственных наград, среди которых – медаль Союзного государства «За безупречную службу», звание «Заслуженного работника торговли Российской Федерации», «Почётного работника торговли» Минпромторга РФ, Знак отличия дипслужбы «Партнёрство» (до него такую награду получил лишь Министр иностранных дел Сергей Лавров), Орден «Франциска Скорины» Республики Беларусь и российский «Орден Дружбы», – Владимир Шугля посвятил основную часть своей профессиональной деятельности благородной миссии укрепления и развития тесных дружественных связей между двумя братскими народами не только в экономической и дипломатической сферах, но также и в сфере культуры. Он один из немногих среди современных литераторов стал членом одновременно двух национальных Союзов писателей – России и Беларуси, а также не раз становился лауреатом престижных национальных и региональных литературных премий, последовательно продвигая посредством своего творчества светлые идеи патриотизма, духовности и вечных гуманистических ценностей.

Долгожданной книжной новинкой в 2022 году стал новый стихотворный сборник автора «Закатов поздних собеседник», в котором Владимир Шугля представил читателям как свежие стихи последних лет, так и избранные образцы своего более раннего поэтического творчества.

 

 

Являясь верным продолжателем лучших традиций классической изящной словесности, Владимир Шугля создаёт простые, ясные образы и открыто, искренне, без завуалированных метафор ведёт с читателем возвышенный диалог о чувствах, как это было принято в так называемой «поэзии прямого высказывания», чрезвычайно популярной у русских поэтов пушкинского периода.

 

Душа за облака стремится,

Когда в ней творчество живёт,

Когда такою ей родиться

Дал Бог и звёздный небосвод!

 

– пишет автор в одном из своих стихотворений, признаваясь, что с не мыслит своей судьбы без живого русского слова, запечатлённого на бумаге.

Как и многие творцы во все века, Владимир Шугля отражает в бурном потоке стихотворений непрекращающийся духовный поиск собственного места в мире, ощущая себя лишь осознанной частицей общего, былинкой на ладони мироздания. Эгоцентричной, нарциссической позиции «я и весь остальной мир», которой придерживаются многие современные авторы, посвящая строки, в основном, собственным размышлениям и состояниям, Владимир Шугля будто бы противопоставляет свой ненавязчивый, созерцательный взгляд художника: «огромный и прекрасный мир вокруг меня». Знакомясь с его новым стихотворным сборником, невозможно не заметить, что в нем доминируют яркие, красочные и глубоко эмоциональные описания живой природы:

 

Из окоёма моря солнце всходит,

Дню небеса кивают головой

И вторят сердце и душа природе

В час утренний, божественно златой.

Дерев вершины солнцем разодеты,

Серебряный с себя стряхнувши сон,

Шумят листвой в потоках первых света,

Освоив утра чистый горизонт.

 

 

Обладая особым даром художественного видения, поэт Владимир Шугля не только подмечает живописные оттенки окружающего мира, переводя их в мелодию классической рифмованной строки, но и глубоко чувствует изменчивое настроение природы, которую называет «отраженьем Бога». Так, от восторженного любования рассветом на морском берегу автор переходит к рефлексивной меланхолии и светлой грусти, словно разлитой во вселенной:

 

Дождливый тон,

Сочится грусть по глади окон,

И горизонт

взлетел за облака высоко…

И там – след в след –

Капель из горних, звёздных бусин,

Их блеск и свет,

Как жизни путь…

Вперёд!

              Не трусить…

 

Показывая неразрывную связь человека и мира, автор от внешнего настроения органично переходит к своему внутреннему – и наоборот.

 

Всё в мире движется по кругу,

Как в тёмном небе Звёздный путь,

И тесно связано друг с другом,

Как день и ночь…

В том жизни суть…

 

Человек рассматривается как разумная песчинка вселенной, в то же время наделённая собственным микрокосмом, и поэтому значительная доля стихотворений обращена не просто к окружающему миру, с его разнообразными пейзажами и оттенками времён года, но и к небесам, к звёздам, к безграничному и до конца неизведанному космическому пространству. При этом, хотя в стихах автора нет собственно религиозных мотивов, а скорее морально-этические, его вселенная одухотворена и осмысленна. Бог здесь предстаёт как смысловое начало мироздания и пантеистическая общность всего живого, а также – как трансцендентная частичка человеческой души, благодаря которой мы созидаем:

 

…С неба слышен шёпот Бога,

Млечный Путь судьбой горит,

И вперёд стихов дорога –

Ненаписанных – бежит.

 

Впрочем, Владимир Шугля не относится к поэтам, отдающим предпочтение философской абстракции – его куда больше занимает именно художественное жизнеописание, простое и глубокое одновременно. Здесь и ностальгические воспоминания советского послевоенного детства, и светлая дань памяти родителям, и объяснения в любви родной земле. При этом, что весьма ценно, патриотизм автора выражается не дидактично и не пафосно, без громких, высокопарных фраз, но зато с искренней душевностью и теплотой:

 

Сторонушка исповедальная,

Что бед войны полна с лихвой,

Русь Белая многострадальная –

Ты сердцу уголок родной.

В твоём небесном очертании

Следы удач и горьких бед,

Веков далёких завещание

И веры, и надежд рассвет.

 

Единение народов на почве общего прошлого и неразрывности культур – важная составляющая авторского мировоззрения. И то, что для новых поколений уже, пусть и новейшая, но все же история, поэту вспоминается явственно, как вчерашний день: «Живу меж двух веков: /Один – ушедший – мой, /А тот, где я – чужой…». Наблюдая за изменчивым течением жизни в различных её проявлениях, Владимир Шугля описывает не только светлые, но и тёмные стороны земного бытия, разбавляя пасторальные или ностальгические мотивы злободневными вопросами современности, с её излишним цинизмом и зацикленностью на материальном. Однако любые депрессивные, упаднические нотки для творчества автора абсолютно чужды – его строки неизменно оптимистичны и ободряющи:

 

Когда в стране всем правит дух наживы,

А состраданье, совесть еле живы,

Нужны ли Родине моей стихи –

Наброски жизни, вечности штрихи

Из дум души, изложенные лирой,

В одеждах жизни суетного мира?

«…Нужны!», – вещают солнцем небеса,

Лучистой рифмой белый свет целуя.

«Нужны…», – озера шепчут и леса, –

«Нужны…». Поёт природа: «Аллилуйя!»

 

Вечность, в её неизменной правоте, красоте и величии, противостоит скоротечным тяготам людской суеты и делает их ничтожными. На лоне природы, которая стала для автора главной музой его жизни, время словно замедляется, и освобождается место для неспешных размышлений о смысле и сущности собственного бытия. От первой до последней страницы новая книга стихотворений Владимира Шугли звучит как единый светлый и радостный гимн жизни, вдохновляющий читателя на собственные свершения и открытия. А мастерство и талант стихотворца превращает мелодичный поток слов в целую пейзажную галерею, пестрящую разнообразием ландшафтов, красок и настроений. 

 

Максим БУРДИН,

издатель, писатель, публицист,

общественный деятель

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.