Трудности перевода

Издательский холдинг «Эксмо-АСТ» заподозрили в экономии на гонорарах переводчиков

Рубрика в газете: Художника всякий может обидеть, № 2019 / 35, 26.09.2019, автор: Иван КОРОТКОВ

Накануне международного дня переводчика, который отмечают 30 сентября, стало известно, что редакция «Неоклассика» издательской группы «АСТ», похоже, изобрела новый способ «жёсткой» экономии. Зачем крупнейшему издательству сокращать расходы – отдельный разговор, но всем известно, что по старой недоброй традиции, сложившейся на издательском рынке довольно давно, бизнес частенько предпочитает выгадать копейку-другую за счёт гонораров – в ущерб качеству. На этот раз, как утверждают переводчики Леонид Мотылёв и Владимир Бабков, а также поддержавшая их литературный критик Галина Юзефович, – пострадают русскоязычные читатели Дэна Брауна. Но может быть, жадность издателя тут ни при чём, и мы имеем дело просто с борьбой авторов за любовь издательства? «ЛР» выяснила подробности и попыталась разобраться в этом вопросе.


Ситуация действительно довольно странная. Редакция «Неоклассика», специализирующаяся на издании популярной переводной литературы, заключила договор на перевод романа Дэна Брауна «Инферно» с тремя переводчиками. По договору, в случае допечатки тиража переводчикам полагалось денежное вознаграждение – «роялти», то есть процент с продаж. Всё так и было, но вдруг редакция решила параллельно допечатать 40 000 экз. в другом переводе – некоего В.В. Антонова. Информации об этом человеке очень мало, нам не удалось найти его творческой биографии, но поиск в интернете даёт понять – автор плодовитый, переводит много. Качество его работы можно оценить, хотя бы просто рассуждая логически. Если предположить, что гонорар новому переводчику меньше, чем «роялти» авторам уже существующего перевода (а в таком случае, это очень хорошо объясняет «смену коней на переправе») – то естественно, что качество перевода неизбежно снизится. А если перевод В.В. Антонова лучше, и при этом стоит дешевле, – то почему менеджеры издательства не обратились к нему сразу?


При этом, юридически тут всё чисто. То, что первый договор ещё остаётся в силе, не может препятствовать изданию новой версии перевода. Издательство имеет право выпустить хоть десять таких версий. А то, что читатель получит полуфабрикат – это его, читателя, проблемы. Почему полуфабрикат? Кроме вышеизложенной нехитрой логики, есть ещё один аргумент, на который Леонид Мотылёв, один из авторов первой версии перевода, обратил особое внимание в своём тексте, размещённом на «Facebook»:
«…приведу всё же, не комментируя, одну фразу в оригинале, в старом переводе и в новом. Речь идёт о Стамбуле. Любители истории и русского языка оценят.
«While no longer the capital of Turkey, it had served over the centuries as the epicenter of three distinct empires – the Byzantine, the Roman, and the Ottoman».
Наш перевод:
«Хотя этот город уже не столица Турции, ему на протяжении веков довелось быть центром трёх империй: Византийской, Латинской и Османской».
Перевод В. В. Антонова:
«Больше не являясь столицей Турции, он на протяжении столетий оставался центром трёх великих империй – Византийской, Римской и Османской»

Леонид Мотылёв

То есть Стамбул предлагается читателю в качестве столиц сразу (!) трёх империй одновременно, и при этом возникает ощущение, что сначала город был столицей Турции, а уж потом, потеряв этот статус, стал центром великих империй. Абсурд! А как вам «больше не являясь»? Звучит «высокохудожественно», определённо. Возможно, эта фраза, что называется, вырвана из контекста и перевод В.В. Антонова ничем не хуже старого. Но всё же, чем тогда, если не банальной экономией руководствовалась редакция «Неоклассика»? Не устроило качество первоначального перевода? «ЛР» обратилась в пресс-службу издательского холдинга «Эксмо-АСТ». На данный момент нам поступил ответ, что в издательстве знают о случившемся и уже выясняют обстоятельства, однако директор редакции «Неоклассика» для получения комментариев пока недоступен, потому что находится в отпуске.
Мы обязательно дождёмся официальной позиции издательства «Эксмо-АСТ», а пока «ЛР» удалось пообщаться с Владимиром Бабковым, чей перевод редакция «Неоклассика» отодвинула на второй план.

Владимир Бабков

– Владимир, я так понимаю, что именно Вы вели переговоры с издательством. Расскажите, насколько сложными они были? Говорят, очень трудно «уломать» издателя на такое соглашение, в котором какой-то процент от продаж будет причитаться переводчику. Как было в вашем случае? Как сейчас оплачивается труд переводчика? И – «роялти» – существенная часть гонорара?
– Когда речь идёт о таком ответственном проекте, каким был перевод книги Брауна, переговоры об условиях бывают сложными. Здесь я хотел добиться права на получение «роялти», пусть хотя бы после значительного тиража. Издатели и вправду не любят платить «роялти», тем более за бестселлеры. В итоге мы пришли к соглашению – конкретные цифры называть не стану, потому что это коммерческая тайна. За переводы сейчас платят очень мало – цена в четыре-пять тысяч рублей за авторский лист (40000 знаков) довольно обычна, и это не позволяет добросовестному переводчику заработать больше 15–20 тысяч рублей в месяц. Поэтому, конечно, «роялти» может стать существенной частью заработка профессионального переводчика, если в его багаже есть бестселлеры, выходящие большими тиражами.
– В комментариях на «Фейсбуке» развернулась целая дискуссия. Некоторые призывали сообщество переводчиков к проявлению «цеховой солидарности» – дескать, надо перестать сотрудничать с подобными редакциями. А читатель пусть голосует рублём за хороший перевод. Такой подход может заставить издателей относиться к труду переводчиков уважительнее?
– С кем ему сотрудничать, пусть каждый переводчик решает сам. Если кому-то становится известно, что издатели обошлись с его коллегой непорядочно, он может воздержаться от контактов с этими издателями хотя бы из чувства самосохранения. А вот когда читатель научится голосовать за хорошие переводы рублём, ситуация действительно изменится в лучшую сторону, но пока, к сожалению, наши читатели (опять же, не все) редко проявляют в этом отношении достаточную разборчивость.

Леонид Мотылёв, другой автор «отодвинутого» перевода, также поделился своими соображениями с «ЛР».
– Скажите, редакция «Неоклассика» действительно «изобрела» новый способ экономии на вашем примере?
– Экономия на качестве перевода – явление обычное. Необычно, что заказали и издали новый перевод, когда на старый ещё не истекли права. Причём сделала это та же редакция.
– Вообще, как оцениваете качество художественных переводов сегодня? Не идёт ли всё к тому, чтобы заменить даже низкокачественный, но выполненный человеком, перевод, – на машинный?
– Качество художественных переводов сейчас разное. В большинстве случаев оно ниже, чем хотелось бы. Причин этому несколько, низкая оплата – не последняя из них. По поводу машинного перевода – я не специалист, но думаю, что сфера его применения будет расширяться. Однако художественная литература, заслуживающая этого названия, будет переводиться человеком.

Переводчики также отметили, что, учитывая юридическую правоту редакции, они не направляли никаких претензий издательству, но хотели бы привлечь внимание к моральной стороне вопроса. «Мне хотелось бы, чтобы как можно больше читателей обращали внимание на то, в каких переводах издаются их любимые книги и что движет издателями, когда они подбирают для этих книг переводчиков», – подытожил Владимир Бабков.
Редакция «ЛР» будет внимательно следить за развитием ситуации.

 

8 комментариев на «“Трудности перевода”»

  1. Заподозрили в экономии — тоже, прямо скажем, перевод с дэнбраунского.

  2. Нельзя впредь оговаривать в авторском договоре с издательством пункт о том, что если будет допечатка тиража романа, то издательство обязуется допечатывать именно этот роман именно этого автора именно в переводе этой первой группы, а не в другом переводе?

  3. А в другом переводе — это уж никак не допечатка тиража. Это другое издание.

  4. Издательство не упрекнуть. Они нашли способ сэкономить. Умные. Им нельзя запретить отдать перевод другому исполнителю в любой момент. Роялти отдыхает.

  5. Чего-то здесь знатоки собрались, ничего не понимают. Роялти — отчисление с продаж. Хорошо продается — есть отчисление, завис тираж, денег нет, только пени за хранение книг на полках магазина.
    Так или иначе, издательство не будет внакладе. И никто не запрещает при желании заказать новый перевод. Хороший он или плохой — разговор отдельный. Если переводчики не через юристов проблему решают, а пускают дым в интернете, значит, по договору они что-либо требовать не могут, потому давят неюридическими рычагами.
    А публика сейчас настолько темная, что и не обратит внимания — хорош перевод или плох. Кстати, в переводческом деле такие войны были всегда. Это же деньги живые. Оригинальный роман не станут каждый год переиздавать, а переводную классику — хоть каждый месяц, если имеет спрос. И деньги капают, капают. Поэтому и надо убить конкурента.

  6. пора уже издавать подстрочники пусть сам читатель гадает как ему лучше понять

  7. В издательстве «Наука» выходили подстрочники, например, в серии «Памятники литературы Востока», так, кажется. Хайям, например. Тоже вполне отработанная практика. Не обязательно «художественно» излагать. Тем более, часто это «художественно» только для переводчика и издателей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *