ВОТ БИЛЕТ НА БАЛЕТ, В СПР БИЛЕТА НЕТ

Грустные заметки на полях XVI Съезда Союза писателей России

№ 2023 / 27, 15.07.2023, автор: Андрей НОВИКОВ (г. Липецк)

На прошедшем в феврале этого года писательском съезде главный литначальник Николай Фёдорович Иванов публично, на всю страну, назначил меня самым плохим руководителем местной региональной организации СПР, сказав при этом, что я удалил из Липецкой писательской структуры аж половину состава (целых 12 человек).

Отреагировал я тогда спокойно, ибо Николай Фёдорович давно с моими аргументами хорошо знаком. Но если история пошла по пути поговорки на колу мочало, начинай сначала, надобно Николаю Фёдоровичу перед съездом было всё же заглянуть наконец-то в Федеральный список членов СПР. Не пожелавшие обменять у меня билет писатели (хотя никому не отказывал, да и не мог бы это сделать при всём желании) автоматически встали на учёт в Москве на Комсомольском проспекте, 13.

Это было их право, не более того, с декабря 2021 г. и по 15 февраля 2022 г. Пленумом и Секретариатом СПР им было указано написать мне объяснительную записку (почему не стали менять билеты в регионе?) и встать на учёт у меня. Но исполнять решения столицы они не поспешили. В итоге, ушли из организации четверо, а за это время мы приняли пять новых членов.

В федеральном списке значатся прикреплённые из Липецка к столице: Николай Карасик, Валентина Купавых, Геннадий Рязанцев-Седогин, Аркадий Польшин и на этом всё. Вы спросите: а где же остальные восемь писателей? Да их и не было отродясь. Этот странный список из 12 писателей подогнал Николаю Иванову скандально известный батюшка Геннадий Рязанцев-Седогин.

В 2019 г. на выездном Секретариате СПР в Мичуринске я подробно рассказал о составе организации и о том, реальные ли лица фигурируют в этом списке из 12 человек. Я прямо сказал Н.Ф. Иванову, что список фейковый, а батюшка ведёт себя нехорошо, пытаясь сместить меня с поста руководителя, для чего не погнушался даже пойти на откровенный подлог.

Я напомнил Николаю Фёдоровичу, что Геннадия Николаевича Рязанцева-Седогина ранее уже называли мошенником на Федеральном телеканале НТВ. Батюшка, как показали на ТВ, обманул тогда психически больного прихожанина: обещал устроить в монастырь в обмен на квартиру. В монастырь таки не устроил, а квартиру забрал и продал, оставив больного человека совсем без жилья.  Батюшка не стал на телевизионщиков подавать в суд, а всё потому, что на этой передаче мошенником назвали его даже не сами тележурналисты, а другой батюшка, пришедший в телестудию в качестве общественного эксперта. Рязанцева-Седогина, как я полагаю, до сих пор не расстригли, а зря.

Писательская биография у батюшки как-то сразу не задалась. Ещё будучи студентом Литинститута, в 1985 году он написал донос в КГБ СССР на своего преподавателя Константина Кедрова. На Кедрова завели уголовное дело под интересным названием – «Лесник». Кедрова уволили из института, наступило поражение в правах, и несколько лет он никуда не мог устроиться на работу. Я знал о доносе на Кедрова, всё произошло в Литинституте на моих глазах, но, понятно, не знал, кто его написал. В 2017 г. я встретился со своим бывшим преподавателем в Крыму, на фестивале «Славянские традиции», мы обнялись с Константином Александровичем, он меня прекрасно помнил, и я не удержался от вопроса, кто же всё-таки написал донос?

Константин Александрович и рассказал мне тогда о Рязанцеве-Седогине. Примечательно, что разговор был не с глазу на глаз, а произошёл спонтанно и в присутствии двух липецких писателей А. Пономарёва и С. Пешковой. Кедров рассказал, что после Рязанцев-Седогин просил у него прощения, стоя на коленях у памятника Пушкину на Тверском бульваре. Кедров его простил. Но был ли искренен Геннадий Николаевич? Думаю, что нет. Ещё пять лет назад, когда мы хоть как-то общались, он вспоминал о Кедрове неизменно с неистовой злобой.

Но несмотря на все мои предупреждения, Н.Ф. Иванов открыто взял сторону Рязанцева-Седогина. Через знакомых писателей я узнал, что в кабинете Иванова последний стал частым гостем. Может, на это повлияло то, что в 2018 г. на XV писательском съезде я голосовал против избрания Николая Федоровича Председателем союза? Тогда я оказался одним из 28 «отщепенцев». Бог знает!

Но далее события стали развиваться следующим образом. В мае 2019 года, Рязанцев-Седогин начал тайно созывать собрание писателей, параллельное тому, которое назначил я. Один из приглашённых на параллельное собрание писателей признался мне, что там ждут высокого гостя из Москвы. Сами догадаетесь – кого? Я тоже догадался и тут же вышел на связь с Н.Ф. Ивановым, предупредил о своей жёсткой позиции, указав, что аморально организовывать такое собрание за моей спиной.

Я уже знал о такой практике в СПР. В 2018 г. путём такого же параллельного собрания был отстранён от председательства в Курганской писательской организации Владимир Иванович Филимонов. О том, что больше он не председатель, Филимонов узнал только через несколько дней. Но бороться не стал, обиделся. Он, как бывший военный, безгранично верил Н.Ф. Иванову и явно не ожидал удара в спину. Некий гость из Москвы тоже был.

Со мной всё получилось сложнее. Высокий гость из Москвы так и не приехал, но параллельное собрание батюшка Рязанцев-Седогин отважился собрать в стенах Липецкой областной библиотеки. На собрание пришли всего 6 человек из 25, позже один из них, А. Фролов, утверждал, что его обманом выманили из больницы, сказав, что о собрании объявил я. Никакого кворума не было, как догадываюсь, батюшка вознамеривался собрать недостающие подписи после. Но собрание из 6 человек объявили открытым, протокол вела 80-летняя писательница Валентина Андреевна Купавых, славянофильствующая старушка с толстой накладной русой косой. Открыл его «большой», но исключительно диванный, поэт-патриот Аркадий Польшин, который истошно кричал в нашу сторону: «оппортунисты» (?!) и больше ничего. Каким был протокол старушки с накладной косой – теперь неведомо, потому как уже вечером Рязанцев-Седогин написал мне по электронной почте, что жалеет о случившемся, а протокол, дескать, порвал.

Казалось бы, всё закончилось, не успев начаться. Но осенью этого же года, меня вызвали на выездной Секретариат в г. Мичуринск, а один из московских секретарей предупредил, что Иванов намерен меня убрать. В Мичуринск я поехал, там Николай Федорович и вручил мне список из 12 писателей, которых я, якобы, потерял. Но я уже подробно рассказал о каждом из этого списка в начале статьи. Кроме 4 человек я больше никого не терял априори. Я благополучно забыл об этой истории, считая вопрос исчерпанным…

Но банально ошибся. С трибуны XVI съезда, спустя четыре года (!), Н.Ф. Иванов фактически объявил меня худшим руководителем писательской организации в стране, потерявшим половину творческого состава организации. Это невозможно принять, потому что это неправда! Да и я хорошо знаю, что происходит в других организациях, но о них на съезде главный писательский начальник ничего не сказал, а напрасно. Например, в Великом Новгороде целых 8 лет писательской организацией руководил человек по фамилии Макаров. Новгородские писатели били в вечевой колокол всё это время, утверждая, что он не член СПР и билет у него поддельный. Они всё же добились проверки из столицы, и это оказалось скандальной правдой.

Накануне съезда скандал случился в писательской организации в Ростове-на-Дону. Минюст отменил судом её регистрацию за существенные нарушения! Организацию пришлось перерегистрировать, но некоторых писателей председатель попросту отказался принимать. Например, шесть человек обратились ко мне с просьбой поставить их на писательский учёт в Липецке. В руки мне попалось и удивительное письмо, адресованное Н.Ф. Иванову, о том, что перерегистрация прошла с некоторыми изъянами. Написал его ростовский писатель Василий Воронов:

 

«Обстоятельства таковы, что я вынужден обращаться к Николаю Федоровичу с уточнением нового статуса Ростовской организации. Николай Федорович написал Письмо в Ростовский Минюст с просьбой перерегистрировать Ростовское региональное отделение Союза писателей России в связи с ликвидацией юридического лица организации по суду. Но в результате регистрации произошла чудовищная и сознательная подмена. Создана новая структура, не имеющая никакого отношения ни к предыдущей (в этом году ей 100 лет), ни к Союзу писателей России. По Общероссийскому Классификатору Видов общественной деятельности (ОК 029 — 2114 КДЕС РЕД2) новая Ростовская организация относится к клубам по интересам (книголюбы, фотолюбители, озеленители, кинолюбители и т.д.) Ей присвоен код ОКВЭД 94.99. У бывшей ликвидированной организации был совершенно иной статус: «Деятельность профессиональных членских организаций». И, соответственно, другой код: ОКВЭД 94.12. То есть такой же, как и у Союза писателей России.

Подмена произошла и в названии новой организации. Она как бы унаследовала правопреемственность старой: РОСТОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИ «СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ». Именно, что «как бы». Ведь по совету какого-то знатока-доброхота убрана буква «И» из Свидетельства о регистрации. Организация как бы законно перерегистрирована, как бы сохранила старое название. Но обращение в госорганы (и не только в госорганы) с названием бывшей и уже несуществующей организации может рассматриваться как нарушение законодательства, как мошенничество. В итоге, обмануты ростовские писатели и обманут уважаемый Председатель СПР Николай Федорович Иванов. Это главная причина нынешнего конфликта в Ростовской организации.

Мне кажется, что в истории перерегистрации усматривается нарушение Устава Союза писателей России. И возникла крайняя необходимость вмешательства председателя Ревизионной комиссии СП России Куличкина. Помогите восстановить полноценный статус старейшей, столетней организации».

 

А как дела у ближайшего сподвижника Н.Ф. Иванова? Все помнят раскол в организации Ивана Ерпылёва и уход от него самых сильных писателей.

А Ярославль? Как-то раз, ушли из тамошней организации 12 писателей и образовали Крымское отделение Союза писателей. И неожиданно заплескалось Чёрное море вокруг древнего Ярославля, а Николай Фёдорович тихо молчал и ездил туда со старенькой резиновой лодочкой в изумрудных калошах ловить на удочку барабульку, саргана и камбалу.

Скандальная ситуация и в Твери, в прошлом году ко мне обратились пять тверских писателей с просьбой создать в Твери филиал Липецкой региональной организации (?!). Я глазам своим не поверил и перенаправил это письмо Н.Ф. Иванову. Позже выяснил, что мятежные тверские писатели уже к Иванову ездили и не один раз, но только без толку, к их стенаниям главный писательский начальник страны остался совершенно равнодушным. Для меня это ещё одна загадка.

В частной переписке со мной, руководитель СМЛ Андрей Тимофеев назвал ситуацию в Твери ужасающей. Я понимаю его, у молодых, перспективных, да молодых уже не очень, просто не принимают заявления на вступление в СПР. Даже при наличии льгот на приём со стороны Союза Молодых Литераторов. Дескать, вот билет на балет, в СПР билета нет.

Десять лет писательскую организацию в Твери возглавлял некий профессор Редькин, а уходя, оставил на вакантное место свою жену. Никто в Твери не может понять – кто она: писатель или юрист?

В беседе с Тимофеевым я посетовал, что возраст иных молодых приближается к полтиннику, и они явно засиделись в литературных «парнях» и «девках» (официально принятый у нас предельный возраст молодых писателей – 35 лет).

В острой фазе переписки Тимофеев назвал моё поведение хамским и написал, что в этом, якобы, заключается мой уровень писателя. Инда так, но тогда большеписательству стоит поучиться у самого Андрея Николаевича. Все прекрасно помнят его хамское выступление в отношении Сергея Шаргунова на XV съезде СПР в 2018 г., на сцене, с выходом из-за печки и чуть ли не вприсядку. А когда выступал сам Шаргунов, известные писательницы преклонного возраста показывали ему языки и топали ногами. В довершение вакханалии в зале появился пьяный писатель, еле стоящий на ногах, прокричал заплетающимся языком невнятные оскорбления, но тут же на полусогнутых зал и покинул, вероятно, вспомнив о буфете.

Липецкий писатель Александр Пономарёв, приехавший на съезд в качестве гостя, был так возмущён поведением больших деятелей литературы, что хотел швырнуть свой писательский билет на стол в Президиум. Я еле его уговорил покинуть зал и немного остыть, ибо всё меняется неизбежно к лучшему. Ведь на XVI съезде уже царили тишь, гладь и божья благодать, если забыть обвинения в мой адрес.

За это время батюшка Рязанцев-Седогин успел открыть в городе металлургов Липецкую городскую писательскую организацию (!). Правда, Москва запретила ему это делать, назвав на Секретариате обидным словом «сепаратист», но батюшка-таки её открыл, да ещё заявил в областной библиотеке, что его поддержал сам Иванов. Понимай, как знаешь! Только организация из четырёх отколовшихся, выглядит не городской, а межрайонной. В Липецке живёт лишь сам Рязанцев-Седогин. Карасик – в Тамбовской области, куда переехал ещё в 2012 г., Купавых – в с. Чернава, Польшин – в г. Лебедянь.

Ей Богу, это какое-то ноу-хау в деле строительства писательских организаций. Уместны ли интриги светского образца для священника? Что-то мне подсказывает, что если он о нас заботится, ему бы надо просто в сторонку отойти и помолиться. Бог, глядишь, и поможет!

 

Вот так обмен билетов причудливо повлиял на липецких писателей.  Он получился какой-то странноватый. На съезде говорили о необходимости укрепления СПР путём избавления от писателей, утративших связь с организациями, но в итоге заставили местных руководителей тащить всех назад. Стоило ли этот обмен затевать, коли, как говорят, все ранее выданные билеты по Гражданскому Кодексу действительны?

Остаётся только денежный интерес. Был ли он, судите сами! Руководителей региональных организаций просили привозить в столицу наличные, а при переводе не указывать за что платеж. Для меня, как бывшего работника налоговой службы, это, по меньшей мере, странно. Вроде и никакого обмена билетов не существует. Но ведь и Николай Федорович бывший налоговик!

Через некоторое время после съезда миф о «пропаже» двенадцати человек мне напомнила наша поэтесса Эмма Меньшикова. Она заявила на сайте «Российский писатель», что я одним росчерком пера удалил их из Липецкой организации. Я написал Эмме Петровне в мессенджере ВК и спросил, почему она это пишет, если прекрасно знает, что никаких решений по удалению писателей Липецкая организация не принимала за все 60 лет своего существования. Ответа так и не последовало. Но это не первый выпад Меньшиковой в мою сторону.

Чуть больше пяти лет назад, аккурат накануне XV съезда Союза писателей России, липецкая поэтесса Эмма Меньшикова (настоящая фамилия Бирзините), написала на сайте «Российский писатель» провокационный опус. Дескать, руководитель Липецкой писательской организации не наш, то бишь, не патриот. Поэтессе ответили, что негоже человеку, живущему в России три десятка лет по ВНЖ и игнорирующему получение российского паспорта, на что-то другим пенять. Однако редактор сайта и давний дружбан Меньшиковой Николай Дорошенко наши комментарии тут же удалил. С его стороны это была обыкновенная подлость и ничего более.

Но окрылённая сим необычным обстоятельством заезжая литовка тут же разместила у Дорошенко гневный стишок «Иностранка» в мой адрес:

Когда я слышу голоса упрёков,

Когда мой паспорт ставят мне в вину,

Хочу спросить без всяких экивоков –

Где были вы – в гражданскую войну?

Если убрать ложный пафос и корявые рифмы (упреков — экивоков), то мы ныне хорошо знаем, где была в «гражданскую войну» Эмма Меньшикова. В девяностые и далее она раболепно трудилась в административных газетах, обслуживая ельцинский режим. А вот, я, «не патриот», работал в это время в оппозиционной газете «Липецкие известия», которую демократические власти пытались закрыть, отнимая, в том числе, и денежные средства.

Паспорт Эмма Петровна не брала российский, видимо, чтобы ещё и литовскую пенсию получать (у России с Прибалтикой нет договора о двойном пенсионном обеспечении). Да и зачем ей российский паспорт, коли паспорт Евросоюза – без виз в 160 стран мира?
На литературной премии им. Алексея Липецкого с этой литовкой и вовсе неприличная история произошла. Наша организация выдвинула на премию поэтическую книгу Бориса Шальнева. Выпустил он её буквально перед смертью, книга была хороша, будто понимал, что скоро уйдёт. Обсуждали это выдвижение на общем собрании, Меньшикова тоже там была и голосовала «за». Однако, будучи в жюри, Шальнева отбросила и премию сама себе назначила. А ведь как в своё время перед Шальневым лебезила и называла своим учителем, чтобы только вступить в СПР!
Интересно где в наши дни, когда грянула СВО, на какой она ныне «гражданской войне»? Сидит тихо! Не слышно от неё слов в поддержку президента Путина и нашей армии. Не слышно протеста против сноса памятников русским писателям. Не слышно слов поддержки в адрес угнетаемых в Прибалтике русских писателей. Да и никогда сего от неё не было слышно. И правильно, вдруг паспорт Евросоюза отберут и заодно литовскую пенсию, если таковую получает. Тем не менее, неплохо прибалтка, эксплуатируя ниву патриотизма, в России обосновалась. Зарплата редактора отдела в ИД «Липецкая газета», русская пенсия и, возможно, литовская, плюс квартира в центре Липецка, дом в 30 км от города, есть автомобиль. А мне тут поют некоторые коллеги: «Какая Эмма Петровна несчастная, какая у неё тяжелая судьба!». С чего бы это вдруг? 99% липецких писателей живут куда как хуже. И, вообще, сложновато, всё-таки, литовке обвинить меня, гражданина РФ, в отсутствии патриотизма.
А теперь вернёмся к её хиленькой рифме: «упреков-экивоков». Уж лучше бы позаимствовала у другого постоянного обитателя сайта «Российский писатель» Ивана Ерпылёва. Этот гигант поэтической мысли выдал следующие строки: «Небольшая семья диплодоков». А что, чем хуже будет «упрёков-диплодоков». Тем более, что эта небольшая семья диплодоков славно пасётся на Комсомольском, 13 и даёт, похоже, хорошие удои, учитывая небедность Ерпылёва. Этот литературный фрукт тоже обвинял меня в отсутствии патриотизма и даже поместил статейку, что я продался врагам за похлёбку чечевицы.

Но есть ли вообще патриоты-образцы для Дорошенко и ему подобных? Вот один такой образец – тверской пиит Николай К. Он обласкан на Комсомольском, 13 Почётной грамотой СПР, медалью Гумилёва, благодарностью Министра культуры РФ (тогда она позволила ему оформить звание «Ветеран труда», хотя всю жизнь не работал), а в прошлом году ему уже отписали и стипендию Минкультуры. Выдающийся патриот написал, например, слёзное стихотворение «3 октября» о расстреле танками Белого дома. Только есть одна незадача! Когда Белый Дом расстреливали, Николай К. радостно по этому поводу улюлюкал, находясь в тот момент в демократической толпе. А после сфотографировался среди «победителей» с Черномырдиным на Горбатом мосту. Это фото позже назидательно присылал в Липецк, обличая нас как жителей Красного пояса. С 1988 по 1993 гг. он состоял в Демократическом союзе Валерии Новодворской, участвовал в массовых митингах Демсоюза в Москве и Твери, печатал гадкие статейки в газете «Свободное слово». И не только против СССР, но и против Союза писателей СССР! Не вспомнят ли на Комсомольском проспекте, 13, что мы объявили себя преемниками этого союза? А, вообще, как такой человек мог оказаться в рядах СПР?
Ныне Николай К. вновь переобулся и возглавляет ячейку КПРФ из трёх человек в пгт. Молоково Тверской области. Кричит теперь о нищей пенсии, ностальгически вспоминая советскую власть и ругая Путина. Разве это справедливо?

 

P.S. Некоторые труженики пера с возмущением сетуют, что я поступил опрометчиво, а возможно и коварно, отправив подмётное письмо против Максима Замшева в редакцию интернет-портала «Литературная Россия», а не на Комсомольский проспект, 13. Но это принципиально неверно, исходя из основополагающих нравственных принципов и практической стороны дела. Я не желаю иметь дела с доносами «доброжелателей».  Если Николай Фёдорович Иванов действительно не инициатор этого письма, то он вполне мог бы расценить мой благой поступок (коль я бы отправил ему это письмо), как подлую провокацию. Не стоит доверять в таком интимном деле и почте, могут заветное письмо потерять, даже если на конверте напишу «Шире шаг почтальон!», а фельдъегерскую службу полковник опрометчиво до сих пор не завёл.

Срочно помещённая на сайте «Российский писатель» инструкция, как в таких случаях поступать региональным председателям СПР, вызывает ещё большие сомнения. Когда я просил Николая Федоровича убрать с этого сайта хамскую статью Ивана Ерпылёва в свой адрес, Николай Федорович уныло вздохнул и честно сказал, что СПР к этому сайту не имеет никакого отношения, мол, это частный сайт Николая Дорошенко, а он присутствует на этом сайте в качестве Каменного гостя.

Интересующимся содержанием письма, честно скажу, что в нём было стихотворение «Мойдодыр», порочащее перед Ямпольской Максима Замшева. Она точно подумает, что это он вышел из чьей-то спальни, да еще кривоногий и хромой. А каков в письме пассаж, порочащий нашего председателя СПР:

Я — Великий Умывальник,

Знаменитый Мойдодыр,

Умывальников Начальник

И мочалок Командир!

На каком же основании мне надобно было письмо Н. Ф. Иванову на проверку отправлять, если я точно знаю, что стихи полковник не пишет, а с таким названием написал только новый военный роман, но благоразумно прячет его в столе. И правильно, рукопись должна хорошо отлежаться и вызреть.

 

 

На фото: Секретариат СПР в Мичуринске, я с Николаем Фёдоровичем (слева) в музее Мичурина, а на мне шляпа учёного. Работники музея уверяли, что обязательно нужно её надеть, эта шляпа приносит счастье. 2019 г.

  

Андрей НОВИКОВ,

секретарь Союза писателей России,

председатель Правления Липецкой региональной организации СПР

11 комментариев на «“ВОТ БИЛЕТ НА БАЛЕТ, В СПР БИЛЕТА НЕТ”»

  1. Да, прав был великий Булгаков! Всех таки окончательно испортил квартирный вопрос в нашей многострадальной стране. Надо было Н.Ф. Иванову сначала поставить на вид покойному Л.К. Котюкову якобы коммерческую составляющую в его деятельности по приёму в члены Московской областной организации СПР, чтобы затем, спустя малое количество времени, самому заняться примерно тем же самым, но уже в гораздо больших масштабах и размерах. Браво, Николай Фёдорович, так держать!
    Видно, пресловутая коммерческая составляющая и с липецким батюшкой его прочно связала. Г.Н. Рязанцев тот ещё предприниматель и коммерсант “от Бога”. Недаром опять же покойный ныне Котюков ещё долго пенял мне, буквально до самой своей смерти, зачем я его, дескать, в своё время с этим проходимцем познакомил? Так сказать, благими намерениями устлана дорога в ад! Вот поп Рязанцев и продолжает следовать этой сакраментальной заповеди, извращая её в меру своей испорченности.
    Только вот последователей у него в этом безнадёжном деле как-то сильно не прибавляется. Потому что есть другая прописная истина, что Бог шельму метит. Настоящий писательский полковник сию метку, видимо, уже получил. Особенно, если судить по тем, кто идёт ему на смену во главе с Андрюшей Тимофеевым. Они нашли друг друга, полковник и его подруга)))…

  2. Так еcли они при обмене билетов ПРОСИЛИ ПРИВОЗИТЬ В СТОЛИЦУ НАЛИЧНЫЕ (которые, очевидно, по кассе затем не проводились), а при переводе по безналу ПРОСИЛИ НЕ УКАЗЫВАТЬ, ЗА ЧТО ПЛАТЕЖ, – так они там совершили налоговое преступление. А может, и не одно.
    Не пора ли их всех там взять за одно место?
    Ау, налоговая!

  3. Чудны дела в королевстве СПР. То в нём сам король со свитои сады-огороды садит, да картохе со свёклой писательские имена присваивает, то доносы друг на друга строчат, то флажками своими вершины, да впадины помечают (столбят), то губернаторов в литературные герои назначают, а то и целые города. Заранее классиков определяют, а кто супротив них слово молвит, в дерьме топят. За это им почёт и уважуха в виде медалей государственных.
    А вот ответьте на такой вопрос, каким это образом доносчик Поляков получил орден за заслуги перед Отечеством, сам король (председатель), потворствующий интригам, раздувающий внутри организации постоянные “пожары” в региональных отделениях, сталкивающий писателей лбами – орден Дружбы, а серый кардинал Дорошенко, который долгие годы плодотворно давит русских писателей, поливает их помоями на своем сайте – медалью за заслуги перед Отечеством?

  4. Не все так плохо, полковник человек хороший, но слабохарактерный, его просто нужно приучить к лотку, чтобы не гадил где попало.

  5. Сорт свеклы “Полковник Иванов” – вот всё, что останется в веках от этой так называемой “писательской организации”.

  6. Вот же надо было Николаю Бурляеву супер”достойную” кандидатуру на пост командующего липецким культурным фронтом в лице попа-пройдохи Гендоса Рязанцева выкопать на ближайшем литературном кладбище. Нарочно не придумаешь! Теперь точно все липецкие творцы нетленки без последнего жилья останутся. Недаром же делались уже пробные поытки со стороны крстальночестного церковного служки отжать, к примеру, хатку у матери липецкого поэта Николая Калтыгина за устройство последней в монастырь на старости лет. Ничего не напоминает, господа Бурляев и Иванов? НТВэшную фабулу, скажем? Сильно рискуете, однако, связываясь с этим нечистоплотным типчиком. Ему только дай волю, останетесь в чистом поле…

  7. Григорию.
    По поводу господина Дорошенко всё верно. Именно клеветой в отношении русских писателей он и занимается долгие годы. Нанёс урон СПР гораздо больший, чем все “оппозиционеры” вместе взятые. Сколько людей было оболгано на его сайте РП и не счесть. Вот только пара фамилий, которые воспринимаются в среде писателей-патриотов достаточно негативно, благодаря господину Дорошенко и его жене: Замлелова и Супрунова. Их облаяли, измазали грязью, удалили с сайта. Не обошел этот провокатор и меня стороной, записал во власовцы, германофилы и Иуды. Почему? Наверное потому, что честно пишу и просто провожу независимую литературную работу. И вот за ложь, за клевету, за дискредитацию СПР Дорошенко получает госнаграду! Кто его к ней представил? И ещё.. А что он вытворяет по отношению к СМЛ! Вот на кого сплошная грязь потоком льется! Бедная молодежь, попасть под опеку такого “наставника” врагу не пожелаешь.

  8. Это у Дорошенко и Котомкиной так изначально было заведено: травить на своем сайте всех, кто имеет собственное мнение по вопросам жизнедеятельности СПР. Там у них целая команда такой травлей занимается.
    Для нормальных людей выход один: бросить свой билет СПР в морду этим подонкам – и уйти.

  9. Очень героической и запоминающейся получилась поездка полковника на авиабазу Хмеймим в Сирии. Не беда, что просидел двое суток в металлическом контейнере и даже самолеты не разрешили посмотреть и с доблестными пилотами встретится. На память у полковника осталась лишь скромна, одинокая фотография у памятного камня авиабазы. Но связи с Минобороной сработали и на грудь чудесным образом упала медаль «Участнику военной операции». А почему бы и нет? Он же на авиабазе Хмеймим тоже харчевался.

  10. Похоже на то, что наш полковник скоро прямо в окопах начнет вручать членские билеты СПР. Там же и членские взносы будет собирать. А потом обмен билетов там же затеет.
    А что? С него станется…

  11. У господина полковника окопы нарыты вокруг Комсомольского 13., он там оборону держит против своих же писателей. Министр этой обороны – В.Дворцов, начальник штаба – Н.Дорошенко, СБ СПР – Ерпылёв. Воюют то с АСПУР, то с АСПИР, то с ЛитРоссией, то с СМЛ, то с отдельными членами СПР. Благо, что воюют бездарно. Жаль, что проигрывает от этой бездарной возни сам СПР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.